Орловская искра № 37 (1215) от 13 ноября 2020 года

Зачем сохранять то, чего уже нет?

Так сложилось, что при выпиливании в городе Орле деревьев, даже аварийных и больных, обычно бывает много недовольных. Если в прошлом году защитники фонтана у памятника Ермолову были не слишком убедительны, приводя абсурдные доводы (за деревьями не видно памятника; деревья можно пересадить; вместо одного вырубленного посадим двадцать; и, наконец, самое шедевральное — деревья завалятся, если их корни дорастут до бетонного фундамента — во всех этих случаях можно привести множество разумных контр­аргументов), то теперь защитники парка «Победа» оперируют одними эмоциями и старыми воспоминаниями (в этом лесу вырастила четырех детей, собирала клубнику и т. п.).

Поэтому, заранее предвидя «праведный» гнев, еще в конце сентября я решаю пройти по парку «Победа», чтобы увидеть приговоренные к сносу дерева. Среди помеченных деревьев лично мне не попалось ни одного здорового. В связи с этим не понятно, что граждане хотят защитить. У нас ведь всегда так: сначала говорят властям «сделайте хоть что-нибудь», а при виде пилы и топора — «не надо ничего трогать». Хотелось бы напомнить, что еще при губернаторе А. Козлове была попытка осуществить санитарную вырубку деревьев в этом парке. Однако лишь началась «рубка леса», сразу появились возмущенные жители окрестных домов и работы были свернуты. Тогда было вырублено примерно четыре десятка стволов. Разумеется, что в последующие годы ситуация лучше не стала.

Если взглянуть на парк «Победа» со стороны «Дворянского гнезда», можно увидеть большой и красивый зеленый массив, однако в последние годы гулять там уже не хочется — слишком сильно все заросло. Маньяки в этом лесопарке мне пока не попадались, но все же без нападения не обошлось — два года назад набросилась огромная овчарка, выскочившая неожиданно из-за кустов, пришлось минут десять ждать, когда подойдет пожилая хозяйка, спустившая пса с поводка, и отзовет его.

В прошлом году массовый снос деревьев проходил при благоустройстве парка «Ботаника», при этом асфальтировались и тропинки, но это не привело к взрыву негодования. Белочки, синички, поползни от проведения ремонтных работ не пострадали. Большинство же жителей жаловалось, прежде всего, на несвоевременную уборку территории.

Когда общественники говорят: «нужно сохранить биоценоз», то следует им ответить — нельзя сохранить то, чего уже нет. Экосистема давно деградировала, это касается не только древесной растительности, но и травянистых растений. Нет в лесопарке теперь нашего привычного русского разнотравья — лишь сорная трава. И центральная аллея, и подлесок заросли золотарником канадским, который появляется на брошенных землях и вытесняет любую другую флору. В плотных куртинах золотарника другие виды не растут, т. к. корни растений выделяют ингибиторы роста, происходит уплотнение верхнего слоя земли, усиливается вынос питательных элементов, поэтому наивно думать, что земля в этой местности по шкале бонитировки равна краснодарским тучным черноземам, взятым за эталон. Соответственно снижается биоразнообразие — уменьшается, в том числе количество насекомых и микроорганизмов, изменяется их видовой состав в пользу вредителей, система становится неустойчивой.

При этом золотарник является аллергеном и долго сохраняется в засушенном виде, а семена быстро распространяются ветром и хорошо всходят. (Сейчас в похожем состоянии находится лесопарк «Наугорский», но здоровых деревьев там больше.) Собственно жалеть тут не о чем. Нижний ярус, состоящий из кустарников, тоже необходимо проредить — многие кусты представляют собой сухостой, молодая поросль и самосев могут достигать 30-60 см, сохранять их смысла нет, более взрослые деревья, высотой 2-2,5 м, оставить можно в том случае, если посадки не слишком густые. Дело в том, что и кустарник, образующий заросли, и сорняки отнимают у взрослых здоровых растений влагу и минеральные вещества, мешают нормально развиваться корневой системе, нарушают микроклимат, воздухообмен и т. д. Другое дело — удаление сухой растительности механизированным способом не должно привести к повреждению коры здоровых растений, как это часто бывает.

Ошибка действующей власти состоит в неумении выстраивать диалог с гражданским обществом, нужно не «продавливать» решение, а спокойно разъяснять свою позицию, в данном случае достаточно было опубликовать выводы лесопатологической экспертизы с комментариями независимых ученых-дендрологов и экологов (члены экологической партии «Зеленые» Рявкин и Пилипенко не подойдут!).

Концепция развития территории была предложена орловцам еще в марте. Возможно, что карантин по коронавирусу внес свои коррективы — обсуждение с улиц города было перенесено в интернет-пространство, где каждый желающий мог ознакомиться со всеми предложенными концепциями. Поскольку все орловчане на улицах города, с которыми мне удалось пообщаться, выбирали именно победивший в дальнейшем проект, то обвинить комиссию в предвзятости принятого решения я не могу.
Также на этапе обсуждения предложения и со стороны общественников не прозвучали.

Что касается плитки, то её появление на главной аллее вполне оправдано, т. к. в этом месте планируется создание воинского мемориала, против которого никто не возражает. Плитка была заложена авторами концепции, её размер, цвет и форма укладки должны напоминать стрелки орловской наступательной операции 1943 г.

Если я правильно понимаю, то твердое покрытие (плитка, асфальт) предусмотрено на тех аллеях и дорожках, которые были спроектированы изначально. Плюсы такого покрытия — всепогодная доступность рекреационной зоны, возможность посещения парка маломобильными группами граждан, более простая уборка и эксплуатация (не нужно тот же бурьян косить каждую неделю, что более затратно).

Велодорожка отделена от пешеходной, что также является преимуществом. При этом никто не мешает создать параллельно тропиночную сеть. Во многих современных парках существуют дорожки и с твердым и с грунтовым покрытием — одно другому не мешает. К тому же парком пользуются не только отдыхающие, но и жители «Веселой слободы» для выхода в город, поэтому освещение и асфальт им не помешают. Есть жалобы, что на каблуках по плитке ходить неудобно. А по грунту, цепляясь за корни, гулять более комфортно? При этом обувь на высоких каблуках не предназначена для долгих прогулок на природе (вредно для здоровья!), быстрый темп современной городской жизни требует наличие более удобной обуви — кроссовок.

Однако к проекту есть и вопросы, не мешало бы обосновать нахождение в парке каждой тематической площадки. Например, насколько оправдано размещение площадки для занятия скейтбордом, если на территории рядом расположенного стадиона современная скейт-площадка была открыта сравнительно недавно?

Нужно ли делать кафе стационарными, если обычно скопление народа в парках бывает только в выходные и праздничные дни? Предпринимателям может быть невыгодно организовывать постоянную торговлю.

А также для чего нужна понтонная пристань? Будет это только смотровой площадкой или возможен прокат лодок и катамаранов по достаточно заросшей камышами и рогозом реке? Пока не ясно, что будет со рвом, который точно не является украшением существующих ландшафтов.

При обустройстве автостоянки на 100 машиномест не надо забывать и о тротуарных дорожках для пешеходов, как-то совсем не хочется продираться в зеленую зону через автопарк.
На одной из местных страничек в социальных сетях появилось видео о благоустройстве парка «Утиное озеро» в городе Дзержинск Нижегородской области. Парк был открыт несколько недель назад, по своим меркам он меньше «Победы» почти в 2 раза — 18 га против 35 га, по объему освоения средств — 200 млн. против 250 млн. Объединяет, пожалуй, одно — усиленными стараниями некоторых жителей лесопарки были превращены в помойку. В г. Дзержинске тоже было достаточно противников благоустройства: в парке нашли растения, внесенные в региональную «Красную книгу»; для обустройства парковки выпилили здоровые деревья; были опасения, что при выполнении работ будут использованы некачественные материалы. Подробно аспекты благоустройства были рассмотрены в статье «Без озера и уток» изданием «Репортер и время».

У нас тоже не обошлось без нарушений — в УКХ, видимо, нумерация вагонов начинается всегда с хвоста поезда: сначала запустили подрядчика на объект, затем подвели итоги электронного аукциона, а после заключили контракт. И подрядчик тут же в спешке, по неписаным законам, решил выжечь сухостой.

Также неоправданно считать, что федеральные деньги, выделенные на благоустройство городов и имеющие целевое назначение, на региональном уровне можно так просто взять и направить на медицину, переселение граждан из аварийных домов, ремонт дорог и другие проекты. И, разумеется, для освоения бюджетных денег есть свои временные рамки.

Обеспечение комфортной среды в городах идет по национальным проектам параллельно с партийным проектом «Городская среда» политической партии «Единая Россия». Одна из задач этой программы — усилить падающий рейтинг как партии власти, так и пока еще действующего президента. У нас в городе «ЕР» приложила руку к ремонтным работам и в городском парке, и в детском, и в «Ботанике». Если «Победу» откроют вовремя, то в следующем году в агитационных материалах партия власти занесет работы в свой актив.

Врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев недавно доходчиво всем объяснил, что народные деньги, собранные в виде налогов, пройдя через федеральный центр, превращаются в деньги бюджетные, которые распределяют президент и правительство. Вот только недовольные программой благоустройства почему-то не критикуют эти структуры исполнительной власти, предпочитая бороться не с причиной, а со следствием.

Елена Образцова.

Лента новостей

Отчетность