Орловская искра № 6 (1275) от 18 февраля 2022 года

«Зеленая роща» о специфике работы на мусорном рынке

Это интервью стало продолжением темы, затронутой нашей газетой в одном из недавних номеров. Генеральный директор ООО «УК Зеленая роща» Александр Сергеевич Муромский счел нужным прояснить ряд моментов, затронутых в публикации. Предоставляем ему слово.

— В двух словах расскажу, что собой представляет мусорная реформа на территории Орловской области. Сразу оговорюсь, что я вступил в должность директора 17 июня 2021 года. Совсем незадолго до этого поменялся и руководитель Корпорации развития Орловской области. На тот момент акт Контрольно-счетной палаты Орловской области, которая проверяла деятельность ООО УК «Зеленая роща», был практически готов, проверка была завершена.

Она охватывала период работы регионального оператора до моего назначения и до назначения Николая Шина генеральным директором Корпорации развития Орловской области. Вместе с тем, все те нарушения, которые нашли отражение в акте, руководством Корпорации и мною были тщательно проанализированы. В результате была скорректирована работа оставшихся сотрудников и запущена процедура по возврату денежных средств, которые, как выяснила КСП, были истрачены не по целевому назначению.

Напомню, что учредителем ООО «УК Зеленая роща» является Корпорация развития Орловской области», учредителем которой в свою очередь является орган государственной власти. Вступив в должность гендиректора, первое с чем я столкнулся — это разногласия в коллективе, несогласованность действий. Все это, к сожалению, было.

Проанализировав акт КСП, приняли решение сделать серьезную кадровую чистку. И одни работники по собственному желанию, другие по инициативе работодателя покинули свои должности. Восемь должностных лиц из руководящего состава «Зеленой рощи» покинули свои посты. Речь идет о главном бухгалтере, первом заместителе, вообще всех заместителях, нескольких начальниках отделов.
Работа сейчас построена открыто, прозрачно, весь документооборот проходит согласование по вертикали и по подведомственности. Большое внимание уделено торгам, на что также обратила внимание КСП. Начальник отдела торгов тоже сменен. Усилена работа с юридическими лицами. Тут, действительно, есть проблемы, как отмечала ваша газета. Это отдельная тема, заслуживающая самого серьезного внимания.

Суть в том, что все производители твердых коммунальных отходов (ТКО) обязаны оплачивать их вывоз с 2019 года. Но в работе с юрлицами есть определённые пробелы. В частности, не все юрлица оплачивают вывоз ТКО. У многих руководителей есть заблуждение, что, мол, если нет договора на вывоз мусора, то платить они не обязаны. Но и судебная практика последних лет, и опыт других регионов свидетельствуют, что логику реформы нужно понимать однозначно: если юрлицо действует, значит оно генерирует ТКО, а стало быть, должно оплачивать их вывоз в соответствии с нормативами, утвержденными по  профилю деятельности.

Недопонимание в этом вопросе приводит к тому, что юрлица стали получать счета, требующие оплаты за последние три года. Дело усугубляется порой и тем обстоятельством, что юрлица заключают договоры на вывоз мусора с кем-то на стороне, минуя регоператора. И этот «кто-то» вывозит мусор куда попало. А с 2019 года такой оборот мусора считается несанкционированным. Это нужно понимать всем ответственным руководителям.

Суть реформы в том, что с 2019 года по всей стране созданы регоператоры, которые организуют сбор, вывоз сортировку и захоронение ТКО согласно схемы, утвержденной уполномоченным органом власти в регионе. У нас это областной департамент ЖКХ. Иными словами, законодательством четко определен ответственный за сбор и утилизацию мусора, а также адресация платежей.

На территории Орловской области действующая схема преду­сматривает работу четырех мусоросортировочных комплексов. В Орле, во Мценском, Ливенском, Урицком районах. Прежняя вольность, когда на территории чуть ли не каждого муниципального образования была своя полулегальная свалка, закончилась. Право заключать договоры на вывоз, сортировку и захоронение ТКО есть только у регионального оператора, то есть у ООО «УК Зеленая роща», таков закон и такова логика мусорной реформы.

Да, согласно этой логике 60 процентов затрат в работе с мусором приходится на транспортировку. Но государство сочло невозможным дальнейшее валовое складирование всех отходов на так называемых мусорных свалках в черте городов. Поставлена задача к 2030 году рекультивировать все оставшиеся в стране полигоны. Твердые коммунальные отходы должны сортироваться. Бумага, картон, пластик, металл, стекло — все, что может быть в дальнейшем подвергнуто вторичной переработке — все отбирается и направляется на мусороперабатывающие предприятия.

На территории Орловщины таких пока нет. Но они есть в других регионах. Все, что нельзя переработать — так называемые «хвосты» — захоранивается — на Мценском и Ливенском полигонах. Только там. Орловская свалка, несколько десятилетий принимавшая мусор со всего города, теперь закрыта. И как я уже сказал, со временем должна быть рекультивирована. То есть, как видите, условия реформы довольно жесткие. Они нацелены на более экологичное решение мусорного вопроса. Сортировать и перерабатывать — это сложнее, чем просто свозить и сваливать, согласитесь. И не удивительно, что не все еще получается на этом новом пути.

— Но потребители недоумевают, зачем был нужен посредник в лице регоператора? Не проще ли, не дешевле ли, наконец, заключать прямые договоры и с теми же перевозчиками и сортировщиками?

— Но тогда невозможно будет гарантировать, что мусоровоз, который вы сегодня наймете, завра приедет туда, куда нужно. «Зеленая Роща» как регоператор заключает договоры и с перевозчиками, и с сортировщиками — с теми, которые действительно могут возить и сортировать, а не просто сваливать где попало. На сортировочные комплексы мы даем полный перечень автомобилей, которые должны возить ТКО. И если завтра приедет какой-либо «левый» мусоровоз, его не примут. Регоператор — это еще и точный адрес платежа, ясный и понятный для всех контрагентов.
На всю область у нас четыре квалифицированных перевозчика, которые вывозят ТКО с территории сразу нескольких районов.

— Можно ли говорить о каких-то успехах?

— Можно. К числу несомненных плюсов я бы отнес достаточно высокий процент сортировки. Правительство РФ ставит задачу к 2030 году хоронить не более половины вывозимых ТКО, остальное пускать в дело. Такого уровня мы, конечно, на сегодняшний день еще не достигли. В настоящее время мы захораниваем 2/3 процентов ТКО. У некоторых наших соседей дела обстоят хуже.

— А какие минусы?

— У нас, к сожалению, оставляет желать лучшего состояние инфраструктуры, контейнеров и контейнерных площадок. Над этим нужно работать. И тут газета совершенно справедливо поднимает вопрос. Но кто прежде всего должен поддерживать этот парк? В многоэтажных жилых кварталах — это ответственность управляющих компаний. В частном секторе — органов местного самоуправления. В тарифах на содержание общего имущества многоквартирных домов есть деньги именно на содержание контейнеров и контейнерных площадок. В тарифе регоператора тоже заложена доля на эти цели. Но это всего один процент! И тем не менее мы его отрабатываем. Вот недавно запустили цех по ремонту контейнеров. Однако в одиночку мы эту проблему не решим. Это тоже надо понимать всем. Не все так просто.

— Правильно ли я понимаю: в большом многоэтажном квартале, как правило, две — три контейнерные площадки. Дома обслуживают разные компании. И они могут до бесконечности спорить, кто из них должен эти контейнеры и площадки содержать?

— Именно так. А если копнуть дальше, то выяснится, что земля под контейнерами относится к категории земель общего пользования, а значит, за нее отвечать должна даже не управляющая компания, а местная власть. И как тут делить полномочия? Но надо сказать, что УК все эти проблемы осознают, понимают их сложность. В итоге мы общими усилиями приводим в порядок контейнерные площадки. Вот, например, к началу этой зимы в 908 квартале мы эту работу завершили уже. И будем продолжать дальше, поэтапно.

— Наверное, к минусам можно смело добавить и несанкционированные свалки, которые, увы, обнаруживаются то здесь, то там, несмотря на всю жесткость условий реформы?

— Вы правы. Но законодательная база уже подводится, чтобы, если так можно выразиться, выбить почву из— под несанкционированных свалок. По действующему законодательству, собственник земельного участка несет ответственность за мусор на этом участке. Это стимулирует собственников следить за порядком на своей земле и вовремя реагировать, если вдруг кто-то свалит мусор в твой овраг или за гаражи. Есть уже судебные решения. Но проблема, конечно, остается.

— Шины, например?

— Да. У вас в газете была опубликована достаточно красноречивое фото. Но вот ведь в чем дело, шины не относятся к категории твердых коммунальных отходов, и вывозить их регоператор «Зеленая роща» со своими контрагентами не обязан.

— А кто обязан?

— Это один из тех вопросов, которые еще не до конца решены в ходе реформы. Но думаю, что скоро настанет время, когда с многочисленных мастерских, занимающихся шиномонтажом, будут спрашивать отчет о количестве утилизированных автопокрышек.

— Ну, а пока контейнерные площадки порой завалены старой мебелью, строительным мусором, теми же покрышками. Можно ли куда-то обратиться за помощью в такой ситуации?

— Пожалуйста. У нас работают диспетчеры. Все телефоны указаны на сайте ООО «УК Зеленая роща». Я веду личный прием граждан. Мы открыты. Все, что в нашей компетенции — сделаем. Кстати, судя по данным системы «Инцидент-менеджмент», где фиксируются все жалобы и обращения жителей региона, рейтинг негативных реакций по мусору неуклонно снижается. Доля таких обращений не превышает трех процентов от общего числа жалоб.

— Вас еще упрекают в том, что в регионе никак не начнется сортировка мусора на бытовом уровне. Хотя лично я, честно сказать, не готов собирать свой домашний мусор в разные ведра. Мне их просто негде поставить в моей «советской» квартире.

— В настоящее время формат раздельного сбора мусора определяется в регионах. Регоператор представил свои предложения в профильный департамент, сейчас вместе прорабатываем варианты. К настоящему моменту могу пока только сказать, что в ближайшем будущем в Орловской области появится два вида контейнеров — для пищевых и непищевых отходов. Пока так.

— Третий год идет мусорная реформа в нашем регионе. А волны претензий к регоператору продолжают время от времени вздыматься. Что мешает «Зеленой роще» наладить работу по вывозу мусора, чтобы везде и всегда было чисто — законы, люди, обстоятельства?

— Все в комплексе.

— Значит, реформа не продумана как следует?

— Продумана. Но для видимого результата требуется добросовестное отношение к делу всех участников процесса: мусорообразователей, органов муниципальной власти, управляющих компаний.

 Беседовал Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц