Орловская искра № 8 (1277) от 4 марта 2022 года

Златая цепь на Дубе том… На каком?

Кто-то там в Европе отказал нашему Тургеневскому дубу участвовать в конкурсе «Дерево Европы-2022» — так, кажется, это чудачество называется. Попал Тургеневский дуб под санкции. Такая досада!

Если честно, стремление участвовать в подобных делах, по моему глубокому редакторскому убеждению, выглядит немного комично. Дуб — дубом, конечно, но это что — самое заметное из тургеневского наследия, что ли? Или, узнав про Дуб, невежественная часть народа кинется читать и открывать для себя великого Ивана Сергеевича? Ну, если так… Если без дуба к Тургеневу не пробраться. Если только через дуб, тогда ладно.

Несмотря на то, что наше дерево подвергли дискриминации по политическим мотивам, не имеющим прямого отношения ни к самому дубу, ни к лиричному, проникновенному классику, его посадившему, очень любившему Европу, кстати, наше редакция не стала обижаться на гейропейцев и силами Е. Боровской подготовила любопытный и обстоятельный рассказ про деревья, достойные особого внимания, всяких древесных чемпионов, разнообразные и удивительные экземпляры.

Полезно иногда выбраться на природу — просто так. А Тургенева мы и без дуба не забудем.

30 ноября прошлого года случилось страшное — упал 198-летний дуб-великан, посаженный самим И. С. Тургеневым в его родовом имении Спасское-Лутовиново.

Несколькими месяцами ранее дуб стал победителем конкурса — дерево России 2021 года. Теперь перед музейными работниками стоит вопрос — каким образом увековечить память знаменитого сторожила Спасского. Звучат предложения по консервации останков, изготовлению арт-объекта и сувениров.
Каким образом будет проведена мемориализация дерева-легенды, и есть ли новая жизнь после гибели дерева, мы узнаем из проектов, которые будут вынесены на всеобщее обсуждение.

А пока давайте посмотрим, как пытаются сохранить вековые деревья или память о них в разных регионах страны и других странах.

В культуре многих европейских народов дуб символизировал жизненную силу, стойкость, долголетие.
С дубами-долгожителями обычно связывают происхождение различных легенд, ведь такие деревья становились свидетелями известных исторических событий, красота и мощь дубов-великанов воспевалась поэтами, о них слагались песни.

Одних дубов с наименованием «Пушкинский» существует чуть ли не с десяток, причем многие из них претендуют на звание дерева, образ которого был запечатлен Пушкиным в поэме «Руслан и Людмила», известный каждому с детства — «У лукоморья дуб зеленый…».

Печальная судьба постигла старовозрастный дуб, расположенный в деревне Суйда на Гатчине. Суйда известна тем, что владельцем деревни был прадед А. С. Пушкина Абрам Петрович Ганнибал. А о старом дубе маленький Александр, возможно, слышал от няни Арины Родионовны, происходившей из этих мест.

Вдохновил ли именно этот дуб в последующем Александра Сергеевича на поэтические строки, доподлинно неизвестно, но точный возраст дерева был определен в 700 лет. В легендарный дуб во время грозы 19 раз попадала молния, не причиняя вреда. А погиб «старец» в 2000 году от рук тринадцатилетнего подростка, который, горя желанием получить славу Герострата, специально поджег дерево изнутри, забравшись в дупло. Остатки дуба перенесли в музей, а пень и корни до сих пор находятся в парке, и их безопасность вызывает опасения, т. к. жители деревни щепки старого дерева продают туристам на сувениры.

Курьезный случай с «пушкинским дубом» произошел в Таганроге, где поэт был проездом. Местным жителям очень хотелось, чтобы сказочное Лукоморье находилось именно у них, поэтому они посчитали, что дуб из преданий старины глубокой должен был расти возле дома, в котором Пушкин останавливался. Но вышла неувязочка. Существовавшее на нужном месте дерево было посажено уже через много лет после отъезда классика русской словесности из приморского городка и в действительности являлось тутовником. Впрочем, это совсем не мешало долгие годы выдавать его туристам за «оригинал».

«Историческое» дерево сгорело в 2002 году, когда группа хулиганов засунула в его дупло горящий мусор. Позже «пушкинский дуб» собирались клонировать меценаты города, заявившие в интервью BBC, что в пне имеются остатки живых тканей. При этом предпринимателей не остановил тот факт, что дуб из шелковицы получить не сможет даже наша продвинутая российская наука.

Еще один претендент на звание дуба из «Лукоморья» находится в Гурзуфе, в котором А. С. Пушкин побывал в 1820 году. Старый дуб с большим дуплом, произрастающий до сих пор в Гурзуфском парке, не обозначен мемориальной табличкой, чтобы не привлекать излишнего внимания туристов — поклонников поэта. Может, это и к лучшему — отсутствие указателей позволит сохранить дерево от пироманов.

Следующий кандидат рос в Одессе с 1812 года, но поскольку Пушкин его мог видеть только в 1823 г. совсем маленьким деревцом, то весьма сомнительно, что именно этот дуб мог стать героем произведения. Отличительной особенностью данного дерева была цепь, прочно вросшая в древесину, правда, не златая, а морская. Когда городские власти решили спилить засыхающее дерево, то из оставшейся части ствола было решено сделать памятник. В 2001 году над останками дуба установили ротонду, однако мемориал просуществовал недолго — через пять лет его демонтировали.

Еще очень интересный природный объект, связанный с именем поэта, растет в музее-усадьбе села Тригорское и носит название «Дуб уединенный». Возраст дуба примерно 250 лет и посажен он был на древнем кургане, находящемся в самом конце садовой дорожки, ведущей от уникальных солнечных часов, в которых часовые деления также выполняли дубы. Дерево сильно пострадало во время Великой Отечественной войны, т. к. фашисты устроили под ним блиндаж, крышей которого в том числе являлись и корни дуба. После освобождения ямы были засыпаны землей, за дубом тщательно ухаживали, в результате чего дерево удалось спасти. Теперешнее название дуба отсылает нас к другому стихотворению А. С. Пушкина «Брожу ли я вдоль улиц шумных», в котором поэт писал:

Гляжу ль на дуб
уединенный,
Я мыслю: патриарх лесов
Переживет мой век
забвенный,
Как пережил он век отцов.

Красавец-дуб из Тригорского был участником конкурса «Российское дерево года» в 2020 году, но занял последнее, 12 место.

Старовозрастные дубы не только упоминаются в классических литературных произведениях, но и сами становятся музейными объектами.

Самый маленький музей в мире находится в литовской деревне Биётай и носит название «Баубляй» или «Бублис». Музей расположен в стволе тысячелетнего дуба и имеет диаметр всего два метра. Его создателем является литовский писатель Дионизас Пошка. Обгоревшему дубу он решил подарить вторую жизнь, выдолбив в стволе дерева, имеющего обхват 9,2 м, небольшую полость, и в 1812 году открыл музей, который считается первым краеведческим музеем Литвы.

Среди экспонатов, многие из которых были обнаружены в ходе археологических раскопок, можно увидеть кости мамонта, рыцарскую амуницию, древнее оружие, коллекцию старинных монет и около 200 книг. На стенах музея расположены портреты философов, ученых, литераторов. Сам дуб также считается достопримечательностью, так как упоминается в эпической поэме «Пан Тадеуш» Адама Мицкевича: «А как Баублис дуб? В стволе его зияло огромное дупло; сходилось в нём бывало двенадцать рыцарей на пиршестве весёлом.» Сейчас дуб-музей спасает от разрушения и вредных внешних воздействий стеклянный колпак, который полностью закрывает дерево-памятник, тем самым продлевая ему жизнь.

Много шума в мировой прессе произошло из-за падения Мамврийского дуба, произраставшего в Палестине, недалеко от самого старого города страны — Хеврона. Как следует из Библии, под этим деревом Аврааму «явился … Господь у дубравы Мамре» в образе трех ангелов, трех путников. Таким образом, дереву можно насчитать 5000 лет.

Мамврийский дуб в христианстве имел важную символику — его гибель должна была предвещать конец света. Последний зеленый лист на засыхающем дереве появился в 1996 году. Считается, что одной из причин, приведших к гибели древний дуб, стали многочисленные паломники, которые старались увезти с собой частичку коры или ветви святыни в качестве оберега.

Другим возможным обстоятельством, повлекшим за собой уничтожение дерева, стало бетонное кольцевое ограждение дерева-памятника, сооруженное в 70-х годах ХХ века и призванное защитить реликвию от тех же паломников, но в то же время повредившее корни растения. В 1998 году для верующих произошло радостное событие — возле ствола засохшего великана появился новый побег. С 2016 года проводились работы по консервации дуба, однако ни многочисленные подпорки, ни металлические кольца, сковывающие ствол и ветви дерева, не смогли спасти палестинского долгожителя. В начале 2019 года давно высохший исполин рухнул, расколовшись на несколько частей.

К этому следует добавить, что Мамврийский дуб располагался на территории Русской духовной миссии, представители которой потом заявили: «В ближайшие годы в планах… реконструировать ствол векового дерева. Воссозданный ствол Мамврийского дуба, защищенный от воздействия атмосферных осадков и солнечного света особой стеклянной витриной и законсервированный специализированными составами, будет установлен вблизи молодых побегов как почитаемая представителями трех монотеистических религий реликвия и памятник природы. Сегодня, следуя непреложному закону жизни, ветхий дуб постепенно уступает свое место под солнцем новым росткам, неуклонно набирающим жизненную силу».

Нередко дубы-долгожители становятся очевидцами исторических событий. Например, «Суворовский дуб», находящийся в Республике Крым — одновременно является ботаническим и историческим памятником. Под этим деревом, как гласит мемориальная табличка, стоял лагерь русского полководца генералиссимуса Александра Суворова. Под кроной этого дуба Суворов вел переговоры, а затем принял капитуляцию от посланников турецкого султана. Возраст дерева оценивается в 800 лет.

Если в ряде регионов, где растут возрастные деревья, только задумались об их клонировании, то в Белоруссии подобную работу уже осуществили специалисты Гомельского Института леса. А теперь о самом старом дубе республики, который имеет громкое название царь-дуб! Высота дерева составляет 46 м, т. е. верхняя часть кроны должна доставать до 15 этажа высотки. За свою 800-летнюю жизнь великан не смог избежать удара молнии, которая повредила кору и расколола ствол. Поэтому в 2004 году для сохранения дерева спилили засохшую верхушку и установили молниезащиту.

В 2015 году альпинисты достали из кроны дерева материал для клонирования — живые ветки, имеющие возраст 2—3 года. К весне следующего года ученым удалось получить из них несколько побегов.
По сообщению портала wildlife.by: «Уникальные генотипы старовозрастных деревьев представляют собой образцы ценнейшего лесного генофонда, который в течение столетий оказался неуязвим к влиянию климатических условий, устойчив к заболеваниям и вредителям. Их сохранение и использование для лесовосстановления и лесоразведения в условиях изменяющегося климата может послужить цели устойчивого развития будущих поколений.

Источником идеи применения методов биотехнологии для сохранения памятников природы и наиболее ценных деревьев дуба черешчатого послужило тесное сотрудничество белорусских ученых с польскими коллегами из Института дендрологии Польской академии наук. У соседей подобные работы ведутся в течение последних пяти лет. К настоящему моменту им удалось клонировать несколько своих памятников природы, в том числе деревья дуба Рус (возраст около 700 лет), Бартек (возраст более 700 лет). Одним из коммерческих приложений разработок может быть реализация саженцев старейших деревьев Беларуси в качестве своеобразных сувениров.»

В августе прошлого года Ботанический сад города на Неве сообщил о гибели одного из самых старых своих деревьев, по предварительным оценкам упавшему дубу насчитывалось 160 лет. Оказалось, что у старовозрастного дерева сгнили корни, специалисты объяснили это изменениями климата, произошедшими со времени посадки. Сотрудники сада уже объявили о том, как собираются увековечить память старого дуба — из него предполагается сделать арт-объект. На самом широком спиле ствола нанесут отметки о наиболее выдающихся событиях в истории северной столицы, среди них найдется место и для Великой Октябрьской социалистической революции. Ветви дерева будут переработаны и в дальнейшем использованы в оранжерее и зоопарке.

На этих примерах мы видим, что сохранность старовозрастных деревьев возможна только при проведении определенных мероприятий — регулярного детального обследования, своевременного лечения повреждений и др. Все это актуально и для имеющихся в Орловской области деревьев-памятников, тем более, что после прошлогодней трагедии на Орловщине осталось только три черешчатых дуба, имеющих статус «Дерево — памятник живой природы».

Елена Боровская,
член Орловского городского
Совета сторонников КПРФ.

Лента новостей

Отчетность