Орловская искра № 10 (1231) от 19 марта 2021 года

«Золотое сечение» архитектора Иванова

Электронная газета «Вечерний Орел» недавно напомнила своим читателям, что 15 марта исполнилось 106 лет со дня рождения архитектора Игоря Анатольевича Иванова — одного из тех людей, кому Орел обязан своим возрождением после немецкой оккупации.

Более 40 зданий и архитектурных сооружений, некоторые из которых остаются украшением города по сей день, были построены по проектам И. А. Иванова. Самые известные из них — это Дом книги, здание учётно-кредитного техникума (Банковской школы) и примыкающий к нему ДК профсоюзов, Вод­ная станция и спортивный зал на реке Орлик, кинотеатр Победа, ротонды в городском парке культуры и отдыха, жилые дома на ул. Ленина.

В Орел И. А. Иванов прибыл из Воронежа, где успел хорошо зарекомендовать себя как городской архитектор. Ему было тогда 32 года. Есть свидетельства, что он буквально рвался в Орел, где ему обещали очень много работы. Город Первого салюта лежал в руинах, и стояла задача не просто поднять стены, а возродить старинный русский город в лучших традициях отечественной архитектуры. Было где развернуться творческому человеку и патриоту! И именно этого-то от Иванова, по-видимому, и ждали.

С 1947 по 1955 год Игорь Анатольевич работал главным архитектором горпроекта и облпроекта, то есть возглавлял непосредственную проектную работу в Орле. Он работал в команде Бориса Антипова — первого послевоенного главного архитектора Орла, которому сталинское правительство поручило восстановить наш город, включенный в особый список 15 русских городов, наиболее пострадавших за время оккупации.

Три года назад в издательстве «Орлик» вышла книга «Игорь Иванов: зодчий и поэт». В ее основу легли воспоминая дочери архитектора Нины Верховец и тех людей, которые работали с Игорем Анатольевичем. В книге раскрыты не только факты биографии архитектора, но и некоторые тайны его происхождения. И вот ведь метаморфозы советской истории: оказывается, яркий советский зодчий был, что называется, «из бывших». Его предок — венецианский купец, прадед имел небольшую усадьбу в Саратовской губернии, а отец носил офицерские погоны, владел конным заводом. Он был арестован вскоре после революции и только усилиями и хлопотами жены избежал репрессий. После этого она уничтожила старые семейные документы, семья отказалась от родовой фамилии с итальянским корнем и стала семьей Ивановых. Пришлось уехать и из Москвы, где родился Игорь.

Но совсем затеряться не удалось. В начале 30-х годов получить высшее образование Игорь Иванов не смог, несмотря на самую простонародную фамилию — именно потому, что был выходцем из семьи «социально чуждого» происхождения. Преимущества при поступлении в вузы тогда были исключительно у рабоче-крестьянской молодежи, прошедшей обучение на рабфаке. Революция платила по счетам. Свой природный талант архитектора в те годы Игорь Анатольевич мог подкрепить профессиональными знаниями только в средне-специальном учебном заведении, либо вообще «зарыть свой талант в землю». Курский архитектурно-строительный техникум открыл ему дорогу к творчеству.

После учебы И. Иванов работал в Сталинградской области, Дагестане, Северной Осетии. Во Владикавказе в 1936 году он положил комсомольский билет на стол — в знак протеста против требования написать донос на секретаря комсомольской ячейки. Но в 1941-м в возрасте 26 лет И. А. Иванов был принят в члены Союза архитекторов СССР за свою успешную работу в Мичуринске и Тамбове. Историю с билетом ему никто не припомнил. В 1953 году, уже работая в Орле, И. А. Иванов вступил в партию.

Игорь Анатольевич писал стихи, опубликовал три поэтических сборника. А современники называли его поэтом в архитектуре, приверженцем правила «золотого сечения». Именно по этому правилу построены все старинные православные храмы в России. Это правило соразмерности частей и целого, это искусство детали.

Русский архитектор с итальянскими корнями пришелся ко двору Советской власти в годы ее великого торжества и всплеска национальной гордости русского народа. Но эпоха Иванова закончилась после принятия советским правительством постановления «Об излишествах в архитектуре».
Мельчали вожди и традиции, поэзия уступала место меркантильности и прагматизму, страна во всех сферах своего бытия, если так можно выразиться, все решительнее отказывалась от правила «золотого сечения» — оптимального, гармоничного соотношения частей и целого.

В начале 60-х И. А. Иванов уже ничего не проектирует — он работает в обкоме инструктором отдела строительства. А в 1969 году в возрасте 54 лет Игорь Анатольевич завершает свой жизненный путь: порок сердца у него обнаружили еще осенью 1941 при призыве в армию, потому и на фронт не попал.
Говорят, без прошлого нет будущего. Но кто знает, может быть, именно такие люди, как И. А. Иванов, были теми мостиками, которые еще связывали в России то и другое. Лишаясь таких мостов, мы утрачиваем связь с культурным прошлым своей страны и своего народа, а значит, дезориентируемся: ведь чтобы безошибочно идти вперед, надо время от времени обязательно оглядываться назад.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность