Вьетнамский ресурс

Отдадим должное директору Военно-исторического музея С. В. Широкову, который делает все, чтобы орловские страницы военной истории нашей страны не забывались. Встречи в музее с участниками так называемых локальных войн стали хорошей традицией.

Любопытно и полезно из первых уст узнать, как наша страна билась с американским империализмом в Корее, на Ближнем Востоке и в Африке, да мало ли где еще! Линия фронта проходила по всей планете, и не сказать, что Советский Союз был слабее своего идеологического антагониста и военного противника.

В среду, 19-го, в музей пришли те, кто помогал вьетнамцам гнать американских «партнеров» со своей земли. Ветеранов собралось немного, человек десять, столько же журналистов и — приятный и трогательный сюрприз — несколько вьетнамских военных курсантов, обучающихся в Орле, во главе с действительно высоким гостем — директором службы специальной связи при министерстве внутренних дел Вьетнама генерал-майором Нгуен Чиеном.

Представители динамично развивающейся Социалистической Республики Вьетнам были одеты в строгие черные костюмы и излучали, несмотря на разницу в возрасте между генералом и курсантами, одинаково мощный заряд хорошего настроения и непостижимой бодрости.

Видимо, это национальное, хотя не сказать, что уныние — национальная черта русских. Правда, с неподдельной радостью у нас как-то в последнее время не получается. Трудно понять, в чем причина: то ли наш национальный характер изменился, то ли обстоятельства оказываются сильнее характера.

Незадолго до официальной части военный моряк Г. В. Чуев, в начале 80-х проходивший службу на бывшей советской базе во Вьетнаме — Камрань, с восторгом рассказывал, до чего неприхотлив, жизнелюбив и стоек вьетнамский народ. Спали, рассказывает Геннадий Владимирович, на циновках, питались более чем скромно — рисом, соусом и изредка рыбой, но на совместный просмотр советских кинофильмом собирались так, будто шли отдыхать после сытного застолья.

Башню главного калибра нашего военного корабля разворачивали под нужным градусом, вешали здоровенный экран, и с берега установка «Украина-7» крутила любимое советское кино. Особенно, вспоминает орловский военмор, восторгались вьетнамцы фильмом «А зори здесь тихие». Видимо, правда о войне, в которой победа достигалась упорным трудом и самопожертвованием, оказалась близка стране, где оружие взяли в руки даже женщины и дети. Когда дело в фильме доходило до рукопашных, вьетнамцы не удерживались от боевых восклицаний. А когда старшина, он же Федот, отправлял на тот свет фашиста ударом финки, знающие толк в партизанских и диверсионных действиях воины Национально-освободительной армии Вьетнама подымали одобрительный гул.

При всем при этом, рассказывает орловец, вьетнамцы — народ чрезвычайно радушный и гостеприимный. Радушный, разумеется, по отношению к тем, кто приходит к ним с добром, а не с напалмом.

Еще поразила нашего земляка выносливость, дисциплинированность и самоотверженность наших бывших союзников.

Что теперь Вьетнам для «правопреемницы» СССР — России — сказать трудно. Идеологию от страны, которая воевала с империализмом, мы не наследовали, а друзей выбираем по степени экономической целесообразности. То ли целесо-образно сегодня с Вьетнамом дружить, то ли нет? Про Вьетнам не только в этом смысле, но и вообще просто так сегодня трудно что-либо услышать.

Впрочем, какая дружба строится на целесообразности? Разве это дружба? Это «партнерские отношения», как ныне у России с США. А вот тридцать лет назад во Вьетнаме — была дружба. Да такая, что у поколения нынешних курсантов, уже не знающих войны, до сих пор глаза светятся, как у их родителей когда-то при совместном просмотре фильма «А зори здесь тихие».

Не договорил о впечатлениях Г. В. Чуева. Вместе наши и вьетнамцы не только кино смотрели, но и спортивные состязания устраивали. Причем, не перестает и ныне поражаться рассказчик, вьетнамцы бились на спортивных площадках так, как на передовой, совершенно себя не жалели. Видимо, привыкли делать все хорошо и нигде не отступать.

Орловские ветераны выстроились в шеренгу, элегантные юноши в черных костюмах, так непохожие на героев военных хроник тридцатилетней давности, на которых изможденные подростки с «калашниковыми» в руках сражаются в джунглях; но дисциплинированные и подтянутые, как и положено солдатам, вручали своим орловским спасителям букеты гвоздик. И мне показалось, что только возрастная дистанция да этикет, воспитывающий сдержанность, не позволили этим мальчишкам обнять «стариков».

Орловцы в ответ тоже благодарили, вспоминали прошлое. Единственный рядовой из «орловского вьетнамского контингента» Г. А. Пищалов даже привез с собой картину собственной работы, на которой изображена охваченная огнем баржа — америкосы подожгли напалмом, — а на барже русские, советские солдаты борются с пламенем, сбрасывают в воду горящий такелаж.

Картину рядовой подарил, правда, не вьетнамцам, а Военно-историческому музею. Возможно, он поступил так, как и следовало. Наши гости и без того хорошо помнят свое прошлое, чтут его и на государственном уровне от своей истории не отрекаются. Да и от чего отрекаться — от борьбы за свою независимость и дружбу со страной, которая это стремление поддерживала?

Даже название этого государства звучит сегодня для «российского» уха как-то странно, что-то режет слух, ощущается некоторый дискомфорт, как бывает всякий раз, как колет совесть, — СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ Республика Вьетнам. Будто мы лишились чего-то, чем по праву следовало бы гордиться.

Орловские отставные военные делились воспоминаниями, от которых оставалось ощущение грусти. Победители — вьетнамцы — сидели в зале и живо реагировали на каждое слово, на каждый поворот сюжета, на каждую мысль. У них был праздник. А «старшие братья» из великого и мощного Советского Союза, который исчез, проиграв свою войну, будто искали опору в том, чего уже давно нет. Нет сильной страны, нет внятной идеологии. Но до чего же был велик задел, если он не израсходован до сих пор!

На чем, скажите, помимо прошлого, Россия сегодня может строить дружбу с Социалистической Республикой Вьетнам? На обсуждении ценовой политики при поставках риса? Вьетнамцы найдут, куда его сбыть. Продадут тем же США, но о дружбе на этих переговорах не будет сказано ни слова.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность