Кто нажимает на кнопки? Письмо губернатору-2

Уважаемый Александр Петрович!

Пишу Вам во второй раз. Во-первых, потому что обещала, а я из тех людей, кто свои обещания старается выполнять. Во-вторых, потому что публикация моего первого письма, где я лишь спросила у Вас, в чем заключается личная роль Александра Петровича Козлова в управлении областью, Вы расценили как тяжкое уголовное преступление — экстремизм. Не ответить на это я просто не могу.

Скажу честно — не ожидала. Нет, во времена Егора Семеновича я о себе узнавала и не такое. Была мюнхенской шпионкой, агентом ЦРУ, сионисткой, разваливала Россию через дестабилизацию ситуации в Орловской области, работала на некий (извините, забыла название) сайт чеченских террористов. Теперь вот дожила до экстремистки и «человека войны» — по определению Вашей «Орловской правды», которая вместо Вас (или вместе с Вами?) отреагировала на мое первое письмо. События в Бишкеке, кровопролитие, «цветные революции», дестабилизация ситуации в области… Вот что, оказывается, может наделать простое письмо губернатору! Не ровен час — и перестрелка?! Может, разочарую Вас, Александр Петрович, но я не специалист в революциях. Я — журналист. Наверное, это мое упущение, что сразу не представилась. Исправляю оплошность.

Я мать двоих детей. Мне 48 лет, 25 из которых работаю в самых разных СМИ. В Орле живу с 1991 года. Десять лет работала в областной молодежной газете «Поколение» (так в те годы назывался «Орловский комсомолец»). Последние десять лет, вне зависимости от места работы, являюсь собственным корреспондентом радио «Свобода» по Орловской области, чем дорожу и горжусь. Победитель областных, всероссийского и международного конкурсов. В 2003 году, работая в «Поколении», стала обладателем самой престижной в отечественной журналистике награды — Золотого пера России за серию материалов о непростой жизни орловцев в эпоху Е. Строева, опубликованных в газете «Орловский меридиан» (в те годы это была единственная в Орловской области газета, где можно было опубликовать критические материалы о власти). С 2004-го — с самого основания — по 2006 год была главным редактором независимой газеты «Орловские новости». Информации, ранее недоступной орловцам, разоблачений коррупционеров от власти, аналитики там хватало. Газета признавалась самым влиятельным изданием в ЦФО, да и тираж был приличный — больше, чем сегодня у «Орловской правды». А так как контраргументов у рупоров власти, как и сегодня, не находилось, в ход и пошли политические да идеологические ярлыки. С тех пор я стала шпионкой, агентом и т. д. Смеется народ, хмыкают в УФСБ, но скудоумие рупоров на большее не способно, и заезженная пластинка все шипит…

И все же, Александр Петрович: а почему Вы мне не ответили? Даже если я — «человек войны», я — гражданка Российской Федерации и журналист со всеми вытекающими из этого правами, в том числе — правом на ответ от должностного лица. Тем более что писала я Вам не о личных проблемах, а озвучила то, что волнует очень многих орловцев: кто управляет областью — Вы или Ваше окружение? Вы лично чувствуете себя ответственным за происходящее в регионе? Радеете ли о приумножении еще до конца не исчезнувшего орловского имущества или предпочитаете сомнительные схемы прежней, строевской, команды? Вы управляете своими подчиненными или они Вами?

А как расценивать материал в «Орловской правде» «Люди войны» от 10.04.2010 г., где, как в старые недобрые времена, сомнения в правильности действий власти приравниваются к уголовному преступлению? Или это опять не Вы «на кнопки нажимали»? Мне запомнилось это Ваше выражение — Вы его употребили на последней сессии облсовета, отвечая на вопрос фракции от КПРФ, почему областная типография «Труд» — собственность Орловской области — отказывается печатать «Орловскую искру». «Безобразие, — сказали Вы. — А Гармаш где? Пусть объяснит, что происходит». И заверили, что Вы лично не нажимаете ни на какие кнопки и не собираетесь нажимать. Вы разобрались, кто из Ваших подчиненных «нажимал» на свободу слова? Может, кто-то даже наказан? Пусть хоть не за попытку ограничить демократические принципы, а, например, за подрыв репутации губернатора? Нет? Никто? Тогда остается вопрос о том, кто же управляет Орловщиной?

И Вам, и нам известно, что Орловская область вошла в 2010 год с плохими социально-экономическими показателями. Согласитесь, и простые орловцы, и журналисты отнеслись к этому с пониманием. Вас не критикуют, как в свое время критиковали Вашего предшественника, за почти самый низкий уровень зарплаты в ЦФО, за рост безработицы в 1,7 раза, за то, что и без того немалое число орловцев с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума выросло с 16,8% в 2008 году до 18,6% в 2009-м, за колоссальное число чиновников — более 13 тысяч человек, или 150 человек на 10 тысяч населения, что в 12 раз больше, чем, к примеру, в двухмиллионной Омской области и в 1,5 раза больше, чем в пятимиллионном Краснодарском крае. За спад промышленного производства почти на 30 процентов, за значительное сокращение числа работающих — только в Орле средняя численность работников в обрабатывающих производствах уменьшилась на 21%, в строительстве — на 20%, в оптовой и розничной торговле — на 13%, на транспорте — на 9%. Вам не пеняют за снижение показателей, характеризующих уровень жизни населения, за то, что орловцы продолжают вымирать. Люди стойко переносят невзгоды, реально оценивая и то непростое наследство, которое Вам досталось, и влияние экономического кризиса. Но не сегодня завтра они спросят: а где новые рабочие места? Почему Вы не спасли «Орлэкс»? Что сделала новая команда для остановки деиндустриализации области? Для спасения орловской деревни? Не знаю, как Вы, а я в шоке от того, что рассказал директор СП «Молочный комплекс «Сабурово» А. Стрюков на недавней пресс-конференции, которую собирало руководство «Орловской Нивы». Не слышали? Послушайте!

«…Дохозяйствовались, что осталось по 40 голов в каждом районе, и те не дают молока… В Сосково люди дожились до такой степени, что по полгода не получают зарплату — батона не за что купить… Продавщица со слезами на глазах говорит: «Я вот две тетрадки записала, людям даю хлеб, чтоб они жили, не умерли с голода». И неизвестно, когда они за этот батон расплатятся, потому что производство убито…» Сколько «производств» убито в деревне за последний год?

А ведь это происходит не в лихие девяностые. На дворе апрель 2010 года. Вы боитесь, что журналисты могут дестабилизировать такую ситуацию? А по-Вашему, ее надо бы «застабилизировать»? Но ведь так жить нельзя. Попробуйте перевести свою команду на паек — батон в день, — может, быстро поймете, где — правда, где — ложь и с чем надо бороться. А то играем в кошки-мышки: «инновации», «инвестиции», «ситуация в сельскохозяйственном производстве является достаточно стабильной и характеризуется положительной динамикой». Вот самый главный показатель — тетрадка сосковской продавщицы. Не согласны? Как бы Вам объяснить…

Несколько лет назад в Орловскую область приезжал достаточно известный в Дании человек — Бьерн Фалкенбринк, друг королевской семьи, пенсионер, который, как может, помогает сиротам по всему миру. Однажды ему в руки попалась местная газета, где было размещено объявление: такого-то числа приезжают русские дети из зоны, пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС. И он решил, что должен обязательно им помочь. А когда познакомился с нашими ребятишками, был настолько потрясен их нравственной чистотой, что решил обязательно приехать в Россию. И вот этот человек — в Орле, привез подарки для сирот и для Плещеевской больницы. Он взял в охапку первых десятерых попавшихся под руку ребят и пошел с ними на Центральный рынок, чтобы купить им все, что они захотят. А четверых орловских сирот вовсе назвал своими детьми и пригласил в Данию в гости. Я спросила тогда его, восторженного от общения с нашими сиротами, запланирована ли у него встреча с нашим губернатором, все же Бьерн — друг королевской семьи, а Егор Семенович — известный в России политический деятель… И этот мягкий с виду человек вдруг жестко ответил: «Я даже не подам ему руки. Потому что он допустил, что на его территории у детей-сирот туалет — на улице!».

У них, у европейцев, с этим строго. Там один показатель работы правительства — уровень жизни населения. А мы все плывем. В какой-то лодке. Да оглянитесь вокруг! С кем и куда Вы плывете? Люди батоны по тетрадке получают, а Ваш прошлогодний доход — доход губернатора одной из самых нищих областей России оказался даже выше президентского — 3 миллиона 742 тысячи (в докризисном 2008 году, будучи замминистра сельского хозяйства страны Вы получили лишь 2,5 млн. руб), если верить сайту Slon.ru. Между прочим, это больше чем вдвое превышает доход белгородского губернатора, результатами деятельности которого Вы восхищаетесь, говоря, что там — Европа, и в полтора раза выше, чем у губернатора второй российской столицы В. Матвиенко. А еще это годовой доход 40 орловских учителей или почти 60 наших библиотекарей — Вам как больше нравится?

Где «мы» — и где «вы»…

Опять скажете: экстремизм? Тогда что такое — информация, заслуживающая внимания и осмысления? Вы как думаете, Александр Петрович? Вместе с читателями жду Вашего ответа. Если не будете надолго откладывать — успеете до того, как «кто-то нажмет на кнопки».

Елена Годлевская.

Лента новостей

Отчетность