…А за дикцию никто не отвечает

Помните этот инсценированный анекдот из репертуара А. Райкина? «Кто сшил костюм?», — спрашивает герой в перекошенном пиджаке. «Кто это сделал?» — комично возмущается он, показывая зрителям рукава разной длины и пуговицы, которые не соответствуют петлям. А ему в ателье отвечают: «Мы!» И выходят семь человек, у каждого из которых, оказывается, «узкая специализация». Да что костюм! Герой Райкина еще и зубные протезы себе решил вставить. А в стоматологии те же порядки: «Один вырывает, второй примеряет, третий коронки штампует, а за дикцию никто не отвечает». Скажете, старый анекдот? Из советского прошлого? Но обеспечение бесплатными лекарствами в рамках программы дополнительного лекарственного обеспечения (которая, кстати, уже переименована в «Обеспечение населения лекарственными средствами» — ОНЛС) почему-то ассоциируется именно с этими «райкинскими» образами. Стоит только попробовать выяснить, кто же виноват в том, что бесплатные лекарства так трудно получить — и, как в миниатюре знаменитого сатирика, перед нами предстанут если и не семеро, то по меньшей мере четверо «участников процесса».

Во всяком случае, по иску прокуратуры Северного района, поданному в интересах пенсионерки и инвалида 2-й группы Маргариты Аркадьевны Ходыревой, в качестве ответчика в суд привлекались представители четырех организаций: МУП «Аптека № 53», ОГУ «Орелфармация», ЗАО «Центр внедрения «Протек» и Орловский территориальный фонд обязательного медицинского страхования (ТФОМС).

М. А. Ходырева решила побороться за свои права с системой. Как признается сама Маргарита Аркадьевна, к этому подтолкнули ее, как ни парадоксально, ее собственные многочисленные недуги, которые просто не позволяют по многу раз без толку ходить в аптеку в ожидании положенного лекарства или заново обращаться к врачу, чтобы повторно выписать «неотоваренный» в положенные сроки льготный рецепт. Как известно, недостаток ума компенсируется ногами. Маргарита Аркадьевна решила действовать на-оборот. Она изучила юридическую сторону дела и поняла, что нельзя оставлять выписанный врачом рецепт в аптеке, если по нему не удается сразу получить лекарства. В таких случаях аптека оформляет рецепт «на отсроченное обслуживание». Ходырева стала требовать от аптекарских работников регистрацию рецепта и каждый раз забирала его с печатью фармацевтического учреждения. 16 рецептов, выписанных Ходыревой с января по октябрь прошлого года, так и не были обеспечены лекарствами. Но у Маргариты Аркадьевны на руках остались документальные свидетельства невыполненных обязательств со стороны тех, кто, по идее, должен был обеспечивать ее право на бесплатные лекарства. Собрав все «улики», Маргарита Аркадьевна обратилась с заявлением в прокуратуру. И та ее поддержала, подав в суд иск в интересах инвалида. Не сразу, после отказов в принятии иска и апелляций, судебное решение все-таки состоялось — и в пользу Ходыревой. Но даже сама Маргарита Аркадьевна не очень уверена, что найден истинный виновный.

— И у аптеки, и у фирмы «Протек», и у ТФОМСа — у всех своя правда, — говорит Ходырева.

У пенсионерки осталось ощущение, что в результате годичного разбирательства был найден не то чтобы ответственный, а попросту крайний. И главным результатом всех своих усилий она склонна считать то, что в ходе судебного разбирательства подтвердился ее же собственный вывод: ДЛО — это система без ответственности, которая изначально была обречена на потери и злоупотребления.

Одним словом, как и у Райкина, «за дикцию никто не отвечает». И это действительно хорошо видно из материалов дела.

Суд решил, что именно Орловский территориальный фонд обязательного медицинского страхования должен выплатить Ходыревой 3124 рубля в качестве компенсации за неполученные ею лекарства, которые больной пенсионерке пришлось покупать за свои деньги. Но при этом Территориальный фонд ОМС, ссылаясь на законы и постановления правительства, настаивает, что несет ответственность только «в пределах лимитов федеральных средств, поступивших в территориальный фонд из Федерального фонда медицинского страхования». А что такие лимиты существуют — это сущая правда. Значит, те, кто их ввел, по идее, тоже несут ответственность за чехарду с бесплатными лекарствами. Но их нет в списке ответчиков. Кроме того, Территориальный фонд ОМС не имел прямых договорных отношений с Ходыревой, и это дает ему основания кивать на аптеку, которая непосредственно обслуживала пенсионерку, и опять же — со ссылкой на вышестоящие инстанции. Оказывается, есть письмо Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, которое, в частности, обязывает аптеки обеспечить пациента лекарством за счет своих аптечных средств, если его не поставляют главные подрядчики, а потом требовать с них, в данном случае — с ЗАО «Протек» или ОГУП «Орелфармация», компенсацию. Но у аптекарей свои, не менее веские аргументы: упомянутое письмо не зарегистрировано в Министерстве юстиции и, следовательно, не является нормативно-правовым документом, «служит всего лишь для рекомендаций». Аптечное же учреждение, оказывается, может отвечать за непредоставление услуг льготнику «только в случае наличия данных лекарственных средств в аптечном учреждении на момент обращения льготника» в аптеку, то есть если человек пришел, а ему не дали лекарство, которое лежит на полке. Вы можете себе такое представить? Не можете? Но тогда получается, что аптека вообще ни за что не отвечает?

К ЗАО «Протек» и ОГУП «Орелфармация» у суда вообще нет претензий. Хотя именно «Орелфармация» по поручению ЗАО «Протек» поставляет в аптеку лекарственные средства для обеспечения ими инвалидов и именно от этих фирм зависит, быть или не быть в аптеке нужным лекарствам, придется или нет аптечному учреждению тратить свои деньги на их приобретение.

Суд исходил из той логики, что «осуществление социальной помощи является расходным обязательством государства», и ни ЗАО «Протек», ни ОГУП «Орелфармация», ни аптека не обязаны выплачивать компенсации гражданам, недополучившим лекарства. Отвечать по обязательствам государства, по мнению суда, должен Территориальный фонд ОМС. Но, ссылаясь на те же федеральные законы, ТФОМС, в свою очередь, подчеркивает, что он всего лишь получатель бюджетных денег в «рамках лимитов» и т. д. И поэтому государственные расходные обязательства несет государство, а не Территориальный фонд. Одним словом, «кто сшил костюм», так и остается непонятным. И словно те семь портных, каждый из ответчиков может задать контрвопрос: к пуговицам претензии есть? А незадачливым льготникам, как и герою Аркадия Райкина, приходится отвечать: да вроде нет — пришиты насмерть, не оторвешь. И к каждому рукаву в отдельности тоже нет претензий, и к зубным коронкам. Но костюма все-таки нет, и за дикцию никто не отвечает.

Решение суда вступило в законную силу. Значит, его логика и должна приниматься как окончательная и правильная. Но кто знает, как повернулось бы дело в другом случае — с другим судьей, с другим истцом, но по тому же поводу? Ведь каждая пуговица в отдельности действительно пришита насмерть. И все на основании законодательных актов. Чего стоит, например, один такой апелляционный аргумент ТФОМСа: «…Суд ошибочно полагает, что региональными программами субъектов РФ предусмотрено предоставление гражданам социальных пособий в виде набора социальных услуг и субсидий, поскольку на территории Орловской области не принято ни одного нормативного правового акта, предусматривающего реализацию программы за счет средств субъекта Российской Федерации». И нет оснований подозревать ТФОМС в лукавстве: не выделяла область деньги на федеральных льготников. Но тем не менее об ответственности администрации Орловской области и речи нет. Так что вопросы «кто виноват?» и «кто крайний?» в данном деле отнюдь не синонимы. И найти виновных, пожалуй, не удастся.

Тем более что программа так называемого ДЛО, как считает Ходырева, уже явно обанкротилась. Все больше льготников предпочитают отказываться от «натуральных» льгот и желают получить свое деньгами, рассуждая, что с паршивой овцы хоть шерсти клок. Паршивая овца — это, надо полагать, наше родное государство, которое придумало систему обеспечения льготными лекарствами, но зоны ответственности толком не определило.

Маргарита Аркадьевна Ходырева, конечно, благодарна и прокуратуре Северного района, и суду, хотя исполнительный лист, по которому только и можно взыскать с ТФОМСа деньги, она так и не получила — уже скоро два месяца, как пенсионерка ждет. Без удовлетворения осталось и ее апелляционное требование увеличить сумму компенсации «в соответствии с фактическим ростом стоимости орловской пенсионной потребительской корзины», в которую хотя и формально, но все же входит минимум лекарств. По мнению Ходыревой, в назначенной ей судом компенсации неучтенными оказались еще 600 с лишним рублей, которые ей пришлось потратить на приобретение лекарств, выписанных по бесплатному рецепту. Видимо, пенсионерке опять придется искать ответственных.

А. Градов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц