Лихое сословие-10

В ЭТОМ СТРАННОМ ПРОГОРЕЛОМ ГОРОДЕ…

Орловцы любят повторять: «Орел вспоил на своих мелких водах столько русских литераторов, сколько не поставил их на пользу Родины никакой другой русский город». Но при этом мало кто из них знает, а кто знает, предпочитает не произносить то, что на самом деле сказал Николай Лесков: «В Орле, в этом странном «прогорелом» городе, который…» и только после этого «вспоил на своих мелких водах…» Отчего? Не по той ли причине и о лесковском Левше мы, как правило, предпочитаем говорить лишь как о примере русской гениальности, «забывая», как сгинул от произвола и безразличия государственных мужей никому не нужный умелец со своей великой тайной, которая могла сослужить пользу народу и стране? Привычка жить в искаженном мире привела к тому, что логика, здравый смысл все чаще уступают место нелепицам и парадоксам, ставшим нормой орловской жизни.

АХ, КАРНАВАЛ…

Снесли памятник истории и культуры — Дом учителя с уникальной деревянной лестницей, по которой, говорят, хаживал сам великий князь Михаил Романов. Сделали это для того, чтобы в центре города Орла, на ул. Ленина, построить торговый центр. Варварство объяснили просто: Дом учителя разваливался, был неказистым, а новенькое здание радует глаз. А чтобы горожане не подумали, что его владельцы — Иваны, не помнящие родства, торговый дворец назвали по-тургеневски — «Малиновая вода».

По соседству, на ул. Салтыкова-Щедрина, снесли другой памятник — усадьбу М. Бахтина, где рос крупнейший мыслитель XX века. Теперь там собственность губернаторской семьи — кофейня и гостиница. Свою культуру хозяева и здесь продемонстрировали в полной мере, назвав гостиницу «Очарованный странник». При чем тут Н. Лесков и его странник с Богом в душе — одним им ведомо. Такая вот иллюстрация теории М. Бахтина о карнавализации бытия…

В этом же ряду стоит водка под названием «Тургеневский бережок» и дешевый портвейн «Леди Макбет», предназначенный, судя по всему, для особо продвинутых. Главное — чтобы красиво звучало.

ОСОЗНАЛИ ВСЮ ВЕЛИКОСТЬ…

Орел был одним из первых городов, где памятник Ленину поставили еще при жизни. Вот как писала об этом одна из местных газет в 1920 году: «Постановка памятника при жизни — это честь, которая в мировой истории очень и очень редко кому была оказана… Орел на памятники вообще очень скуп… И это тем более делает нам честь, что мы одни из первых городов России осознали всю великость гения Владимира Ильича и запечатлеем сегодня эту осознанность закладкой его бюста».

Есть в Орле и другой «говорящий» памятник — Ф. Э. Дзержинскому. Ходит легенда, что был он изготовлен для внутреннего двора на Лубянке, но заказчику скульптура не показалась. Для Орла же она оказалась вполне приемлемой. Спрятать Дзержинского во двор тогда еще КГБ не рискнули и посадили на всеобщее обозрение. Правда, Феликс Эдмундович на людей не смотрит. Он как-то бочком к народу. На вопрос о странной позе первого чекиста страны один из краеведов ответил:

— Так он смотрит на Орловский централ (ныне — следственный изолятор города Орла. — Авт.), где в свое время провел не один месяц!

Венцом же творения является «памятник» орлу, установленный в 2008 году на привокзальной площади областного центра. Огромная злобная птица, символизирующая город, сделана из… березовых прутьев — основы орловских веников.

КТО ВТЯНУЛ НАС В ЭТУ АВАНТЮРУ?

Губернатор Строев очень любил начинать всякие грандиозные проекты. Заметив эту слабость, один из руководителей как-то заметил:

— Если губернатору предложить построить очередной мост через реку, он поморщится, а вот если не просто мост, а хрустальный, да с невиданной иллюминацией, да вдоль реки — загорится.

Вот такого рода проектом стало строительство огромной библиотеки в областном центре. Все говорило о его бессмысленности: в нескольких сотнях метров расположена солидная областная библиотека им. И. Бунина, в бюджете нет денег на строительство, да что там — нет средств на покупку книг уже имеющимся библиотекам! К примеру, на пополнение фондов «Бунинки» выделяется так мало, что денег не хватает даже на периодику.

Еще Козьма Прутков советовал: сначала купи картину — после рамку. В Орле его, похоже, не читают. «Стройку века» объявили, забыв, что главное — книги, а не здания. Грандиозный план оказался хрустальным мостом вдоль реки.

На одном из последних совещаний, говорят, Строев уже буравил взглядом подчиненных, пытаясь добиться от них ответа на вопрос: кто втянул область «в эту авантюру»? Подчиненные промолчали.

УЛИЦА МОЯ…

По мнению орловских краеведов, историю названий улиц города Орла можно разделить на два этапа: первый — с 1779 по 1917 годы, второй — с 1917-го по наши дни. Наиболее употребительными в первый период были наименования, отражающие зрительные ориентиры, характер местности, занятия и сословную принадлежность проживающих на улицах людей — Московская, Курская, Болховская, Дворянская и т. д. Лишь одна улица дореволюционного Орла носила имя человека, с Орлом не связанного, — графа Милютина, военного министра России.

Названия улиц во втором периоде — иного рода. Идеологизированные. Уже в 1918 году улица Болховская превратилась в Ленинскую, в 1920-м Ильинская площадь становится площадью 1 Мая. Появились улицы и площади имени Сталина, Ленина, Маркса, Энгельса, Карла Либкнехта, Розы Люксембург, Сакко и Ванцетти и других далеких от Орла лиц. К слову, многие орловцы до сих пор думают, что Сакко и Ванцетти — одно лицо, так и пишут: С. Ванцетти.

Однако названия меняют не только для утверждения новых праздников или вождей революции, но и для того, чтобы стереть из памяти людей чуждые идеи и имена. Особенно это касалось христианской терминологии. Например, 1-я и 2-я Никитские улицы становятся улицами Свободы и Советской, Средне-Монастырская переименовывается в Пожарную, Воскресенская становится улицей Безбожников.

Характер новой орловской власти проявился и в переименовании улицы Зиновьевской. После отстранения от власти Григория Зиновьева — одного из вождей ВКП(б) и лидера III Интернационала — Зиновьевский проезд в срочном порядке переименовали в переулок III Интернационала. Не знали торопливые, что свое имя «опасная» улица получила еще в 1842 году, задолго до рождения большевистской партии и ее лидеров. А может, знали, да перестраховались.

Ну а самой большой нелепицей можно считать случай, когда в результате нововведений первый этаж одного из зданий по ул. Московской располагался и нумеровался по ул. Московской, а второй этаж — по пересекающему улицу проезду.

РОЯЛЬ, ЗВУЧИ…

Однажды Орел посетила всемирно известная певица Любовь Казарновская. Какими судьбами ее занесло в маленький провинциальный город, где нет даже концертного зала, — неизвестно. Концерт состоялся в ДК железнодорожников, под аккомпанемент старого расстроенного рояля. После концерта певица поблагодарила публику, тепло отозвалась о городе и мягко обмолвилась: «Вам бы рояль…»

Вскоре область облетела радостная весть: губернатор Е. Строев подарил Орловскому музыкальному училищу рояль. Красивый. Дорогой. Чтоб его внести, ломали дверной проем. Однако радость была недолгой: вскоре училищу выделили деньги на капремонт, которого оно добивалось не один год.

Как говорил товарищ Сталин, жить стало веселее. Рояль накрыли рогожкой и стали сдувать с него пыль. Задача строителей — спасти здание, задача директора — спасти рояль. Он посчитал: при существующем финансировании ремонт затянется на четверть века.

ОРЛОВЩИНА ПО МАРКСУ

Когда-то давно, в XIX веке, на месте Шаблыкинского района располагалось несколько поместий. Одно из них принадлежало академику Теплову. Его библиотека была одной из крупнейших в Орловской губернии и насчитывала 20 тысяч книг.

По соседству жил дворянин Киреевский. Он имел библиотеку в 18 тысяч книг.

Там, где сегодня располагается деревня Глыбочки, находилось поместье графа Эссена, знаменитого тем, что он построил храм и начальную школу.

Поместья уничтожили в начале прошлого века. К началу нынешнего века уничтожили колхозы и сов-хозы. Во всем районе — ни одного книжного магазина. В Глыбочской средней школе число детей сократилось с 500 до двух десятков. Кругом — запустение и разруха.

Недалеко от школы, рядом с фруктовым садом, которому под 150 лет, живет бывший директор местной школы Петр Михайлович, когда-то награжденный медалью из рук самого Егора Строева как лучший пропагандист и агитатор. 76-летний старик интеллигент не сдается.

— Думаете, я не в курсе дел? Ошибаетесь, — убежден он. — Я много читаю.

И показал в закладках книгу. Карл Маркс. 15-й том.

— Теперь я все знаю о капитализме в Орловской области!

Елена Годлевская. (Продолжение следует.)

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц