Первая волна кризиса — долги по зарплате

Случилось прежде небывалое — в прокуратуру области вызвали гендиректора «Орелстроя» В. В. Соболева и предложили объяснить, как возникла задолженность по зарплате в структурных подразделениях СУ-1, СУ-5, «Стройиндустрии» и как скоро эта задолженность будет погашена. Гендиректор объяснил, и задолженность была погашена довольно быстро — пришли федеральные деньги за жилье, построенное по программе военных сертификатов.

Полтора десятка миллионов рублей долга, о которых шла речь, — это капля в море объемов, которыми оперирует «Орелстрой». Достаточно сказать, что годовой оборот этой организации сопоставим с годовым размером бюджета города Орла. Стало быть, и этот строительный монстр работает теперь с колес, свободных средств нет. Печально.

Кризис сделал борьбу за выплату зарплаты приоритетным направлением в деятельности прокуратуры. Не сказать, что рычагов воздействия много. До двух месяцев задержка зарплаты — административная статья, штраф. Больше двух месяцев — тоже штраф и угроза проштрафившемуся руководителю попасть в реестр дисквалифицированных лиц. Это тоже не смертельно, хотя создает проблемы для выгодного трудоустройства. Но не навсегда, а преграды в России преодолевать умеют. Серьезная мера — уголовное преследование, но оно наступает только в том случае, если следствию удастся доказать корыстную заинтересованность работодателя в задержке выплаты наемному персоналу заработанного. Иначе говоря, деньги были, а он не платил, как-то иначе, корыстно ими распорядился.

Пока подобных историй немного. Точнее, решение о доказанности может вынести только суд. По материалам, переданным облпрокуратурой в Следственное управление, тот возбудил четыре уголовных дела. Корыстная составляющая в задержке заработной платы прослеживается на отдельных предприятиях Урицкого, Хотынецкого, Верховского районов и в ЗАО «Мценский завод вторцветмет» г-на Пронякина. Последний случай выделяем отдельно, поскольку это дело с задержкой — давнее, и было мало надежды, что здесь есть хоть какие-то перспективы. Теперь, возможно, появятся.

Оговоримся, что речь идет только о предприятиях, численность работающих на которых превышает 45 человек. Такие юрлица регулярно шлют отчетность в службу статистики, прокуратура проверяет достоверность сообщенных данных и ведет работу по принуждению руководителей к выплате задержанного, если факты имеются. Что творится в разных мелких конторках, — картина, трудно поддающаяся учету и описанию.

На 1 декабря размер долга по зарплате на орловских предприятиях с численностью работающих свыше 45 человек составлял 132 млн. рублей. К двадцатому числу того же месяца он сократился до 60 млн. Уменьшилось и количество предприятий-должников. Что будет после Нового года, покажет новая статистика.

Восторги по поводу того, что Орловщина успешно пережила первую волну кризиса (будет вторая, третья, а на подходе девятый вал?), кажутся хорошей миной при не очень хорошей игре. Конъюнктура за три неполных недели кризиса не улучшилась, перспектив экономического роста по-прежнему не видно. На предприятиях-должниках попросту подгребли резервы. А что делать, когда они закончатся? Зарплату нужно платить и в январе, и в феврале…

Способы решения проблемы имеются — людей отправляют в неоплачиваемые отпуска, сокращают рабочую неделю. Логическое завершение цепочки — увольнение. Нет человека — не проблемы.

Когда пишется этот материал, рабочие ООО «Литейный завод им. Медведева» бастуют. На предприятие, как и положено, чтобы не уволили за прогул, пришли, к работе — не приступали. Терпению литейщиков можно позавидовать: зарплату выплатили только за сентябрь. За октябрь и ноябрь — нет. На дворе, напомним, конец декабря.

«Корыстной или иной личной заинтересованности», как того требует закон для возбуждения уголовного дела, в действиях руководства литейного производства по невыплате трудовому коллективу заработанного не обнаружено. Кризис.

Из справки облпрокуратуры: «Основными причинами возникновения задолженности в нынешних условиях является снижение спроса на выпускаемую продукцию, а на предприятиях сельского хозяйства — низкие цены на сельхозпродукцию, что не позволяет покрыть затраты на выращивание этой продукции. Кроме того, банки отказывают в выдаче кредитов предприятиям, поэтому у подавляющего их количества отсутствует возможность погашения сложившихся долгов по заработной плате».

При замкнутом круге неизбежно возникает волшебное слово «оптимизация».

По предварительным данным, представленным работодателями в ноябре — декабре в службу занятости, о предстоящих увольнениях в связи с сокращением численности предупреждены порядка двух тысяч человек. Из них полторы тысячи приходится на Орел.

Самые масштабные увольнения до конца нынешнего года и в январе следующего пройдут в ЗАО «Орлэкс» — более 900 человек (из-за снятия с производства изделий и, как следствие, закрытия сборочного цеха и сокращения численности работников вспомогательных цехов); в ЗАО «Научприбор» — 150 человек (из-за сокращения объемов производства); в ЗАО «Залегощь-Сахар» — порядка 130 человек (завод законсервирован); в ООО «Орелкорд» — 85 человек (из-за снижения объемов производства), в ОАО «Мценский завод «Коммаш» — около 50 человек (оптимизация численности работников вспомогательных производств).

В селе за бесценок продают зерно, чтобы рассчитаться с долгами. В городе уповают на изменение кредитной политики банков. Замкнутый круг нужно разорвать, чтобы начать движение вперед. Такого движения пока не видно. Разбираем последствия слегка отхлынувшей «первой волны».

С. РУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность