Про цирк с бюллетенями

В исходе выборов президента — люди мы взрослые — вряд ли кто-нибудь сомневался. Речь, разумеется, идет не о том, сколько процентов наберет тот или иной кандидат, а о победителе. Иная ситуация — с довыборами в городской и областной Советы народных депутатов. Здесь, как говорится, возможны были варианты. Опыт предыдущих выборных кампаний свидетельствовал, что ради достижения нужного результата власть не остановится почти ни перед чем. Поэтому заявления самых разных официальных лиц — от председателя областного Совета И. Я. Мосякина до заместителя прокурора области В. П. Опалькова, — сделанные буквально по следам голосования, что оно, как и вся предвыборная кампания, прошло в строгом соответствии с законом, а жалоб на его нарушение не поступало, вызывает смутные сомнения в правдоподобности подобного рода утверждений. Неужели характер власти мог измениться столь резко? Чтобы разобраться в этом беспокоящем нас вопросе, мы устроили «круглый стол», за которым собрались наблюдатели, представители кандидатов в депутаты, сами кандидаты и члены избирательных комиссий. Тема общения была сформулирована предельно просто: «О характере прошедших выборов».

С. Ю. Гришин, кандидат в депутаты Орловского городского Совета: Характер выборов, к сожалению, не меняется. Сами посудите. Голосование у нас — дело исключительно добровольное. При этом в следственном изоляторе явка достигает 100 процентов. Тот же результат — в психиатрической больнице… Выборы являются «прозрачным» мероприятием, но при этом в моем и других округах строем голосуют военно-служащие под присмотром своего начальства. Однако узнать, что за люди пришли голосовать и имеют ли они вообще право это делать, не представляется возможным: списки голосующих оказываются «засекреченными». И попробуйте кому-нибудь доказать, что это бред.

«Красная строка». В прокуратуру не жаловались?

С. Ю. Гришин. Подождите, дойдем и до прокуратуры. Незаконные методы агитации недопустимы, но при этом в моем округе работники госструктуры разносят пенсионерам пенсии вместе с агитационными материалами конкурента. Жалобы на многочисленные нарушения как во время предвыборной кампании, так и в день выборов я направлял не только в территориальную избирательную комиссию, но и в прокуратуру. Из территориального избиркома мне ответили только однажды. Написали, что заявление рассматривать не будут, поскольку направили его для рассмотрения в прокуратуру. Из прокуратуры я вообще ничего не получил, ни одного ответа. А затем прозвучало заявление зама прокурора области Опалькова, что жалоб на нарушения вообще не было. Таким образом, заместитель прокурора либо сознательно говорит неправду, либо не знает, что делается в прокуратуре. Поверить в последнее сложно. Власть просто добивается нужного результата. Показательна в этом смысле очень странная заметка в «Орловской правде» — областном «рупоре», в котором все коммунисты и проголосовавшие за них косвенно сравниваются с клоунами в цирке. Вот отношение власти к своим согражданам, имеющим отличную точку зрения.

«КС». Про клоунов в «Орловской правде» — это, скорее, из серии «у кого что болит»… Но сравнение с цирком интересно. Не встречался ли кто-нибудь из вас на избирательных участках с фактами, которые подкрепляют этот смелый образ?

Д. А. Краюхин, член территориальной избирательной комиссии с правом совещательного голоса: Встречался. Я, по крайней мере, неоднократно. Избирательный участок № 106, расположенный в 39-й школе. Как известно, бюллетень, в котором сделано более одной пометки, по закону считается недействительным. Это императивная норма. Бюллетень в этом случае не может, а должен быть признан недействительным. И вот идет пересчет бюллетеней. Лежит пачка. Сверху очень интересный экземпляр: знаки проставлены во всех четырех клетках для голосования. Знаки такие: минус, минус, минус и галочка.

«КС». Галочка за кого?

Д. А. Краюхин. За Медведева. Что меня совершенно потрясло, представитель кандидата в президенты Зюганова говорит: «Воля избирателя ясна. Давайте проголосуем, считать ли бюллетень действительным». И члены избирательной комиссии его поддерживают. Председатель, видя такое дело — а протестую я один, — ставит вопрос на голосование.

«КС». И каков результат?

Д. А. Краюхин. Бюллетень признается действительным. Но это не все. Под этим интересным бюллетенем лежит другой, еще интереснее. Там знаки в квадратиках такие: плюс, плюс, плюс и галочка… (Заинтересованное, как в цирке, молчание участников «круглого стола»). Ставят на голосование, признавать ли действительным этот бюллетень.

«КС». И?

Д. А. Краюхин. Признают. 106-й участок, школа им. Шиллера…

«КС». Может, немецкая методика какая-то?

И. И. Соломатина, наблюдатель с участка № 106, совсем молоденькая девушка: Около шести вечера на участок пришел мужчина, начал предъявлять паспорт, смотрит, а напротив его фамилии паспортные данные уже вписаны. Он — к нам: «Что происходит?» Мы начали разбираться. Комиссия — в крик. Тогда мы вызвали нашего юриста. Он посмотрел, а в списках еще человек сорок непроголосовавших, напротив чьих фамилий уже вписаны паспортные данные. Оставалось только подпись поставить.

«КС». И что?

И. И. Соломатина. Девушке, которая за этими списками сидела, сразу плохо стало, она начала какие-то галочки карандашом подтирать. Потом ее просто в другой кабинет увели, а на ее место другая девушка села. Но мы прежде ту, первую, спросили: «Как ваша фамилия»? Сидит, не отвечает. Председателем комиссии был директор школы. Мы у него спрашиваем. А он говорит: «Не знаю, в первый раз ее вижу».

«КС». Интересный факт! Но давайте отойдем от локальных случаев и поговорим об общих тенденциях. Чем, на ваш взгляд, объясняется очень высокий процент испорченных бюллетеней и огромный процент людей, проголосовавших на дому, вне избирательных участков?

Д. А. Краюхин. Не просто «очень высокий» и «огромный» проценты. В Орловской области число проголосовавших на дому перевалило за 14 процентов при том, что средний процент по России — чуть больше семи. Из всех близлежащих областей нет ни одной, в которой больше бы проголосовало вне избирательных участков, и нет ни одной, где больше бы испортили бюллетеней, чем в Орловской области.

«КС». Егор Семенович сказал, что у нас лучший результат в Центральном федеральном округе!

Д. А. Краюхин. Это сказал не только Егор Семенович. Это сказал еще и председатель областной избирательной комиссии Е. Н. Щендригин: «У нас лучший результат», то есть лучше всех проголосовали за Медведева. Когда председатель областной избирательной комиссии таким образом дает оценку выборам, возникает вопрос: кто он в первую очередь — председатель областной избирательной комиссии или председатель совета сторонников партии «Единая Россия» в Орловской области.

«КС». Приоритеты, нам кажется, обозначены достаточно ясно. Щендригин же сначала стал председателем совета сторонников партии «Единая Россия» в Орловской области и только потом председателем облизбиркома. Чему же тут удивляться?

В. С. Николаев, член муниципальной избирательной комиссии, представляющий на «круглом столе» «самого себя»: А мы и не удивляемся. Как и тому, что среди председателей участковых избирательных комиссий не было ни одного коммуниста.

«КС». Вернемся к испорченным бюллетеням и огромному количеству людей, проголосовавших на дому. Испорченные бюллетени — это проявление как протеста, так и неграмотности избирателей. Однако трудно предположить, что в 9-м избирательном округе, где проходили довыборы депутата облсовета, набралось такое количество протестующих и неграмотных, что они умудрились испортить почти две с половиной тысячи (!) бюллетеней. Напрашивается вывод, что, скорее всего, бюллетени портили намеренно, обеспечивая победу определенному кандидату. С голосованием на дому еще более интересная тема. У нас что — такое количество больных?

В. С. Николаев. Да, получается, что в Орловской области больше, чем в среднем по стране, больных и больше, чем в среднем по стране, неграмотных. Это расходится с официальными утверждениями областных властей, постоянно представляющих Орловщину в виде процветающего и исключительно благополучного региона.

«КС». В два раза больше больных и неграмотных, чем в среднем по стране… Дело, надо полагать, не столько в болезнях, сколько в уникальных возможностях, которые получают правильно подобранные члены избирательных комиссий, оставшись один на один с не-определившимся избирателем. Свидетелей-то нет, возможности для агитации открываются исключительные. И не только для агитации.

Г. Е. Курикалов, кандидат в депутаты Орловского городского Совета: О честности и легитимности выборов говорить не приходится. На 90-м, 91-м, других участках мы столкнулись с тем, что наших наблюдателей отсадили от урн на такое расстояние, что контролировать, просто видеть процедуру голосования было невозможно. При этом территориальная избирательная комиссия своим решением запретила наблюдателям передвигаться по помещениям, в которых шло голосование. Мы написали жалобу в вышестоящую избирательную комиссию. Получаем ответ: «Права наблюдателей устанавливаются федеральным законодательством. Наблюдатели имеют право на свободное перемещение в помещении для голосования».

«КС». А когда вы получили ответ?

Г. Е. Курикалов. Через два дня после выборов, а помечен 3 марта, когда выборы, сами понимаете, прошли и итоги подведены. И какой толк в таком реагировании? Это видимость соблюдения законности. Она называется фарсом.

В. С. Николаев. Сказать, что выборы нелегитимны, наверное, нельзя, но то, что они проводились с грубейшими нарушениями закона, могу подтвердить примером по 105-му участку. Кандидат в депутаты позвонил в муниципальную избирательную комиссию, и мне пришлось ехать на этот участок лично. Оказалось, что председатель участковой избирательной комиссии, ведя подсчет голосов, не гасил бюллетени. Когда я его, точнее — ее (председателем была женщина), спросил, почему не делается то, что предписано законом, прозвучал ответ, сильно меня удививший: «Погасим после подсчета». Понимаю, всякое бывает: человек устал, нервничает, просто зарапортовался. Поэтому я достал закон и показал статью, в которой черным по белому написано, что, прежде чем вести подсчет, бюллетени надо погасить. На это председатель участковой избирательной комиссии мне заявила следующее: «Мне все равно так сказали делать». — «Кто сказал?» — «Нет, не могу вам этого сказать»!

«КС». Сказали не говорить…

В. С. Николаев. Сослаться на то, что она неграмотна и не понимает? Грамотна, понимает. Остается предположить, что целью было подогнать бюллетени под нужный результат. Но арифметика не сошлась. Тогда объяснили, что произошла техническая ошибка, недостающие голоса отобрали у Жириновского, и нужный результат был получен.

«КС». То есть как это отобрали у Жириновского?

В. С. Николаев. При первом подсчете у него было одно количество голосов, при втором — на тридцать голосов меньше.

«КС». Жаль, жаль Владимира Вольфовича…

Г. С. Саркисян, кандидат в депутаты Орловского городского Совета: Нарушения носили столь системный характер, что просто руки опускались. Победить в такой ситуации невозможно, хотя характер у меня бойцовский. Я сделал вывод, что мы сели играть за один стол с шулерами. Шулера обыграть невозможно, если ты сам не шулер.

«КС». Сильная формулировка. Поясните.

Г. С. Саркисян. Приведу только один, самый показательный пример. О «мелочах» нет желания рассказывать. Прошу прощения у коммунистов, но я не стал голосовать за их кандидата в президенты. Я просто предъявил паспорт, расписался в получении бюллетеня, свернул его, положил в карман и пошел к выходу, на что имею полное право. Однако выпустить меня не захотели. Спрашивают: «А вы почему не голосуете?» — «Не желаю». — «Нет, вы должны». «Объясните, что я нарушил и привлеките к ответственности, вон два милиционера сидят». Заволновались: «Так у нас же итоги не сойдутся». «В чем проблема? — говорю. — Хотите, дам вам расписку: я, такой-то, такой-то, Саркисян, унес бюллетень с собой, в чем расписываюсь. Подошьете к протоколу, все сойдется». В общем, махнул председатель на меня рукой, унес я бюллетень. На следующий день захожу на интернет-сайт ЦИКа, нахожу Орловскую область, мой родной 18-й участок. Читаю: «Число бюллетеней, выданных в помещении для голосования в день голосования — 621». Читаю дальше: «Число бюллетеней в стационарном ящике для голосования — 621»…

(Продолжительный смех участников «круглого стола».)

В. С. Николаев (раздраженно стуча костяшками пальцев по голове). Ну и участочек!

«КС». Безотносительно к отдельному случаю. За сознательное нарушение выборного законодательства предусмотрено не только административное, но и уголовное наказание. Сколько вообще было случаев, когда наказание применялось? Выборов-то уже прошло ой-ой-ой сколько.

В. С. Николаев. На моей памяти не было ни одного случая. Даже по совершенно вопиющему факту, когда в Северном районе подделали заверенный протокол, в результате чего только у КПРФ украли порядка 700 голосов, решение до сих пор не принято. Хотя времени прошло достаточно. Схема, по всей видимости, работает такая: перед председателями избиркомов ставится задача. Выполнять ее разрешают с нарушением закона. В худшем случае, если нарушитель будет пойман с поличным, ему грозит небольшое взыскание, которое с лихвою будет перекрыто дальнейшим поощрением. В результате нарушитель все равно в выигрыше. Похоже, что это система. Но я не соглашусь с Саркисяном, что голосовать бессмысленно, потому что шулеров не переиграть. Если мы опустим руки и перестанем ходить на выборы, так называемая партия власти совсем обнаглеет. Все, что делается ею приемлемого для страны, делается потому, что у власти есть ощущение: если не поднимать армию, не повышать зарплату и пенсии, могут смести. Власть чувствует, что ее подпирают, и стремится делать хоть что-то. Не будут подпирать — чего бояться? Тогда, как говорится, погнали! Бороться на выборах надо, но грамотно, подготовленно.

«КС». Ну вот вы — грамотно, подготовленно, с законом в руке — пришли на избирательный участок. И что услышали от человека, поставленного блюсти закон? «Мне так сказали!» Не боитесь, что в ближайшем будущем лица гораздо выше рангом, призванные следить за соблюдением законности, откровенно, но приватно вам скажут: «Да плевать на закон. Нам так сказали».

В. С. Николаев. Этого не может быть. (Не очень уверенно.)

«КС». На выборы, безусловно, ходить нужно. Возможно, со временем упрямые люди, не желающие быть клоунами, и превратят нынешний цирк в подобие цивилизованного общества, в котором, страшно сказать, правит закон, а не партия, какое бы название она сегодня ни носила. Ну и, разумеется, не директор того самого цирка. Пусть лучше о клоунах заботится. Не сказать, что их стало сегодня невыносимо много. Однако прожорливы…

Записал Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц