Красная строка № 20 (201) от 8 июня 2012 года

А кому не нравится — затыкайте уши!

«…Шум на улицах сильней». И не только на улицах, но и за стеной у соседа. И даже если вас разделяют не одна стена, а несколько этажей, все равно — от шума нет спасения. И шум этот отнюдь не праздничный. Это вам, увы, не «Москва майская». Это так называемая клубная музыка, «клубняк».

Минули те времена, когда тишину жилых кварталов нарушали звон гитар и молодежное пение. Молодежь (в массе своей) давно не поет. Она слушает — наслаждается низкочастотными ритмами без всякой мелодии и слов. Слова, а значит и смыслы, уже не нужны массовому молодежному сознанию. Наркотический низкочастотный ритм заменил все — и музыкальную гармонию, и мысль, которая в прежние времена тоже доставляла удовольствие слушателю.

Говорят, все это придумали в Тавистокском институте человека на юго-западе Англии. Когда-то там изобрели «Битлз», потом тяжелый рок. Новым этапом манипуляции сознанием и разрушения культурной идентичности стала так называемая клубная музыка. Шаманские ритмы самых мрачных языческих культов, положенные в основу «дискотечной субкультуры», постепенно очищались от таких «анахронизмов», как слова и мелодия. И в результате получился тот самый «клубняк», который сочиняют не композиторы и даже не рок-музканты, а диск-жокеи, соревнующиеся в изощренности тяжелых ритмов. И как в известном романе братьев Стругацких «Обитаемый остров», эти звуки стали необходимой энергетической, психотропной подпиткой для многих, но при этом в обществе обнаружились и «выродки», то есть не поддающиеся магии гипнотизирующих звуков. Их корчит от невыносимой боли, когда все остальные «балдеют».

Одна моя знакомая, в общем уже не молоденькая, солидная женщина с высшим образованием, как-то удивила меня. Рассказывая о своем отдыхе в Крыму, она посетовала, что в одну из ночей не могла уснуть, потому что под окном… «горланили какие-то заезжие артисты». Как выяснилось, они пели за бутылкой крымского вина русские песни и арии из классических оперетт. И, представьте себе, мешали отдыхать моей знакомой! При этом еженощный бой пляжной дискотеки женщину ничуть не беспокоил. Под эти звуки, по ее собственному признанию, она каждую ночь спала «как младенец». Стоит ли удивляться, что сын этой моей знакомой, прежде чем включить зажигание в своей машине, нажимает пуск стереосистемы и погружает себя, а заодно и окружающее пространство, в низкочастотный ритмичный бой и вой.

Этими звуками давно уже полны улицы нашего города. Динамики изрыгают их под шатрами летних кафе, в салонах проезжающих и припаркованных автомобилей. Они рвутся из открытых в жару окон и пробивают насквозь этажи, врезаясь в уши и мозг спящих «выродков».

Но что бы там не придумывали Тавистокские манипуляторы–глобалисты, в каждом уважающем себя государстве и городе должны быть закон и порядок. В конце концов, даже по либеральным меркам свобода и права каждого конкретного человека кончаются там, где начинаются свобода и права соседа.

И вот в интернете как-то промелькнуло любопытное сообщение. В одном из городов Томской области жителям многоэтажного дома удалось привлечь к ответу своего молодого соседа, «выбивавшего» им мозги так называемой «музыкой» в течение нескольких часов. Примечательно то, что дискотеку в своей квартире молодой человек устроил на горе соседям не ночью, а в вечернее время, когда, в общем, еще никто не спит. И тем не менее, местный участковый составил протокол об административном правонарушении, а мировой суд принял к рассмотрению заявление граждан и оштрафовал нарушителя спокойствия. Молодой человек, успевший, несмотря на молодость, усвоить, что у него «есть права», обжаловал решение мирового суда. Доводы «не выродка» были следующими: во-первых, уровень звука, изрыгаемого его усилителем, не превышал допустимые нормы по количеству децибел, а во-вторых, слушал он музыку до 23 часов. Настырный «правовед» дошел до Верховного Суда, пытаясь отстоять свое право на удовольствие. Однако Верховный Суд рассудил по-своему: ни время суток, ни количество децибел в данном случае не являются решающими факторами. Главное, по ВС — это «нарушение покоя граждан». Если такое нарушение есть, если сами граждане считают, что покой их нарушен — значит все, нарушитель должен быть привлечен к административной ответственности.

Но спросите любого участкового в Орле, и он вам объяснит, что если составит протокол о шуме не в ночное время, то это может быть расценено надзирающими органами как неправомерные действия полиции.

В прокуратуре Орловской области мне подтвердили: участковый совершенно прав. Оказывается, согласно закону Орловской области «Об ответственности за административные правонарушения» шуметь нельзя у нас только с 23 до 7 часов утра. Именно этот период времени является определяющим фактором для привлечения к ответ­ственности. Иных вариантов нет. В той же статье областного закона записано, что в местах организованного отдыха — санатории, детском оздоровительном лагере — нарушителем спокой­ствия может быть признан тот, кто осмелиться шуметь в часы, отведенные для отдыха окружающих, то есть во время «тихого часа», например. Но тот же любитель «клубняка» окажется неподсуден, если он на всю врубит динамики в салоне своей иномарки в любое другое время суток. Такова логика орловского закона. Как пояснили мне в прокуратуре, данные отношения регулируются только региональным законодательством.

Если вам досаждают уличные кафе или магазины, которые частенько вывешивают у входа электрический бубен в виде колонки усилителя, то тогда придется обращаться в местное управление Роспотребнадзора. По вашему заявлению специалисты придут к вам домой, измерят уровень децибел, который не смогли погасить наружные стены вашего дома, и только после этого примут решение — штрафовать владельца заведения за нарушение вашего покоя или, может быть, вам просто следует признать себя неврастеником!

Однажды жители дома на Пролетарской горе, который ближе всех расположен к парку культуры и отдыха, попытались через депутатов горсовета воздействовать на владельца паркового кафе. Из-под его шатров целыми днями доносились изнуряющие слух и нервы низкочастотные удары. Владелец кафе безапелляционно заявил тогда заместителю председателя горсовета М. Вдовину: мол, я закон знаю, у меня децибелы в норме. И дело заглохло.

Однако возникает вопрос: как же тогда быть с рекомендациями Верховного Суда? На этот вопрос в Орле я не нашел ответа. В областной прокуратуре предположили только, что, возможно, в сибирском городе действует несколько иной, отличающийся от орловского, закон «Об ответ­ственности за административные правонарушения». Но как бы там ни было, Верховный Суд ясно указал: ни время суток, ни уровень шума в таких вопросах не являются главным показателем.

Мои собеседники в прокуратуре и управлении Роспотребнадзора предположили, что, вероятно, можно попытаться приструнить шумного соседа, обратившись напрямую в мировой суд с исковым заявлением. Но что помешает орловскому мировому судье также сослаться на региональное законодательство и отвергнуть все наши претензии к соседу только на том основании, что он «выбивал мозги» до 23-х или уже после семи утра? Орел, увы, не сибирский городок!

Так может быть, орловским региональным законодателям — депутатам областного Совета есть смыл внести некоторые дополнения в статью 11 Закона Орловской области «Об ответственности за административные правонарушения» — в соответствии с рекомендациями Верховного Суда? Или наших депутатов, как и мою образованную знакомую, тоже раздражают только русские песни и классическая музыка?

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность