Блуждающие огни России

Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы, что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам…
А. С. Пушкин

История не происходит по своему капризу, стихийно. Она теперь делается сознательно, можно сказать — по заказу сильных мира сего.
А. А. Зиновьев

Заплутавший в таежной глуши путник ищет признаки человеческого жилья: авось мелькнет спасительный огонек сторожки или костра. Но тьма сгущается. Тревожно и тоскливо на душе. И вдруг видит странные голубоватые блики. Не разбирая дороги, спотыкаясь и падая, спешит к этим знакам надежды. А те неожиданно пропадают. В отчаянии он озирается и с удивлением замечает мерцание в противоположной стороне. Снова бредет устало к манящим огонькам. И вновь окутывает его безнадежный мрак, а свечение возникает уже в другом месте. И так до бесконечности, пока не свалится в изнеможении бедолага и не поймет, что его манят коварные болотные огни, зовущие в гибельную трясину. И почудятся ему зловещий хохот и ликующие вопли слуг князя тьмы: «Я в восхищении! Мы в восхищении!» И отпрянет с ужасом от зловонной, бурлящей адскими пузырями бездны, чтобы снова искать настоящий огонь веры, надежды и любви…

Так и Россия блуждает в поисках своего бытия, бездарно потерянного с гибелью советской державы, высшего воплощения русской цивилизации. Выхода не видно, а обманные гнилушки «суверенной демократии» и либерального «Института современного развития», мерцающие то справа, то слева, того и гляди, заведут в бездонную топь исторического небытия под увещевания об инновациях, инвестициях, модернизации и безоглядное реформирование всего и вся по западным лекалам.

Лопаются один за другим болотные пузыри. Стелется ядовитый туман «политкорректности», «толерантности», антисоветизма и русофобии. Старый советский кафтан изношен до дыр, а новый, подобно жуликам из сказки Андерсена, шьют из воздуха. И все чаще слышатся изумленные возгласы: «А король-то голый!»

Между тем время, отпущенное России на выход из затянувшегося блуждания в исторических потемках, на исходе. Безвозвратные потери огромны. Бить в литавры неуместно, а страна все глубже погружается в криминально-рыночное коррупционное болото. «Спасите! Помогите!» — взывают тонущие, в отчаянье простирая руки к «управляющей компании». А та продолжает гвоздить советское прошлое и успокаивать: «Свобода лучше несвободы!» Перед этой фантасмагорией перманентного кризиса тускнеют сюрреалистические картины Сальвадора Дали. Подлинный сюрреализм — здесь и сейчас…

Пиррова победа «демократов» в августе 91-го подается с утробным торжеством «элитарного» образа над омороченным народом. «Мы победили! — ликовал голос на НТВ в годовщину «торжества демократических ценностей». — Но совок все еще среди нас!»

Либеральные чревовещатели двадцать лет глумятся над советским человеком, тружеником и воином, над его русской православной ментальностью, моралью и нравственностью, образом жизни, патриотизмом, верой в справедливость, отвержением волчьих законов рынка, философии потребительства, растления и социального людоедства. Все это не раз осмеяно и опошлено русофобствующей демшизой и либеральной тусовкой «интеллектуалов».

Перестали тускло отсвечивать шмелёвы, аганбегяны, заславские, клямкины и прочие трубадуры рыночной демократии, авторы остервенело-пафосного сборника «Иного не дано». Небезызвестная Лариса Пияшева в приступе эйфории писала: «Страшен ли крах социализма? Нет, не страшен. Страшно, когда у кормила власти оказываются уголовные преступники и неучи. Страшно, когда их сановные эксперты живут по заповеди «Чего изволите?». Страшно потому, что безответственная экономическая, безответственная финансовая и безответственная социальная политика в конце концов с неизбежностью кончаются катастрофой. Страшно, когда ни у кого уже не остается надежды и опустошающее безразличие заполняет душу…» («Прощай, социализм», журнал «Век XX и мир»; № 6, 1990).

По сути, Кассандра рынка предсказала все, что с удручающей повторяемостью происходит в условиях «победившей демократии». Не страшно ли ей теперь? И неужели взаправду «иного не дано»?

Но вот замигали новые болотные огни «красавцев» Сванидзе, Федотова, Караганова и целого сонма либеральных полицаев, исполняющих роль «зондеркоманд» по «десталинизации» и зачистке советской истории. В духовном и информационном пространстве расставляются очередные лжемаяки. На бесконечных «ток-шоу» изгаляются над советским периодом, усматривая в нем главного виновника нынешних тревог, неудач и катастроф. Когда же этой публике резонно указывают на социально-экономические провалы и деградацию изрядной части общества, душеприказчики рыночной демократии уверяют: «Нет — жить стало лучше, но, конечно, гаже. Да ведь иного не дано!»

В августовской передаче «Исторический процесс» Сванидзе пытался навязать аудитории некую параллель событий 1917 г. и августа 1991 г. «Схожими» фигурами обозначили Керенского и Горбачева, а ГКЧП противопоставили генералу Корнилову. Лжеисторическую затею с блеском разоблачили С. Кургинян и его коллеги. Счет поединка оказался явно не в пользу либеральных шулеров от истории.

Нелепо сравнивать Керенского, не обладавшего полнотой власти в расхристанной послефевральской России, — с Горбачевым, в руках которого был мощный государственный и силовой аппарат. Иуда сознательно способствовал разрушению СССР. А до нелепости инфантильный ГКЧП, состоявший из патриотов-государственников, никоим образом не может быть уподоблен Корнилову, генералу с диктаторскими амбициями, одному из вдохновителей прозападного Белого движения.

Любое сравнение хромает, а эта вымученная аналогия — тем более. Керенский и Горбачев, ГКЧП и Корнилов действовали в принципиально различных исторических условиях, не сопоставимых по целям, значимости и масштабу событий.

29 сентября в том же духе была построена теледискуссия, приуроченная к трагическим событиям октября 1993 г. Разгон царем и Столыпиным I и II Государственных Дум команда Сванидзе пыталась сравнивать с государственным переворотом, учиненным Ельциным. И снова не сошлись концы с концами, несмотря на истерику Сванидзе и профессора Ю. Пивоварова. Последний в ярости «прокололся», сожалея, что разность эпох не позволяет ему вернуться в 1917 г. и порешить в Смольном всех большевиков, «затеявших Октябрьский переворот». «Толерантный» либерал, однако… Счет снова был не в пользу Сванидзе. Он и его «спецы» не только не осудили жестокую расправу над защитниками Верховного Совета, но и кощунственно назвали их «фашистскими мятежниками». Кровь жертв «черного октября» — на совести всех, кто призывал «раздавить гадину», в том числе и на Сванидзе, красовавшемся в те скорбные дни на экране. «Вы и есть убивец!» — произнес С. Кургинян знаменитую фразу из романа Достоевского «Преступление и наказание», обращаясь к Сванидзе и его окружению. Точнее не скажешь. Порядочный человек после этой передачи отказался бы от дальнейшего участия в «Историческом процессе». Но с «общечеловеками», свободными от угрызений совести, это вряд ли произойдет. И мы снова будем их лицезреть, поскольку они — «на спецзадании».

19 октября эта компания в очередной раз «обличала» советскую эпоху, пытаясь уравнять высылку из страны в 1922 г. антисоветски настроенных ученых, писателей и философов с массовым выездом за рубеж тысяч специалистов, не нашедших достойного применения своим знаниям в «демократической» России. И снова причиной небывалой «утечки мозгов» были объявлены не разрушители великой державы, а советская государственность!

Так будет и впредь, поскольку других аргументов у защитников «либеральных ценностей» просто нет. «Исторический процесс», как и предшествовавший ему «Суд времени», — яркое свидетельство того, как в условиях исчерпания попыток вывода России из исторической ловушки, либерально-консервативное сообщество ищет знаковые фигуры и события минувшего — от Деникина, Каппеля, Колчака, философа Ильина, писателей Шмелёва и Солженицына до Столыпина. Цель — найти в прошлом некие символы государственности и охранительного патриотизма, близкие по духу нынешней политической структуре и идеологии власти.

Фактически речь идет об использовании неправомерных исторических аналогий в информационно-психологической битве за историю и умы нынешнего и будущих поколений. Одновременно проводится «инвентаризация» советского прошлого с неизменным обвинительным уклоном, а также историческая и духовная реабилитация извлеченных из небытия лиц с апелляцией к их неприятию Октябрьской революции, социалистического выбора и в целом советской государственности. Идет «холодная» гражданская война. Агрессивность этого процесса возрастает с началом очередного избирательного цикла, определяющего дальнейшую судьбу страны. Что мы и наблюдаем сегодня в деятельности ангажированных СМИ.

Стоит задуматься, кому это выгодно и как это отразится на формировании национального самосознания русского и других народов России. На их будущем. Ведь другой Родины у большинства россиян не будет. Не надо забывать, что за всем происходящим пристально наблюдает безжалостный холодный зрак мировой закулисы, усилиями которой совместно с «пятой колонной» сокрушен не только Советский Союз, но и Югославия, Ирак, Ливия, а также организована серия «цветных» революций в других странах.

В предстоящем году будем отмечать 1150-летие Государства Российского. Стране действительно требуются стабильность, диверсификация экономики, меры по сбережению народа, возрождению его духовности, обеспечению достойного уровня жизни, уверенности в будущем, надежная система национальной безопасности и оборонного комплекса и, наконец, давно назревшая реинтеграция постсоветского пространства.

Либеральный дискурс российского государства оказался несовместимым с геополитическими, национально-государственными и народными интересами. Именно поэтому огромная часть социума выступает против оголтелых, бессмысленных и заведомо провокационных вылазок в прошлое. Обстановка требует трезвой оценки настоящего и научно обоснованных перспектив будущего, которое затянуто туманом лжи и демагогии.

Пещерный антикоммунизм, системно встроенный в структуру медиа-пространства, и идеологемы о «преступлениях сталинизма» — это мина замедленного действия, которая может взорвать хрупкую стабильность и дать повод западным «партнерам» воспользоваться антисоветской риторикой для вмешательства во внутренние дела страны. Недопустимо разогревать котел политических страстей и одновременно заваривать все выхлопные клапаны. Недопустимо раскалывать и дальше историческое сознание России.

Если думать о Родине, а потом о себе, следует помнить оценку буржуазной демократии, высказанную А. С. Пушкиным: «С изумлением увидели демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нетерпимом тиранстве. Всё благородное, бескорыстное, всё возвышающее душу человеческую подавлено неумолимым эгоизмом и страстию к довольству (comfort)…» Разве не к нынешней России обращены эти слова великого русского поэта?

Исторический процесс продолжается. Не будем к нему равнодушны: блуждающие огни либерализма по-прежнему мерцают со всех сторон. Следует лишь помнить, что их свечение основано на иллюзии горения.

Сто лет назад, в январе 1911 года, виднейший историк России В. О. Ключевский записал в дневнике: «Нынешняя политика: менять законы, реформировать права, но не трогать господствующих интересов.

Чем более сближались мы с Западной Европой, тем труднее становились у нас проявления народной свободы, потому что средства западноевропейской культуры, попадая в руки немногих тонких слоев общества, обращались на их охрану, не на пользу страны, усиливая социальное неравенство, превращались в орудие разносторонней эксплуатации культурно безоружных народных масс, понижая уровень их общественного сознания и усиливая сословное озлобление, чем подготовили их к бунту, а не к свободе. Главная доля вины на бессмысленном управлении…»

Как говорится, зри в корень. Иное — всегда дано!

Юрий Балакин,
историк, член общества РУСО.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц