Красная строка № 26 (248) от 26 июля 2013 года

Дом на Гостиной… Или то, что от него осталось?

Долго, многие годы страшные, пустые глазницы здания на ул. Гостиной в г. Орле пугают обывателей, въезжающих на Красный мост со стороны Посадской. Развалину то «украшали» плакатами, то завешивали сеткой. Все напрасно. Бельмо продолжает торчать. Народ свыкся. И вдруг скандал — «разрушают памятник»! Что такое? Выяснилось, что рушат не строение по Гостиной, 1, а соседнее, по Черкасской, с таким же номером. Однако мнения разделились. Одни говорили, что соседи срослись и стали единым целым, и сущность памятника распространилась в том числе и на соседа. Другие осторожно замечали, что Гостиная — это, конечно, почти Черкасская, но все же свойства памятника не растекаются, как река в половодье. Тем не менее, скандал случился.

Наша газета всегда последовательно выступала в защиту культурно-исторического наследия — и не только потому, что культура — один из важнейших итогов жизни не только человека, но и всего общества, города — в данном случае. Мы защищали и продолжаем защищать памятники архитектуры и истории еще и потому, что городская среда формирует горожанина. И от того, в каком окружении существует человек, зависит, какие склонности он приобретает. Живет в атмосфере разрухи — разруха поселяется в душе. Нет почтения к прошлому — рождается наплевательское отношение к Отчизне, истории Родины. Бездарность архитектурных форм и безвкусица городской планировки создают соответствующий отсвет во взглядах земляков.

Городская среда должны быть гармоничной, естественным образом вырастающей из прошлого, впитывающей лучшие образцы наследия и продолжающей поиски красоты. Однако в случае с названным скандалом возникла проблема оценки. Все ли то, что из прошлого — хорошо? Нет ли в позиции: «Все, что было, таким и должно остаться» культурологического кликушества, консервирующего в том числе и уродство?

Мы решили представить полярные точки зрения на этот вопрос. В данном материале — беседа с гендиректором «Регионинвеста» Евгением Алексеевичем Говорковым и «представителем собственника по доверенности» Борисом Михайловичем Москалыной, ответственными за снос дома по ул. Черкасской, 1. Прямую речь обоих — для удобства восприятия текста — разделять не будем, взгляды людей совпадают.

Я сразу обозначил собственную позицию, чтобы гости не тратили время на поиск нужной тональности разговора.

— По моему личному мнению, дом по Гостиной, 1 давно утратил все характеристики, позволяющие ему называться памятником. Заурядные развалины требуют немедленного сноса. На мой взгляд, на этом месте вообще ничего не следует строить. Городским властям, имей они достаточно денег, следовало бы заняться здесь благоустройством набережной — спрятать под землю теплотрассу, убрать торговые палатки, локализовать под одной крышей рынок и выкорчевать вдоль реки сорняки, придающие Оке вид заброшенного промышленного отстойника. В центре нужно иметь возможность гулять с комфортом, а не шарахаться от псевдоурбанистических кошмаров.

— Мы бы с вами согласились, но у города нет таких денег.

— Тогда изложите свою позицию.

— Она проста. В декабре 2012 г. орловским областным управлением культуры было выдано задание на проектирование здания по Гостиной, 1, в соответствии с которым мы — собственники этого здания и земли под ним — заказали в специализированной смоленской организации, имеющей лицензию Министерства культуры, эскизный проект. Но прежде, чем это сделать, мы встретились и проконсультировались с известным орловским историком Ксенией Александровной Седойкиной, сделавшей нам историческую справку. Ксения Александровна предложила воссоздать на Гостиной, 1 дом Селиверстова, построенный в 1879 году по проекту профессора Иосифа Тибо-Бриньоля. Смоляне создали свой проект по прекрасно сохранившимся чертежам архитектора. Ксения Александровна эту работу одобрила. Затем мы поинтересовались мнением другого авторитетного человека — председателя областного общества охраны памятников истории и культуры профессора Виктора Анатольевича Ливцова. Он также поддержал проект.

— В какой момент начались проблемы?

— Внезапное формирование негативного общественного мнения началось после того, как мы приступили к сносу ветхого строения по Черкасской, 1. Подчеркну — по Черкасской, 1, а не по Гостиной, 1. Те не менее, в телеэфире прозвучало обвинение, что мы ломаем памятник культуры. Мы ломали не памятник культуры, а сносили аварийное здание, в реестр памятников культурного наследия не внесенное. Оно имело крен стены градусов 10–12 и не сегодня — завтра упало бы на проезжую часть. Повторимся, что эта развалюха никакого отношения к зданию на Гостиной, 1 не имеет. Это совершенно разные строения с отдельными паспортами. Технический износ здания на Черкасской составлял 85 процентов. Сохранить такой дом невозможно, даже если б имелась нужда. В нем не только наклонилась стена, но и обрушилась кровля. Но даже после этого мы не стали спешить со сносом, а обратились с запросом в областное управление культуры, не является ли аварийное здание памятником культурного наследия. И получили ответ за подписью А. Егоровой, что здание к памятникам отношения не имеет. Вот тогда мы спокойно и к большой радости местных жителей развалюху снесли.

— Почему к радости?

— Потому что рыночные торговцы, покупатели и бомжи устроили на этом месте общественный туалет. То есть мы дошли до Гостиной, 1 и остановились. Почему? Потому что дом по Гостиной, 1 числится в реестре памятников, и по закону мы его пальцем тронуть не можем.

— Недавно на нем висела зеленая сетка. Ваша?

— Да. Это защитная сетка.

— Как вы осмелились набросить на памятник культуры зеленую сетку?

— Это предписание прокуратуры. Нас обязали натянуть поверх здания на ул. Гостиной, 1 защитную сетку, чтобы ничего не сыпалось, не падало, никого каким-нибудь обломком или куском стены не прибило. На второй день бомжи сетку сорвали. Но мы поставили забор.

— Теперь висят рекламные щиты.

— Это город так решил свой позор к празднику прикрыть.

— Вам платят за рекламное место?

— Нет, конечно!

— Почему здание так долго находится в жутком состоянии?

— Когда мы купили его в 2011 году, то сразу начали заниматься документацией. Прежний хозяин — ООО «Маслово». Так вот, вступив во владение, мы были поражены — у дома, занесенного в реестр памятников культурного наследия, нет ни исторического паспорта, ни исторических границ, ни, самое главное, предмета охраны! Он просто «тупо» записан в реестре. Не знаем, какие основания появились для этой записи в 2001 году, но она была сделана. Документы, подтверждающие статус памятника, отсутствуют. Мы настояли, чтобы управление культуры выдало паспорт объекта (сейчас его готовят), попросили определить исторические границы, в которых стоял дом Селиверстова. Дом, как известно, был большим, а памятником, непонятно по какой причине, посчитали только то, что было отстроено после войны.

Вот старые немецкие фотографии — здание в период оккупации. Обратите внимание: от дома Селиверстова остаются еще элементы портала. Сейчас, если посмотреть на торец здания, — их нет. При отступлении немцы взрывали стратегические объекты, в том числе и мосты. От дома Селиверстова, имевшего выход на Мариинский (Красный) мост, практически сохранился один фундамент. Здание на Гостиной, 1, в его нынешнем виде, по сути, было заново выстроено после войны. Пристройки к нему сделаны в 60-х годах. Лепнина того же времени. Лицензированная экспертная организация составила технический отчет о состоянии дома. Цитата: «…На основании проведенного обследования установлено, что здание по техническому состоянию относится к IV категории — недопустимое. Реставрация строения в таком состоянии невозможна. Рекомендуется полная разборка строения и воссоздание застройки по предложенному проекту». Чем мы и занимаемся. То есть хотим заниматься. Мы воссоздаем здание 19 века. Оно будет стоять на том же месте, где когда-то стояло.

— Этажность?

— 11 марта 2011 года управление культуры, проведя обследование, пришло к выводу, что здание в аварийном состоянии, и порекомендовало, воссоздавая дом Селиверстова, взять за основу архитектурные элементы проекта Тибо-Бриньоля, ориентируясь при этом на высоту, не превышающую здание Торговых рядов. Мы эту высоту не превышаем. Есть конкретное задание. Мы его выполняем, не нарушая ничего.

— Насколько проект окупаем?

— Проект — очень затратный, поэтому мы просим город дать нам возможность заняться компенсационным строительством — возвести рядом с Гостиной, 1, современное здание, чтобы оправдать расходы. Может быть, вы и правы по поводу благоустройства набережной и создания зеленой зоны, но городской рынок не позволит этого сделать.

— Что конкретно вы хотите поставить?

— Устроим конкурс с участием всех орловских проектировщиков.

— Предполагаемая этажность здания?

— Это решит город.

— Воссоздание дома Селиверстова возможно только в увязке с компенсационным строитель­ством?

— Оно желательно. Многие годы здание по Гостиной, 1 находилось в муниципальной соб­ственности. Там размещали разные конторы, мастерские. Деньги на капитальный ремонт все это время не выделялись. Здание пришло в упадок именно тогда.

— Вам резонно и цинично заметят — вы знали, что покупали.

— Охранное обязательство по зданию на Гостиной, 1 — вам будет интересно — появилось спустя несколько месяцев после аукциона, на котором дом продавался. Приобретение зарегистрировано в ноябре 2010 года, а охранное обязательство появилось в марте 2011-го, своего рода ловушка. Мы не хотим ни с кем ругаться. Пусть нам не помогают, но пусть хотя бы не мешают. Мы соглашаемся на реестр, воссоздание, благоустройство территории, даже охрану. Но когда создается негативное общественное мнение, это тормозит работу. Мы просто не успеем ничего сделать к 2016 году. А задача была — восстановить дом Селиверстова к 450-летию города.

— Когда сносили развалины на Черкасской, 1, предполагали резонанс?

— Вы имеете в виду скандал? Нет, конечно. Мы уверены, что делаем доброе дело. Постой эта развалюха еще немного, она бы сама упала. Местные жители нас благодарили, даже с вопросом подходили: «А наш дом заодно не снесете»?

— Какой?

— Пятиэтажку вдоль реки. Вы не поверите, но она тоже под охраной.

— Предмет охраны?

— Понятия не имеем… Ситуация парадоксальная: областное управление культуры отвечает за грехи прежней власти, поскольку к реестру 2001 года с его чудесами никакого отношения не имеет; мы хотим сделать городу подарок к 450-летию и вынуждены оправдываться…
Вопросы задавал

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц