Эсеры «расстреляли» своего кандидата, но тот поднялся и обжаловал приговор в суде

Василия Ивановича Сорокина — в недавнем прошлом прокурора Заводского района г. Орла, идущего на выборы депутатов Орловского областного Совета от политической партии «Справедливая Россия», совсем недавно сама же политическая партия с выборов и… сняла. После чего окружная избирательная комиссия, со вздохом облегчения вытерев пот с коллективного лба (меньше народу — больше кислороду всем оставшимся), исполнила обязательную и, увы, неизбежную процедуру — аннулировала регистрацию кандидата в депутаты, собравшегося бодаться с конкурентами в 22-м избирательном округе.

Когда враг аннулирует противника, это понятно, на то он и враг. Но когда армия, рвущаяся в бой, стреляет в спину своему авангарду, это есть большой военный парадокс. Давайте-ка в нем разберемся. Восстановим хронологию расстрела.

В. И. Сорокин — боец опытный, можно сказать, обстрелянный. Помимо того что он прокурор, хоть и бывший, он и непосредственно участвовал в кандидатских делах, попытавшись на муниципальных выборах прошлого года штурмом взять кресло руководителя Дмитровского района. Такая «наглость» по достоинству была оценена как избирателями, отдавшими экс-прокурору 20 процентов голосов, так и фронтовыми товарищами из «Справедливой России», под знаменем которой осуществлялся штурм. Партия наградила героя Почетной грамотой, отметив хороший результат, мужество и упорство.

Не ожидалось никаких проблем форс-мажорного характера и на выборах нынешних. Конференция «справедливых» (эсеров, справедливороссов, «СР» — как кому нравится) мгновенно утвердила Василия Ивановича кандидатом в депутаты облсовета, что неудивительно, поскольку на больших выборах, когда в драке участвуют очень много сильных мужчин и обаятельных женщин, в области наблюдается большой кадровый голод, заставляющий ценить каждую упертую личность. А Василий Иванович — не только умный боец, но и человек с репутацией. А последнее на Орловщине — страшный дефицит.

В. И. Сорокину предлагали встать под их партийные знамена разные политические силы, но кандидат предпочел остаться верным «Справедливой России», под флагом которой достаточно успешно занимался агитацией в родном Дмитровском районе. Эти два обстоятельства — близость к землякам и верность убеждениям — делали вероятность победы В. И. Сорокина очень высокой.

Зарегистрировавшись, открыв избирательный фонд и напечатав листовки, эсер принялся будоражить кромчан и дмитровцев, проведя три десятка встреч с избирателями рокового 22-го округа. Везде, по словам снятого кандидата, его встречали хорошо, за исключением отделения Пенсионного фонда и одной школы, где руководители с порога заявили, что влюблены до гроба в партию власти и потому общение с любой другой политической силой есть измена, за которую можно пострадать. Общение с избирателями на этих проблемных площадках не состоялось.

По остальным адресам: в учебных заведениях, чуть не сказал — на предприятиях, в организациях — В. И. Сорокин пользовался большим вниманием аудитории, достигая этого несложным и в то же время требующим знаний и подготовки способом — рассказывал, опираясь на цифры и статьи бюджета, что ждет население в ближайшем будущем. Неспешное повествование о последствиях запланированного в федеральном бюджете сокращения финансирования образования, культуры и здравоохранения живо воспринималось жителями почти полностью дотационных Дмитровска и Кром. Промышленный индекс Дмитровского района, например, — 1%. С таким размахом индустриализации народ благодарен каждому, кто говорит хоть слово правды о том, почему жизнь стала такой хреновой. А кандидат в депутаты В. И. Сорокин, как прокурор, хорошо научен прослеживать причинно-следственные связи и квалифицированно разбираться в составе преступления. Народу импонирует квалификация людей, решивших побороться за правду. Шансы эсера Василия Ивановича Сорокина на победу в новой выборной кампании росли.

Вдруг во время одной из встреч раздался звонок — срочная депеша из штаба. Звонил нач. штаба орловской региональной организации эсеров, действующий депутат Орловского областного Совета С. М. Локтионов — сам курянин. Проводящий агитацию В. И. Сорокин коротко сообщил, чем занят, чтобы не отвлекали. Позже перезвонила исполняющая обязанности председателя совета региональных «справедливых» М. В. Искра и дала знать, что бойцу В. И. Сорокину нужно срочно явиться к командованию.

— Я закончил встречу, сел в автобус и поехал в офис, — рассказывал о дальнейшем развитии событий неудачно «расстрелянный».

Этот оборот меня удивил. Редко встретишь прокурора, хоть и бывшего, разъезжающего на автобусе.

— У вас что, машины нет? Чем вы занимались?

— Честно работал, — ответил не до конца аннулированный эсер.

— Вы просто не умеете жить, — попытался я сделать контрольный выстрел.

Но, как оказалось, В. И. Сорокина не так просто ликвидировать.

— Нет, не умею, — согласился он дружелюбно. — Ни дома, ни машины, живу в малогабаритной квартире.

Приступаем к рассказу о финальной стадии неудавшейся операции «Ликвидация неудобного экс-прокурора эсера Сорокина, который ни при каких обстоятельствах не должен был пройти в областной Совет, где бы он получил дополнительные возможности для ведения своих расследований и обнародования нежелательной информации».

Со слов потерпевшего, он явился в штаб, тот самый, что находится неподалеку от областной администрации (сказать «областного правительства» — не получается, это почти то же, что гимн спеть, нужен особый настрой, ныне отсутствующий).

— Выйдем на улицу, — сказал в офисе нач. штаба — действующий депутат областного Совета С. М. Локтионов (сам курянин) явившемуся В. И. Сорокину.

Вышли.

— Василий Иванович, надо сняться, — деликатно предложил нач. штаба опешившему бойцу.

— Почему?

— Ну,оснований особых нет, однако одно уважаемое лицо (С. М. Локтионов назвал это лицо. Надо заметить, что это лицо ныне еще более уважаемо, чем было прежде. — С. З.) просило других уважаемых лиц, чтобы вы в выборах не участвовали.

Разумеется, мы не можем гарантировать, что пересказали состоявшийся диалог слово в слово, однако Василий Иванович Сорокин утверждает, что текст очень близок к оригиналу, который, говорят, к сожалению, не был записан на диктофон…

— Но, — продолжал искать смысл в происходящем эсер В. И. Сорокин, распропагандировавший население двух районов, — меня не поймут. Люди мне поверили. Это же, — нашел он нужное слово, — предательство!

— Мы компенсируем вам затраты, — перешел на язык деловых отношений С. М. Локтионов — сам курянин.

В. И. Сорокин от компенсации отказался.

— У вас нет оснований снимать меня с выборов, — проявил неуместную, не совпадающую с линией партии принципиальность В. И. Сорокин. — Я ничего не нарушил!

Но что такое принципиальность по сравнению с просьбой «уважаемого лица»?

Через некоторое время заартачившемуся кандидату, не разбирающемуся в текущем политическом моменте, позвонил один из руководящих орловских эсеров и кратко отстучал: «Василий Иванович, решением совета ваша кандидатура отозвана».

— На каком основании? — задал детский вопрос бывший прокурор.

— На основании решения президиума партии «Справедливая Россия» в Москве и письма за подписью председателя партии Н. В. Левичева, — сообщил член совета.

То есть основания, надо полагать, исчерпывающие? Как бы не так! Родная партия так и не объяснила В. И. Сорокину, за что прислонила его к стенке. Хочу казню, хочу милую — это не основание. Это произвол эсерский какой-то.

Позвонили из избиркома — сообщили об аннулировании регистрации.

В. И. Сорокин связался с партийным куратором. Тот выслушал рассказ о расстреле без суда и следствия и обещал перезвонить. Не перезвонил. В. И. Сорокин написал С. М. Миронову и председателю партии Н. В. Левичеву. Не ответили.

Боец поднялся, внимательно перечитал документы, на основании которых «товарищи по оружию» дружно пульнули ему в спину, сильно удивился и… пошел в суд.

И там случилось почти небывалое. Судья принял решение, что В. И. Сорокин — прав, а его более чем странное партийное руководство — нет. Не за что снимать с дистанции и «пускать в расход» эсера В. И. Сорокина. Перечень оснований для снятия кандидата с выборов строго ограничен. Региональная «СР» рассказывала на процессе, что эсер В. И. Сорокин плохо занимался агитационной работой и тем дискредитировал светлое имя «справедливых». Судья не поверил.

— Доказательства? — попросил он.

А доказательств-то и нет…

И уже «расстрелянный» было В. И. Сорокин в своем кандидатском статусе тут же на суде был восстановлен. Получается, что за «Справедливую Россию» Василий Иванович будет теперь бороться вопреки воле своей партии.

Такая вот история. Понятно, когда враги истребляют противника — на то они и враги. Но нельзя не удивляться, когда партия, воюющая за голоса избирателей, с песней мочит свой авангард, оголяя целый округ, и спорит с судьей, мешающим расстрельной команде. Такая партийная логика есть большой военно-политический парадокс.

Если б не просьба «одного уважаемого лица», то хоть за справочники по психиатрии садись, честное слово. А так… Очередной идеалист просто заигрался в справедливость. «Бах!» — сказала ему партия в спину. Тут следовало бы произнести: «Вот и конец истории!» Однако в суде произошло почти небывалое — неудачно «расстрелянный» реабилитирован и продолжает вести боевые действия, невзирая на запрет командиров, пытавшихся его «шлепнуть».

Интересно, если В. И. Сорокин выиграет в своем округе, «СР» воспримет это как победу или как поражение?
Нет, без справочника по психиатрии тут, видимо, не обойтись. Нужно будет подшить его к партийным документам «СР».

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц