Избегайте фейерверков, празднуя коммунальную реформу

В Орле, в доме на Горького, 10, сгорела крыша, причем два раза. Дожди как раз начинались, и люди без крыши никак не хотели жить. Правда, мыслили они несовременно: случилась беда, и поэтому им должны были помочь. Хоть кто-то. А с какой радости?

Хотим мы того или нет, но новые жилищно-коммунальные реалии обрели силу закона. А по этому закону за все платят собственники жилья. Погорельцы — собственники жилья? Не совсем, отвечали те. Примерно треть квартир — в муниципальной собственности. Ну ладно, продолжаем анализировать ситуацию, ваши расходы сокращаются на треть, только и всего.

Хорошо, соглашаются жильцы, может быть, мы и должны платить, хотя полной уверенности в этом нет, существуют же разные фонды помощи в чрезвычайных ситуациях, а что может быть чрезвычайнее пожара, но почему наша управляющая компания ЖРЭУ-1 и ее руководитель М. Ю. Прыгунов сразу крышу не заделали, чего ждут? Вот, это хороший, конкретный вопрос, идем к Максиму Юрьевичу Прыгунову.

По дороге следовало полностью оставить эмоции и нравственные оценки при себе. Закон есть закон. Управляющая организация — это частная организация и расходовать она может ровно столько средств, сколько собрала, причем именно с того дома, на который и нужно потратиться. Таким образом, задача упрощается до примитива: узнать, сколько сборов дает погоревший дом по Горького, и, если эта сумма достаточна, выяснить, почему крыша сразу не ремонтировалась.

Максим Юрьевич зовет специалистов, те несут документы, распечатки, вместе смотрим. В месяц сборы с жильцов дома по Горького, 10 составляют округленно пять тысяч рублей. Пять тысяч рублей в месяц со всего дома… С декабря и по начало лета общие сборы составили меньше тридцати тысяч.

— А ремонт крыши сколько стоит?

— По предварительной оценке, порядка двухсот тысяч рублей, — сообщает Максим Юрьевич.

— Откуда ж их взять?

— Неоткуда.

При этом руководитель управляющей компании сообщает известный факт, который, возможно, еще не оценен по достоинству жильцами-погорельцами: снять необходимую сумму с других домов ЖРЭУ-1 не может — уголовное дело. Это справедливо. С какой стати деньги, собранные с других жильцов, пойдут не по назначению?

— Вас еще упрекают в том, что вы не проявляете достаточной инициативы. Могли бы, например, пойти в банк, взять ссуду.

Собеседник опускает очевидный момент (с какой радости теперь уже ему брать ссуду, вернуть которую, принимая во внимание размеры сборов по Горького, 10, вернуть будет невозможно даже теоретически?) и предлагает рассмотреть сразу практический вопрос: а под какой залог ему эту ссуду дадут? Недвижимости у управляющей компании нет, работает в арендуемых помещениях.

Вопрос, зачем управляющей компании вообще нужен дом, с которого нечего взять, актуален, но не меняет сути истории. Управляй строением по Горького, 10 сверхбогатая компания, она в рамках закона тоже могла бы тратить на этот объект только то, что с него собирается. Все остальное — в рамках добровольных пожертвований. Управляющие компании такую разорительную философию не исповедуют. Нерентабельные дома достаются, как правило, в пакете с другими, более доходными объектами.

— Может, вам поможет область или город?

М. Ю. Прыгунов рассказывает, как помогла область. Руководителя частной структуры вызвал зам. губернатора Е. Н. Вельковский и приказал крышу немедля восстановить. Указание, безусловно, ценное и поражающее свежестью взгляда. Жаль, что денег Ефим Николаевич на исполнение распоряжения не дал. Возможно, зам. губернатора считает, что и приказа довольно.

Жилищная инспекция прислала предписание крышу восстановить. Этот надзорный орган тоже безусловно прав, свою работу выполнил.

Еще до высокой беседы и предписания управляющая компания с жильцами последнего, четвертого этажа, озабоченными проблемой, понятное дело, больше всех, совместными усилиями дыры залатали. Но эти пластыри капитальным ремонтом назвать нельзя. Проблема остается. И она проста, как огурец: где взять деньги?

Вариант решения — поменять управляющую компанию — проблемы не решает. Источником поступлений все равно остаются жители, и только они — таково требование закона, по которому придется работать и самому оборотистому управленцу.

Таким образом, можно сделать вывод, что в рамках нового жилищного законодательства жители конкретного дома по ул. Горького, 10 управлять свалившейся на них собственностью в кризисной ситуации не способны. Любопытно, что в этом доме живет автор диорамы «Орловская наступательная операция» Андрей Ильич Курнаков, то есть личность, которую нельзя назвать асоциальной. И про соседей народного художника тоже дурного не скажешь — все законопослушные граждане. Тем не менее в данной ситуации жильцы имеют полное право, в строгом соответствии с законом, в буквальном смысле остаться без крыши над головой, если, конечно, не раскошелятся. А если народ собрался бедный? Ведь такой дом не один, и далеко не в каждом из таких домов живет народный художник.

Разумеется, крыша будет. Город напряжется, деньги найдутся. Но это не будет соответствовать духу коммунальной реформы. Это будет помощь, оказанная вопреки этому самому духу. По духу — жильцы должны со всем разобраться сами и все проблемы взять на себя. Многие к этому готовы?

А дом, кстати, строили пленные немцы. Жильцы утверждают, что строили фашисты добротно, заглаживали вину. Поэтому и простоял он без капитального ремонта несколько десятилетий. А тут — сразу два пожара.

Но эта история все-таки, думаю, со счастливым концом. Одно дело, когда в пожаре виноваты жильцы, — им и расплачиваться. А если кто-то другой?

Заключение пожарных свидетельствует, что жильцы не виноваты. Провода наружного электроосвещения, проходящие по ул. Горького, соединились с провисшими и омедненными проводами радиотрансляционной сети и металлическим откосом кровли. Цепь заработала и в самом слабом своем месте привела к возгоранию деревянных балок кровли. Крыша загорелась. Логично предположить, что возмещение ущерба должно лечь на виновника ЧП — организации, которые отвечают за правильную эксплуатацию электролиний. На чердаке электропроводов не было вообще, жильцам отвечать не за что.

Ну а если бы они, например, праздновали очередную годовщину коммунальной реформы и подожгли свой дом фейерверком? Вот тут бы они попали крупно. Двести тысяч — это ведь минимум. Пожары случаются и пострашней. А дом, товарищи, это теперь наша собственность, хотим мы этого или нет.

Приватизация — это ведь был не подарок. Подарком он только казался.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность