Красная строка № 26 (248) от 26 июля 2013 года

Как из 34 сделать 12?

Чиновник для меня — загадка. Объясняю.

С 1 июля 2013 года выросли тарифы на все виды коммунальных услуг: газ, электричество, тепло, холодную и горячую воду. Народ не сильно взволновался, поскольку был предупрежден. Путин еще осенью прошлого года сказал — ждите! Инфляция, то да сё… Народ спокойно ждал. В июле заглянул в квитанцию и ахнул — горячая вода подорожала на 34 процента! Втрое от обещанного!

Пошли жалобы в областное правительство — как же так, вы ведь тарифы устанавливаете! Путин говорил… А у вас?! Совсем, что ли, нет правды на земле?

Чиновники зашевелились. Туда и сюда полетели телефонограммы: «Явиться!». У зама председателя областного правительства Н. В. Злобина прошли два экстренных совещания. Сначала вожди грешили подозрениями на управляющие компании — хитрят или воруют! Надо наказать. Потребовали объяснений.

Прежде — короткая предыстория.

В скандальной сфере ЖКХ с тарифами — довольно строго. Однако и тут Орловская область умудрилась отличиться. Она установила редкий, а, может быть, даже редчайший тариф на горячую воду, включающий в себя только затраты на подогрев. То есть люди платили отдельно Водоканалу, отдельно –дяде за теплоносители.

В Минрегионе посмотрели на эту самодеятельность и корректно заметили, что тариф на горячую воду должен быть двухкомпонентным — то есть включать в себя стоимость кубометра холодной воды и затраты на его разогрев до температуры, утвержденной СанПиНом.

Поскольку областное управление по тарифам — самое передовое в мире, оно бумагу проигнорировало.

Однако Минрегион не угомонился и сообщил, что подогрев воды вообще не является видом деятельности, которую региональная власть имеет право регулировать. Вывод — однокомпонентный тариф — филькина грамота, от которой лучше отказаться.

В самом передовом управлении смекнули, что теперь не до шуток, и тихонько в декабре прошлого года уникальный тариф отменили.

Лучше поздно, чем никогда. Однако, отказавшись от одного тарифа, хитрое управление ничего не родило взамен.

Наступил январь 2013-го. Управляющие компании спрашивают у областного управления по тарифам: как за горячую воду с челяди брать? Старый — ублюдочный тариф — вы отменили, а новый не родили. Как быть-то?

Из управления отвечают — берите согласно рекомендациям Министерства регионального развития.

Управляющие компании поклонились и пошли изучать формулы.

Грянуло 1 июля. Федеральное повышение тарифов! Управляющие компании забили новые данные в формулу, к которой их послали, и выставили счета…

Причем, сами они с повышения ничего не имеют — деньги идут ресурсоснабжающим организациям.

…Первое заседание у зам. председателя правительства, руководителя блока инфраструктуры Н. В. Злобина носило характер кавалерийского наскока — виновных за 34-процентный рост стоимости горячей воды собирались прилюдно порубить шашками. Представители управляющих компаний сняли шапки и сказали: «Воля ваша. Только вот формула-то. Вы же ее нам порекомендовали».

Коммунальные вожди покрутили формулу так и сяк… Оказалось, что многие видели ее впервые. Всем было дано указание явиться через неделю с предложениями.

Но прежде еще одно отступление. Формула, рекомендованная Минрегионом, рассчитывается чрезвычайно просто и включает в себя нормативные величины, утвержденные федеральным и региональным законодательством, а также тариф на тепловую энергию, утвержденный областным управлением по тарифам.

То есть изменить итог вычислений, подставляя произвольные цифры, нельзя. И на втором заседании чиновники поняли, что «попали»… Превратить 34 процента повышения в 12 невозможно даже теоретически.

Экономический вывод: Александр Петрович Козлов, если не случится чуда, попадает под раздачу со всеми своими сонными помами и замами как руководитель региона, не выполнивший указание президента. Путин сказал — «двенадцать». Он не говорил — «втрое больше».

Что нужно было сделать? Это так просто, что я продолжаю настаивать: чиновник — это загадка.

Рядовой, ничем не выдающийся функционер, получив сверху параметры задачи, проводит расчет. Если сказано — выше 12 не подниматься, он считает, как в эти рамки уложиться.

Нет тарифа. Но есть формула. Забиваются данные — работа нескольких минут для одного клерка с калькулятором. Если клерк хорошо умножает в столбик, на калькуляторе можно сэкономить.

Результат вышел за указанные 12 процентов. «Тревога! Беда»! Армия чиновников начинает думать.

Но фокус в том, что даже формула Минрегиона для этого не нужна. Управление по тарифам обязано было установить обычный двухкомпонентный тариф на горячую воду, предварительно его просчитав.

Как? Тариф состоит из издержек и прибыли, которую поставщики кладут себе в карман. «Квадру» не трогаем, она не при делах. Холодную воду в Орле до горячего состояния доводят в бойлерных и ЦТП «Теплогаза». Старые добрые знакомые. Орловские чиновники идут туда и шерстят друзей на предмет издержек — так ли эти издержки велики, как уверяют друзья? После чего тариф существенно снижается.

А сейчас даже нет предмета для разговора. Управление по тарифам не установило тариф на горячую воду, нет тарифного дела, отсутствуют данные, которые можно анализировать.

А если тариф есть? Тогда можно работать с некоторыми величинами. Например, начальная температура воды — по нормативам — 5 градусов. Но летом она существенно больше. Это значит, что затраты на ее подогрев снижаются. Вместе с ними снижается и тариф.

Еще один любопытный момент: в прежнем, самопальном «тарифе на подогрев» конечная температура горячей воды определялась в 55 градусов. Но по СанПиНу ее нужно греть до 60 градусов. Так вот, затраты только на добирание этих 5 градусов уже выливаются в те самые 12 процентов роста тарифа. За счет чего его теперь снижать?

В молодые годы я пытался найти высокий смысл в бардаке, поскольку не мог примириться с мыслью, что никакого смысла в бардаке нет. Похоже, что его действительно нет. Люди просто не хотят работать.

Нет тарифа — идите на фиг, считайте по методикам! Ввели данные в формулу — батюшки! Аврал. Совершенно бессмысленный, потому что сделать уже ничего нельзя. Нормативы утверждены прежде.

Управления, службы, целая армия чиновников думает теперь, как из 34 сделать 12. Хотя бы 13…

Но вернемся к идеалам молодости и попробуем найти смысл в бардаке. Кто выигрывает от 34-процентного повышения платы за горячую воду? Никто, кроме «Теплогаза» — ресурсоснабжающей организации.

Раньше я бы отмахнулся от этой версии. А сейчас — не знаю… Областному правительству я бы посоветовал перекрыть в Орле горячую воду. Нет воды — нет проблемы. Но что тогда делать «Теплогазу»?

Одним словом — «попали». Или чиновник — это загадка.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц