Как получали муниципальное жилье в Орле

Таким образом, всем хорошо: застройщику, которого такое обременение не разорит, состоятельным гражданам, которые купят жилье в новостройке, и бедным очередникам, которые средств на покупку жилья не имеют и могут надеяться только на безвозмездное или почти безвозмездное предоставление жилья муниципального. Худо-бедно очередь двигалась.

Разумеется, интересно узнать, что за «беднота» получала муниципальные квартиры. По непонятной причине тайна эта до недавнего времени была за семью печатями. Но в городе сменилась власть, прошли некоторые проверки, ревизии, и некогда «секретная» информация стала достоянием гласности. Вскрылись любопытные механизмы распределения городской собственности. Просто процитируем лаконичную служебную записку, составленную после «проверки исполнения договорных обязательств по распределению доли муниципального жилья и его стоимости за период с 01.01.2001 г. по 01.07.2006 г.».

Проверка установила. 1. «Согласно информации, предоставленной отделом учета и распределения жилья, застройщиками было выделено администрации города Орла 112 квартир… Данные квартиры были распределены следующим образом: аппарату администрации, горсовету — 19 %, администрации (очередникам) — 9 %, правоохранительным органам — 7%, судам, прокуратуре — 13%, под снос жилья, переселение — 12%, МЧС — 2%, УКС г. Орла — 5%, гороно, роно, «культуре» — 3%, управлению муниципального имущества — 1 %, бюро обмена — 14%, — прочим (налоговой полиции, юридическому институту и т. д.) — 15%».

Проверяющие обратили внимание на интересную цифру: 14 процентов жилой площади было распределено через бюро обмена. Посмотрели на процедуру обменов и их результаты внимательнее. Продолжаем цитирование документа. «Согласно учетной карточке.., жилые площади, выделенные в адрес муниципального образования, передавались в бюро обмена для последующего улучшения жилищных условий отдельных категорий граждан. Письменные распоряжения о передаче квартир в городское бюро обмена оформлялись за подписью мэра г. Орла В. И. Уварова или бывшего начальника отдела учета и распределения жилья администрации города Орла А. В. Зубова. В соответствии с протоколами жилищной комиссии в лице председателя А. Зубова и секретаря Л. Пузанковой, с применением многоуровневых схем, квартиры по обменным ордерам были предоставлены гражданам города Орла, в том числе следующим должностным лицам: первому заместителю мэра г. Орла Аратцеву Е. А., первому заместителю мэра г. Орла Глухову В. В., заместителю мэра — начальнику управления муниципальным имуществом Азарову В. П., начальнику городского отдела образования Шатохину А. В., заместителю начальника управления муниципальным имуществом Новожилову В. В., заведующей ЗАГС г. Орла Скульбицкой Л. А., директору МУП «Городское агентство по приватизации жилья» Андриановой Т. Д., начальнику управления образования администрации Орловской области Копыловой А. В., начальнику правового управления администрации Орловской области Савину В. И., генеральному директору ОАО «Орелоблэнерго» Карпушкину Г. Г., ст. помощнику прокурора Заводского района Воропаевой Н. Н., генеральному директору института «Орелгипронисельпром» Андрианову Н. Н., бухгалтеру МУП «Городское агенство недвижимости» Морозовой — Андриановой А. Н., специалисту администрации города Орла Гладышевой Т. Т., зав. сектором по туризму Короткевич С. и Короткевич А.».

Таким образом, с «беднотой», получавшей жилье от муниципалитета, разобрались. Но бедность, как известно, не порок. Нуждаться могут самые разные граждане, в том числе и перечисленные. Вопрос в том, имели ли право вышеперечисленные граждане на то, что они от города получили.

Проверяющие отвечают. «Вышеперечисленные должностные лица значительно улучшили свои жилищные условия за счет муниципальной доли жилья, однако документального подтверждения того, что они стояли на очереди на улучшение жилищных условий, не представлено».

Тогда по какой схеме «вышеперечисленные должностные лица» получили муниципальное жилье, если права на него не имели? А вот для этого и существует «бюро обмена», точнее, такой феномен, как обмен муниципального жилья по-орловски.

Схема проста до гениальности и столь же беззастенчиво нагла. В служебной записке она совершенно неэмоционально описывается. Делалось так: застройщик передает городу квартиру, которую обязан передать. Город принимает и отдает в «бюро обмена». А там нужное «должностное лицо» меняет, например, свою двухкомнатную на новую трехкомнатную. Трехкомнатную берет себе, а старую — двухкомнатную — отдает городу. Да и то не всегда. Варианты самые разные, и всегда, без единого исключения, — с ущербом для муниципальной казны и, само собой, для очередников, нуждающихся в улучшении проклятых жилищных условий по-настоящему, и терпеливо, с глупой верой в честность власти ожидавших, когда о них позаботятся. А нужно было не ждать, а действовать — так, как действуют «должностные лица». Проблема в том, что не каждому дано достичь таких «высот».

«Из бюро обмена, — продолжаем цитировать документ, — администрации города Орла передавались отдельные высвобождающиеся в результате обмена квартиры меньшей жилой площадью, что значительно ущемляло интересы законных очередников». Но это все цветочки. Читаем записку дальше: «Точно установить соотношение количества квартир, полученных администрацией города Орла и впоследствии переданных в бюро обмена, а также возвращенных в администрацию города Орла из бюро обмена за период с 01.01.2001 по 01.07.2006 г. не представляется возможным вследствие отсутствия достоверного учета и контроля по данным жилым площадям».

Тут комментарии просто излишни. Квартиры, как какой-то сор, не боясь потерять «излишки», пересыпали из одного кармана в другой, совершенно не опасаясь получить по заслугам. А получить есть за что.

Что мы имеем в результате обменного творчества? А имеем мы вот что: факт незаконного обогащения граждан, не стоявших в очереди на улучшение жилищных условий и получение муниципального жилья и тем не менее его получивших; факт нанесения ущерба городу Орлу, поскольку квартиры, полученные в результате незаконного обмена, «должностные лица», а также члены их семей попросту приватизировали.

Что с этим делать? Спросите прокуратуру. Жилье городу надо бы вернуть. Очень интересно посмотреть, как это будут делать. Точнее так: как бы это делалось. В историях, где хочется помечтать о справедливости, лучше пользоваться сослагательным наклонением. В Орле по-другому бывает редко.

Замечательной практики, существовавшей в отношениях между городом и застройщиками муниципальных земель, больше нет. Закон отменил обязательную долю квартир, отчислявшихся строителями муниципальному жилому фонду. Что пожелать очередникам, которые имели и по-прежнему имеют право на улучшение жилищных условий? А что пожелаешь в ситуации, когда еще год назад в очереди на получение квартиры стояло порядка 25 тысяч орловских семей?

Должностных лиц, замечу от себя, в этом списке немного. Да и зачем «должностным лицам» очередь? Других способов решения проблемы разве нет? Как видим, есть. По крайней мере, были.

С. ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц