Красная строка № 19 (200) от 1 июня 2012 года

Культурки не хватает…

С назначением нового министра культуры В. Мединского некоторые аналитики связывают надежды, что проект закона «О культуре» будет отозван из Госдумы и пересмотрен. Об этом законопроекте говорят и пишут уже давно. Депутаты Госдумы из-за негативного общественного мнения не торопятся принимать его. Но раз уж ружье висит на стене, то по закону драматургии оно должно обязательно выстрелить. С именем В. Мединского некоторые связывают надежды, что выстрел этот не будет слишком уж разрушительным.

Но с другой стороны, законы не рождаются в безвоздушном пространстве. В новейшей истории России законодательство последовательно закрепляет сложившуюся разрушительную практику. Не скажу за всю Одессу, но вот, основываясь на орловских впечатлениях, можно констатировать: в нашем городе сложились все условия для узаконивания новейших российских представлений о культуре. Мы уже в этом живем, этим дышим.

Ну взять хотя бы нашумевшую историю с кинотеатром «Родина». Ведь губернатор Орловской области и его команда, включая ведущих архитекторов из градостроительного совета, были просто убеждены, что заменить историко-архитектурный памятник на новейший «Макдональдс» — это нисколько не по­грешить против культуры города.

Уже более десяти лет оригинальный памятник русского зодчества Торговые ряды стоит замурованный по пояс в мраморную плитку, никак не соответствующую классическому стилю здания. Но даже Министерство культуры в свое время на смогло убедить бывшего орловского мэра Е. Вельковского и губернатора Е. Строева, что подобные искажения исторического облика городских сооружений недопустимы — ни с архитектурной, ни с исторической, ни с эстетической точек зрения. И надо полагать, в таком вот замурованном виде Ряды и встретят 450-летие Орла. Очередным «шедев­ральным» явлением орловского культурного будущего теперь обещает стать памятник генералу А. Ермолову. Конная статуя будет торчать в городском сквере, нависая копытами над уже существующим памятником Н. Лескову и группой бюстов, понасаженных на столбы вдоль фасада бывшей орловской мужской гимназии. Более того! Герой Отечественной войны 1812 года будет гордо сидеть на вздыбленном коне на фоне белья орловских обывателей, вывешенного на балконах соседнего, пусть и элитного, но самого что ни на есть жилого дома.

Я уж не говорю о таких мелочах, как блудливая реклама вдоль всех дорог и тротуаров, разноцветные замки молодоженов, гроздьями висящие на перилах Александровского (даже уже не Ленинского!) моста, языческие «ленточки счастья» на ветвях деревьев «Дворянского гнезда» да метёлочное чучело гигантской птицы на классической Привокзальной площади. С легкой руки местных и не слишком взыскательных к вопросам культуры СМИ это метёлочно-пернатое хищное «оно» уже стало чуть ли не символом города. Что ж, какой символ подберете — таким городу и быть!

В былые времена о подобном какой-нибудь орловский писатель или редактор наверняка сказал бы: «Культурки не хватает». Но в наши дни и на это уже никто не решается, поскольку не только счастье, но и культуру уже каждый понимает по-своему. Именно такое «понимание» и оформляется юридически в проекте нового Федерального закона РФ «О культуре».

Вот, например, как прокомментировала основные положения нового законопроекта Ольга Леткова — директор Московского общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности: «…В разряд культурных ценностей попадает любое произведение культуры и искусства независимо от его качественного содержания, а лишь по формальному признаку, что нивелирует само понятие художественной и культурной ценности, которой теперь будет обладать любое произведение. Среди культурных ценностей, защищаемых государством, числятся также «нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения». При этом закон не предусматривает никакой содержательной, качественной оценки этих идеалов и норм. Статья 9 законопроекта устанавливает: «Каждый человек и каждое этническое, социально-демографическое и иное культурное сообщество имеют право на свободный выбор нравственных, эстетических и других ценностей, на защиту государством своей культурной самобытности». Таким образом, безнравственность узаконивается и становится лишь одной из разновидностей нравственного поведения, имеющей свою культурную ценность. При этом статья 22 законопроекта устанавливает приоритет прав и свобод человека в сфере культуры по отношению к правам в этой сфере государства, муниципальных образований, общественных объединений, религиозных объединений, профессиональных союзов и иных организаций, а также этнических общностей. То есть законопроект полностью отменяет общепринятые нормы морали и нравственности, национальные духовные ценности, которые составляют основу православного вероучения и иных традиционных конфессий, и ставит под сомнение возможность публичных призывов к соблюдению духовно-нравственных норм». (Конец цитаты).

Недавно знакомый учитель посетовал при встрече, что неизвестные хулиганы изрисовали граффити стены школьной мастерской. После принятия нового закона «О культуре» этих «художников» уже так просто не заклеймишь позором. Да, пожалуй, и в полицию на них не пожалуешься, ведь их «малеванье» будет на законодательном уровне признано «произведением культуры и искусства», так сказать, по самому факту «творчества». Можно себе представить реакцию заинтересованных лиц на критику памятника Ермолову, например! Даже если всадник действительно окажется похожим на заместителя губернатора Орловской области И. Гармаша, по закону уже никто не будет иметь права публично заявить, что городу «втюхали» очередную безвкусицу, а не произведение искусства. А что поделаешь, если «автор так видит»!

«Следует заметить, — продолжает О. Леткова, — что законопроект обещает государственную защиту подобных, самостоятельно определяемых, ценностей не только гражданам, но и культурным сообществам (ст. 9, п. 2). Под культурным сообществом, как это определяет статья 2 (п. 3) законопроекта, понимается «форма культурного самоопределения, представляющая собой свободное объединение граждан, относящих себя к определенной культуре (носителей культуры), разделяющих общие ценности, традиции, верования, на основе их добровольной самоорганизации в любых формах в целях совместного участия в культурной жизни в соответствии с законодательством Российской Федерации». Согласно законопроекту культурное сообщество не обязано иметь никаких внешних формальных признаков, достаточно лишь желания участников считать себя членами сообщества. Подобный либеральный подход приведёт к тому, что закон может быть использован для защиты самобытности любых деструктивных групп и течений, и в первую очередь ЛГБТ-движения. После принятия закона пропаганда гомосексуализма будет окончательно легализована». (Конец цитаты).

Вы думаете, для Орла — это уж слишком? Но, как говорится, лиха беда — начало. Кстати, молодых парней, гуляющих «за ручку» уже можно встретить на улицах нашего города. И потом, если традиции нравственного поведения размыты, если почти всё, «что нравится», разрешено и не подлежит осуждению, если истины нет и нет абсолютных понятий добра и зла, красоты и уродства, то почему бы нам не ожидать в скором времени гей-парадов на той же площади Ермолова? В свое время Ф. М. Достоевский и вовсе предсказывал оправдание каннибализма свободным от Бога человеческим разумом. Так что радужные флаги над Орлом вполне могут оказаться реальностью — дайте срок и соответствующий закон «О культуре». Ну скажите, мог ли кто подумать лет двадцать — двадцать пять назад, что в Орле, в сквере Танкистов, молодые люди будут греться у Вечного огня в ожидании своих подруг, а свадебные фотографы будут запечатлевать молодоженов с парапета памятника, влезая туда с ногами и фотокамерой! А теперь — пожалуйста, подобное можно наблюдать еженедельно. Так что, когда «культурки не хватает», возможно все.

«По данному законопроекту творчество трактуется как сугубо личное дело каждого, — отмечает О. Леткова. — Общество не должно вмешиваться в творческий процесс. Одновременно статья 31 законопроекта гарантирует «свободу выражения мнений, плюрализма средств информации и коммуникации, языкового разнообразия, равного доступа к возможностям для художественного творчества… к средствам выражения и распространения идей». Это развяжет руки деятелям искусства, зарабатывающим себе славу на аморальных, безнравственных и кощунственных произведениях, сделает совершенно неуязвимыми средства массовой информации, пропагандирующие насилие, жестокость, безнравственность, аморальный образ жизни и т. д.», — считает эксперт.

А что? «Желтая» пресса в Орле давно и быстро снискала себе массовую популярность. Наш среднестатистический орловец оказался падок на этот «плюрализм». А на сценах орловских театров уже появляются спектакли, представляющие собой вольные интерпретации классических произведений. На орловской сцене, например, капитан Грэй уже находил свою Ассоль в борделе. То ли еще увидим, если новый министр культуры не оправдает ожиданий здравомыслящей общественности.

Для Орла, где голос деятелей культуры уже давно искажен фальшивыми нотками целесообразности и всякого рода конъюнктуры; где при обилии учащейся молодежи образовательный и культурный уровень прямо пропорционален количеству нецензурных слов, произносимых в общественных и необщественных местах; где из всех музыкальных звуков на улицах, во дворах и квартирах, кажется, остался только низкочастотный ритмичный бой усилителей; где студенты ведущих государственных вузов не могут даже перечислить названия сказок А. С. Пушкина, «никогда не слышали» о писателе Лескове, а его бронзовое изваяние «в упор не узнают» и считают памятником Марксу, — в такой «культурной» среде очередной акт либерального законо­творчества может оказаться просто роковым.

Культуры давно не хватает в любимом городе. Но если наши законодатели еще и «создадут условия», ее, глядишь, и вовсе не останется.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность