Красная строка № 6 (228) от 22 февраля 2013 года

Мгновения Владимира Степняка

В начале февраля ушел из жизни Владимир Иванович Степняк. Он родился в далеком 1921 году, и в полной мере относился к тому особенному поколению соотечественников, которое принято назвать поколением победителей. Их становится все меньше и меньше, их почти не осталось — живых свидетелей героического и трудного времени. И не удивительно, что журналисты — пишущие и снимающие — в последние годы много уделяли внимания этим людям, последним представителям «советской Атлантиды».

Вот и Владимир Иванович не раз оказывался героем публикаций в орловской печати. Очерк о нем в 2010 году был опубликован и на страницах «Красной строки», а еще раньше, в 2005-м — в газете «Город Орел», которую тогда выпускало наше агентство печати.

От большинства людей, как известно, остается в истории только тире между двумя датами. Но это не про таких, как В. И. Степняк. Даже скупые строки его официальной биографии — как надводная часть айсберга: читаешь и чувствуешь скрытую глубину и объем.

В июле 1941 уроженец Ворошиловграда (ныне — Луганск) Владимир Степняк ушел добровольцем на фронт. Сначала — бои на передовой в Белоруссии, потом — бои в окружении: Черниговская, Сумская, Курская области. В октябре 1941 лейтенант Степняк организовывает партизанский отряд на западе Курской области. Командует партизан­ским батальоном, отрядом разведки, а позже и крупным партизанским соединением. «В боях, как правило, держит себя спокойно, смелый и волевой командир. Благодаря умелому руководству его подразделение имело всегда успех с малыми потерями. В июле 1942, возглавив отряд разведки, перестроил ее работу и смог добиться больших результатов», — так говорится в характеристике, приобщенной к личному делу В. И. Степняка.

А вот еще строки из его биографии: «В октябре 1943 откомандирован в распоряжение Орловского обкома.., направлен на службу в органы прокуратуры». До февраля 1963 года Степняк работал прокурором Краснозоренского района, начальником отдела по надзору за органами милиции, прокурором Железнодорожного района г. Орла. Потом был назначен на должность председателя районного партгосконтроля.

С 1973 Владимир Иванович снова служит в органах прокуратуры. На заслуженный отдых ушел только в 1988 г.

Но за этими краткими строками биографии — целая эпоха и еще множество мгновений, у которых, как поется в песне, «свои колокола, своя отметина». Его мгновением стал тот последний бой, после трех месяцев окружения, за леспромхозовский поселок Колячок в Курской области, когда Владимир вытащил из-под огня на себе раненого командира 132-ой стрелковой дивизии Бирюзова…

Мгновением, которого «почти полжизни ждешь», стал для Степняка и тот день, когда после нескольких недель вынужденного бездействия из-за ранения, оставшись вместе с тремя товарищами на оккупированной фашистами территории, они решили собрать в единый партизанский отряд всех застрявших в окрестных деревнях окруженцев, пока немцы не выловили их по одному. «Надели форму, откопали собранное деревенскими мальчишками оружие, забрали у старосты лошадь с санями и поехали от деревни к деревне. На второй день их было 32 человека, через несколько дней в Хинельский лес вошел отряд численностью 200 человек» («Город Орел», 21.04.2005 г).

А потом были Брянские леса. Став командиром разведки, Степняк создает эффективную агентурную сеть в ближайших населенных пунктах. Это его соб­ственная инициатива и его организаторский успех. «Силами своих разведчиков организовал выходы на железнодорожные магистрали Брянск–Гомель, Брянск–Льгов, участвовал в боях, сопут­ствующих взрыву железнодорожного моста через р. Нерусса» («Красная Строка», 28.04.2010 г.)

В числе самых ярких мгновений партизанского командира В. Степняка была операция под условным названием «Голубой мост». Это произошло весной 1943. Вот как рассказывал об этих событиях корреспонденту «Красной строки» сам Владимир Иванович: «Мы три дня вели наблюдение за мостом: сколько по нему составов проходит, с какой периодичностью, с каким грузом. Мост охраняли 400 немцев с пушками, пулеметами, овчарками… Подступиться почти невозможно. Стали думать, как выполнить задачу и не потерять людей. Стоял март. Лед на реке еще не сошел. Вот мы и решили по льду подобраться ночью к быкам и заложить взрывчатку. Все было продумано. Даже лошадь одели в белое. Сработали быстро. Мост взлетел на воздух».

А вот еще одно мгновение партизана Степняка: «В октябре 1943 г. Гитлер приказал уничтожить партизан в Брянских лесах. Немцы бросили неимоверные силы… Очень много наших тогда погибло. Я такого количе­ства мертвых никогда не видел. А многие погибли, я убежден, из-за предательства. Проводник, который вызвался обеспечить переправу, был мне подозрителен. Интуиция подсказывала, что ему нельзя доверять: слишком лощеный да гладкий для такого времени. Я и предложил своим ребятам идти в обход, искать переправу в другом месте. Большин­ство же пошло за проводником и попало под прицельный огонь» («Красная строка», 28.04.2010 г.).

Интуиция не подводила Владимира Ивановича и на прокурор­ской работе. «Приехал Степняк в район в 11 часов ночи, пошел на почту — позвонить. А трясущийся почтальон говорит: «Десять минут назад здесь была банда». Степняк поднял местную милицию. И наутро ему представили задержанных. Посмотрел на них работник прокуратуры и усомнился. Вскоре выяснилось, что милиционеры похватали первых попавшихся, подходящих по приметам — «черная фуфайка и сапоги с отворотами». А настоящих преступников отыскали позже, аж в Ельце…» («Город Орел», 21.04.2005 г.).

«А в общем, надо просто помнить долг — от первого мгновенья до последнего», — так поется в знаменитой песне. И точнее про таких, как Владимир Иванович Степняк, и не скажешь.

Он вышел из Брянских лесов с одной медалью «За отвагу» на трофейном немецком кителе. Орден Красного Знамени, к которому Степняк был представлен за удачную разведку и взятие языка еще летом 1941-го, нашел героя только после войны. Будучи персональным республиканским пенсионером, Владимир Иванович продолжал трудиться в прокуратуре. Пока были силы, на общественных началах вел юридическую консультацию при совете ветеранов. Жил Владимир Иванович скромно — в однокомнатной квартире на восьмом этаже. Гордился сыном — деканом Московского педагогического университета, любил внуков и правнуков.

Судя по газетным публикациям, бывший партизанский командир грустил над своим личным архивом, в котором были собраны письма и воспоминания его боевых соратников. «Кому теперь это надо?» — грустно вздыхал ветеран, перешагнув вместе со своей Родиной в 21-й, разрушительный для страны век. И очень жаль, что ни разу не задали орловские журналисты ветерану вопрос о том, как оценивает он всё случившееся на нашей земле за последние два десятилетия, и что подсказывала Владимиру Ивановичу его интуиция: попали мы «под прицельный огонь» вследствие предательства или, может быть, сами заблудились? И что же делать нам «на оккупированной территории» — бороться, несмотря ни на что, или, может, отсидеться, переждать? Придется теперь нам самим искать ответы и пути, и выходить «из окружения» без Владимира Ивановича.

Вечная вам память, товарищ Степняк!
Подготовил А. Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц