Красная строка № 34 (215) от 9 ноября 2012 года

Михаилу Юрьевичу официально заметили

На последней по времени сессии Орловского городского Совета произошло событие, которое невозможно оставить без внимания: один из «старейших» депутатов представительного органа — С. Себякин, прежде никогда не замеченный в конфронтации с областными ветвями власти, комментируя свое отношение к имущественной политике администрации города Орла, предложил создать депутатскую комиссию, дабы та держала эту самую политику под контролем.

Другой «старейший» депутат — А. Коровин, не отличающийся в своем отношении к областной вертикали от коллеги С. Себякина, пошел еще дальше в своих комментариях относительно имущественной политики молодой городской администрации и высказался в том смысле, что если дело пойдет так и дальше, то тем, «кто придет после нас», нечем будет наполнять городскую казну.

Речь шла о том, что администраторы-реформаторы в своем стремлении выставить как можно больше объектов муниципального имущества на продажу, забывают о том, что завтра появятся новые болячки, которые после истощения нынешних источников дохода нечем будет лечить.

Казалось бы, какая связь между отношением «старейших» депутатов горсовета к областной власти, с которой они никогда не конфликтовали, и политике городской администрации в имущественных вопросах?

Связь — самая прямая. Михаил Берников после своего назначения на пост сити-менеджера проявил себя как прямой и безыскусный транслятор именно интересов областной власти, начиная от ключевых кадровых назначений на муниципальные должности до решения конкретных вопросов, затрагивающих финансы субъекта. И в этом нет ничего удивительного, принимая во внимание партийную принадлежность Михаила Юрьевича и обстоятельства, предшествовавшие его возвышению. Его нынешнее положение явилось следствием не собственных усилий или проявления каких-то талантов, а результатом политического компромисса, где главенствующей силой являлась именно областная власть, пытавшаяся договориться с доминирующей силой горсовета — коммунистами (фракцией КПРФ).

В этом «пакетном соглашении» «провластный» глава администрации — как противовес «коммунистическому» мэру — очевидно был ограничен в политических маневрах, если не сказать, совсем лишен возможности подобным образом маневрировать. А взамен, чтобы человек совсем уж не чувствовал себя стесненным, Михаилу Юрьевичу, как дают основание полагать последние события собственно орловской жизни, та же областная власть позволила проявлять небольшую инициативу в городских делах, не выходя за рамки локального бизнес-творчества.

Это разумная схема, которая, однако, в случае с Михаилом Юрьевичем не сработала. Причем не сработала настолько, что «сор из избы» начали выносить даже соратники Михаила Берникова по партии и фракции — «старейшие» депутаты из «Единой России», принимавшие непосредственное участие в назначении Михаила Юрьевича на должность — голосованием, разумеется.

В этом смысле какие же должны быть отношения допускающего осечки главы города с «антагонистом» — мэром, аккумулирующим обеспокоенность граждан?

И вот свершилось историческое событие: первый в истории города Орла сити-менеджер получил от первого в истории того же муниципального образования мэра — председателя Совета первое в данном административном раскладе, но, разумеется, не первое в истории всего города первого салюта, — замечание, почти что выговор.

Событие, любопытное само по себе, заставляет еще раз посмотреть на проблемы исполнительной власти, поскольку, при всех симпатиях к Михаилу Юрьевичу, он нам в первую голову интересен не сам по себе, а как чиновник, добровольно взявший на себя бремя управления городом. Что из этого вышло? Мы решили поговорить об этом с работодателем М. Берникова — мэром г. Орла С. Ступиным. Очевидно, что замечание, принимая во внимание неконфликтный характер Сергея Афанасьевича, явилось не результатом всплеска эмоций, а следствием целого ряда событий, под которыми уместно подвести черту.

Интересно, что и пострадавший от замечания Михаил Юрьевич — тоже человек не вредный, контактный и, по большому счету, неплохой. И это только добавляет интереса теме, по­скольку совершенно ясно, что личное тут ни при чем, а налицо самый настоящий управленческий кризис, вызванный либо профессиональными качествами наказанного чиновника, либо какими-то другими обстоятельствами, в которых нужно разобраться.

— Сергей Афанасьевич, фракционная жизнь горсовета — реальность, от которой никуда не деться, — свидетельствует, что решения и даже выступления в подавляющем большинстве случаев согласовываются накануне сессии и откровением для всех сторон не являются. Критика С. Себякиным и А. Коровиным имущественной политики городской администрации — тоже часть согласованного плана?

— Нет, конечно. Но тут следует сказать о другом. Несмотря на дружное голосование фракции «Единая Россия» в поддержку администрации города, как правило, по всем вопросам, политика М. Берникова и его подчиненных удовлетворения у многих членов «Единой России» не вызывает. В кулуарах, не на публику, об этом говорят уже открыто. На сессии прорвалось, я полагаю, по той причине, что чувство реальности команде М. Берникова, по всей видимости, изменило настолько серьезно, что об этом решили заявить даже его политические союзники.

— Ваше замечание главе администрации недоброжелатели тоже объясняют исключительно политическими мотивами.

— Политики нет никакой. Одна экономика и конфликты, проистекающие из разных взглядов на то, как эти экономические вопросы следует решать. Замечание же глава администрации получил за то, что нарушил закон о муниципальной службе. М. Берников, являясь высшим должностным лицом, не имеет права давать оценки органам местного самоуправления. А он эти оценки давал, да еще на специально созванной для этой цели пресс-конференции.

— Речь идет о том, что Михаил Юрьевич прокомментировал нежелание фракции КПРФ расплачиваться городским бюджетом за областную программу переселения?

— Да. Он обвинил депутатов фракции в нежелании решать проблему, обвинил в популизме и проч., и проч. Ситуация преподносится таким образом: эти коммунисты ничего не понимают, неконструктивны, и все их действия продиктованы подготовкой к выборам. Большой шлейф политики совершенно произвольно накладывается на экономику только для того, чтобы собственную управленческую неэффективность прикрыть дымовой завесой из якобы политических разногласий.

Ведь на самом деле что произошло? Выводим за скобки действия областной администрации, не сумевшей по тем или иным причинам отстоять в Москве реальную стоимость квадратного метра жилья в областном центре. Поговорим о действиях городской власти.

Почему вопрос о кредите выскочил в конце сентября, как черт из коробочки? Мне объясняли, что иначе нельзя, что сначала нужно было провести торги, пытаясь найти чудака-застройщика, который продаст городу квартиры по цене 25300 рублей за квадратный метр. Но ведь с самого начала было ясно, что ни­кто квартиры за такую стоимость не отдаст. Стало быть, уже тогда нужно было бить тревогу, искать запасные варианты, способы решения проблемы. А администрация города не сделала ровным счетом ничего.

— Она предложила взять кредит.

— Ну да. Думаю, дело было так. М. Берников рассудил как бизнесмен следующим образом: берем кредит, выставляем земельные участки под сносимыми домами на торги, получаем на торгах огромные деньги и гасим с перехлестом взятый кредит. Очень симпатичная в теории схема. С нею Михаил Юрьевич к губернатору и пришел. Дескать, знаю, как решить проблему. Знаешь — действуй. А дальше начинается воплощение виртуальных схем, начинается реальность.

Мы не против кредита в прин­ципе. Мы против условий, на которых администрация города предложила его взять, и сомнительных «гарантий» возврата. К тому же у города много, помимо программы переселения, социальных программ и расходных статей. Правильно ли, что, решая в пожарном порядке один вопрос, мы будем вынуждены отказаться или отложить решение большинства других насущных проблем только потому, что все деньги ушли по одному адресу? Кредит ведь надо погашать.

Начнем с того, что на одной только сессии в устах одного и того же М. Берникова возможный размер выручки от торгов земельными участками под сносимыми домами менялся трижды, снизившись от 240 млн. рублей до 50 млн. Ну что это за подход: «Продадим за 240…». «Если не за 240, то за 80 миллионов — точно продадим…». «Ну за 50-то млн. продадим…». А если не продадим и за 50? Что это за расчеты, в которых погрешность чуть не в пять раз больше самой суммы? Кто таким «расчетам» поверит? Как под такие «гарантии» можно брать 80-миллионный кредит, рассчитываться за который придется всему городу?

По сути Совету пришлось брать на себя функции управления в этом вопросе, согласовывая с областной властью способы выхода из создавшейся ситуации.

— Стало быть, речь все равно идет о том, чтобы город брал кредит на выполнение программы переселения? Сдаете, выходит, позиции?

— Нет. Речь идет о том, чтобы, коль область и город оказались в таком положении, они пополам поделили расходы, связанные с кредитом и его обслуживанием. И такие договоренности достигнуты. Город оформляет кредитную линию на 74 млн., а область гарантирует компенсацию половины расходов. Кроме того, в этом году на программу нужно будет потратить всего 6 млн. рублей. Это, согласитесь, совсем не то, что 80 миллионов, целиком повешенных на шею городу под сомнительное обеспечение.

Вы понимаете, внятной политики, как решать насущные проблемы Орла, в огромном количестве случаев у администрации города просто нет. Вместо продуманного бизнес-плана — будем использовать этот термин, коль администрация наводнена выходцами из «Делового мира» — какие-то хаотические движения.

За весь этот год — продолжим говорить о земле, на которую завязана программа переселения, — городская администрация не реализовала ни одного участка! Да, начиналось все красиво: вот пришел деловой, серьезный менеджмент, планов — громадье. Сейчас площадок столько реализуем, что начнется строительный бум, займемся арендой, наведем порядок, наполним бюджет… И во всех этих начинаниях — в нарушение собственного регламента — горсовет шел администрации навстречу. И что? Декларации так и остались декларациями. Участки не формируются. Один участок кое-как сформировали на Полярной под развитие застроенных территорий. Уже сейчас специалисты говорят: там будут проблемы. Попытались заложить муниципальный дом — не могут даже геодезические работы провести. Взялись за участок под ДРСУ № 1 на Комсомольской, уверяли, что за 50 млн. продадут. Мы поверили, выручку уже заложили в бюджет. И «вдруг» оказывается, что там расположены целых восемь гаражей, с которыми что-то надо делать. Теперь за 50 млн. этот участок вообще никто не собирается покупать, говорят, что красная цена ему — максимум 25 млн.

— Навыки деловых людей не сразу и не всегда пригождаются в системе управления.

— Действия администрации бессистемны. Все декларации — на бумаге, в реальности — хаос. Поправки в бюджет вносятся на каждой сессии. За день (!) до сессии поправки предлагались в трех, а то и в четырех разных вариантах. Поправки в программу приватизации тоже вносятся практически на каждом заседании. Некоторые предложения администрации вообще вызывают недоумение.

— Какие, например?

— Например, попытка создать казенное учреждение материально-технического снабжения, что увеличивает бюджетные расходы города на 17 млн.

— А какой в этом смысл?

— Смысл очень простой. Сокращение чиновничьего аппарата было продекларировано, не сегодня завтра потребуют дать отчет. А отчитываться нечем. Сотрудников вновь созданного учреждения выводят за штат. Администрацию спрашивают: сколько у вас чиновников? Администрация отвечает: столько-то, меньше, чем было, на столько-то душ! Достижение. Формально чиновников в казенном учреждении вообще нет, а бюджетные расходы на их содержание растут. При этом по строчке «сокращение» успешно отчитались.

— Красиво, но затратно. Дет­ская какая-то хитрость. Позиция Совета в истории с выселением арендаторов из Дома быта тоже отличалась от схемы, разработанной администрацией города. Как там обстоят дела?

— Не менее странно. Скандальная история с Домом быта продолжается. Заявление о том, будто М. Берников дал предпринимателям гарантийные письма, где сказано, что арендные отношения с ними будут продолжены, сами предприниматели не подтверждают. Говорят, что никаких гарантийных писем не видели. Им дали письма, в которых говорится следующее: вы обращайтесь, а мы рассмотрим.

— Назовите хоть одну проблему городской жизни, где доминировала политика.

— В том-то и дело, что ее нет.

— Проблема поиска денег для затыкания дыр в программе переселения решена. Какие еще трудности могут ожидать город?

— Отопление. Непонятно, что будет с «Теплогазом». Если он уйдет, нужно будет каким-то образом искать нового оператора, способного подхватить совсем не гордо реющее знамя. В сравнении с этой проблемой конфликт, вызванный поиском денег для выполнения программы переселения, может показаться мелким недоразумением…

Вопросы задавал
Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность