Красная строка № 19 (200) от 1 июня 2012 года

Над Орлом веет дух Ермолова

В год 1150-летия Государства Российского в Орле наконец будет воздвигнут памятник нашему выдающемуся земляку Алексею Петровичу Ермолову.

Многочисленные публикации последнего десятилетия, связанные с увековечением его памяти, станут достоянием истории и поэтому, безусловно, заслуживают внимания всех, кто небезразличен к событиям минувшей эпохи и человеку, которому А. С. Пушкин писал: «Ваша слава принадлежит России».

«Предмет истории — то в прошедшем, что не проходит, как наследство, урок, неоконченный процесс, как вечный закон. Изучая дедов, узнаем внуков, т. е. изучая предков, узнаем самих себя. Без знания истории мы должны признать себя случайностями, не знающими, как и зачем мы пришли в мир, как и для чего в нем живем, как и к чему должны стремиться», — эти раздумья и мудрые советы виднейшего историка дореволюционной России В. О. Ключевского актуальны и сегодня, когда либеральная историография охвачена манией переписывания отечественной истории по западным лекалам с неизменными акцентами русофобии и антисоветизма. Прервать историческую связь времен и всячески воспрепятствовать формированию национального самосознания молодёжи — заветная мечта либеральных культуртрегеров.

Именно поэтому установление памятника Ермолову носит знаковый и сакральный для нынешнего времени характер.

Признанием заслуг и роли Ермолова в истории России явилось обращение к его личности поэтов-декабристов В. К. Кюхельбекера и К. Ф. Рылеева. Дань уважения отдал ему М. Ю. Лермонтов. Под началом Ермолова служил на Кавказе А. С. Грибоедов. Задумав роман «Война и мир», Л. Н. Толстой советовался с Алексеем Петровичем как с непосредственным участником и талантливым военачальником Отечественной войны 1812 года. Н. С. Лесков в романе «Некуда» показал Ермолова в образе отставного генерала Стрепетова. Известный историк и публицист М. П. Погодин, лично знавший Ермолова, издал в 1864 г. книгу «А. П. Ермолов. Материалы для его биографии». Страницы о похоронах Ермолова в Орле находим в труде известного орловского краеведа Г. М. Пясецкого «Забытая история Орла». Интерес представляют страницы жизни опального Ермолова, опубликованные мемуаристом и литератором В. П. Бурнашовым, сыном орловского вице-губернатора П. А. Бурнашова. Какое созвездие русских талантов вокруг этого славного имени!

Да уже и в наши дни появилось множество публикаций и исследований, посвященных жизни и деятельности знаменитого земляка. Следует отметить, в частности, книгу В. Матвеева и Е. Годлевской «Алексей Ермолов. Денис Давыдов», вышедшую в Орле в 2007 г.

Сегодня, в канун очередной годовщины со дня его рождения, напомним нынешнему поколению, что жизнь и деяния отважного генерала и государственного деятеля всегда были неразрывно связаны с историей Отечества. Полководец и дипломат, герой Отечественной войны 1812 г., «проконсул Кавказа», он был популярен в российском обществе и стал частью истории еще при жизни. Не случайно его имя постоянно вспоминалось отечественной публицистикой в годы войн и военных конфликтов, в которых Россия участвовала в XIX—XX веках. Не был забыт Ермолов и в ходе т. н. «чеченской» кампании уже в наше время. Оказались востребованными и были переизданы его «Записки». Поразительно, что в то время, когда русская военная молодёжь отважно сражалась с бандформированиями сепаратистов, русофобствующая демпресса и телевидение злобно клеветали на Ермолова, твердо отстаивавшего интересы России в кавказской политике двухсотлетней давности. Ермолов продолжал воевать за Отечество вместе с десантниками 6-й роты 76-й гвардейской десантно-штурмовой Черниговской Краснознаменной дивизии у селения Улус-Керт в 2000 г. От роты осталось 6 бойцов, а боевики потеряли около тысячи. А через год на канале ТВ-6 появился гнусный фильм «Штурм будет стоить дорого» с выпадами против Ермолова.

Человек острого ума и независимых взглядов, критически взиравший на многие явления российского бытия, он до конца дней оставался патриотом и государственником, понимавшим значение геополитических позиций России на Кавказе для ее будущего.

«Ермолов, — писал Н. С. Лесков, — поистине характернейший представитель весьма замечательного и не скудно распространенного у нас типа умных, сильных, даровитых и ревностных, но по некоторым чертам неудобных русских людей». Казалось бы, учитывая его заслуги перед Отечеством, благодарные орловцы давно должны были бы увековечить память генерала.

4 июня 2002 года, в год 225-летия со дня его рождения, состоялась закладка камня на месте будущего памятника. Губернатор Строев торжественно изрёк: «В скором времени мы соберёмся здесь, чтобы открыть этот памятник». Прозвучало много других красивых фраз. Ревнители памяти генерала воспряли духом и даже поверили в искренность губернаторских обещаний, тем более что вскоре появилась площадь имени А. П. Ермолова. Прошумела кампания по обсуждению вариантов памятника, о чем возбужденно писала местная пресса. Но шли годы, а на площади по-прежнему сиротливо лежал «Зинкин камень», который, по меткому выражению орловского архитектора-реставратора М. Скоробогатова, «стал молчаливым свидетельством дешевого популизма с оттенком авантюризма» («КС», 21.04.2010).

С тем же чувством горечи я писал по этому поводу в одной из статей в июле 2003 г.: «Впору писать диссертацию на тему «К истории обстоятельств, затруднявших сооружение памятника А. П. Ермолову в г. Орле».

Председатель совета Орловского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры В. А. Ливцов обратился недавно к этой теме с позиций исследователя печальных обстоятельств столь затянувшегося процесса. В «Орловской правде» от 22.05.2012 г. он поведал о «шести историях», объясняющих, почему «памятникам Алексею Петровичу Ермолову в нашем городе как-то не везло».

Думается, историй было куда больше, если копнуть глубже, особенно в период правления губернатора Строева. Конечно, эти газетные заметки носят скорее публицистический, а не сугубо исторический характер, но и они дают некоторое представление о камнях преткновения, лежавших на пути увековечения памяти Ермолова. Однако в «Истории второй» автор, на мой взгляд, допустил поспешность в трактовке причин несостоявшегося сооружения памятника, предав умолчанию годы, связанные с реальной попыткой восстановления исторической справедливости. В частности, он пишет: «С 1914 г. историческая фигура генерала Ермолова пользовалась широкой популярностью на фоне Первой мировой войны». (Конечно, пользовалась. А до этого его имя было в забвении? — Ю. Б.). И далее: «Члены императорской семьи, лично Николай II дали согласие на сбор средств на памятник в Орле национальному герою. Деньги собрали. Но вмешалась история — Февральская революция, октябрьский переворот». (Заметим, что «Февральская» — с заглавной буквы, «октябрьский» — со строчной, в духе либеральных СМИ, и, разумеется, назван переворотом. — Ю. Б.). И далее: «Деньги растворились в революционных переменах, да и о памятнике забыли».

О памятнике, действительно, на долгое время забыли: вовсю полыхала Гражданская война. Но «деньги растворились» вовсе не «в революционных переменах», а гораздо раньше. Куда они исчезли и кто их «освоил», приходится лишь гадать. И препятствием к появлению памятника в основном явились события, предшествовавшие революции. Разве не об этом пишет известный краевед А. В. Гольцова в статье «Завещал родному городу прах свой». («Орловская городская газета», № 115, 2011 г.):

«Главной причиной отсутствия памятника Ермолову в Орле все пишущие об этом называют начавшуюся Первую мировую войну и революцию 1917 года. Но дело не только в этом, до войны было еще три года». А. В. Гольцова связывает остановку процесса установления памятника с убытием из Орла великого князя Михаила Александровича, являвшегося почетным председателем Ермоловского фонда. Не менее важной, по ее мнению, была другая причина — «приближение великой даты — 300-летия династии Романовых».

Что ж, обе причины, наряду с прочими, вполне вероятны. Не случайно краевед с горечью признается, что «1911 год — это была личная «ермоловская» дата».

Ради достоверности обратимся к источникам, относящимся не к 1914—1917 гг., а именно к 1911 году, когда власть и общественность Орловской губернии решили приступить к явно запоздавшему, но необходимому решению о сооружении в Орле достойного памятника Ермолову. Как это было? С чего начиналось?

В апреле 1911 г. исполнилось 50 лет со дня смерти Ермолова. Отечественная пресса посвятила этому событию целый ряд публикаций о его воинских подвигах, дипломатической деятельности и верном служении Российской дер­жаве. Газеты «Орловский край» и «Орловский вестник» заговорили о необходимости установки в Орле памятника Ермолову. А «Орловская речь» писала об этом уже с 1908 года. Популярный иллюстрированный еженедельный журнал для религиозно-нравственного чтения «Русский паломник» (издание П. П. Сойкина) в № 25 от 19 июня 1911 г. поместил обширную, выдержанную в патриотическом духе статью «Памяти А. П. Ермолова».

Приведем выдержку из этой публикации, чтобы воедино связать минувшее и нынешнее время. Для нас небезразлична оценка личности Ермолова его современниками: «Прошло уже 50 лет со дня смерти доблестного вождя русской армии, героя Отечественной войны, грозного покорителя Кавказа… Но память о нем еще очень жива в русском народе и, несомненно, всегда будет жить в благодарных сердцах его соотечественников. Полки называются его именем, ему воздвигаются памятники, жизнь и деятельность его делаются предметом изучения не одних только историков, но и всех, кому дороги слава и честь нашего Отечества!».

В том же 1911 г. орловская общественность вознамерилась поставить ему памятник. 24 февраля 1911 г. министр внутренних дел доложил Николаю II ходатайство губернского собрания «об открытии всероссийской подписки для сооружения в Орле памятника знаменитому военачальнику, уроженцу и дворянину Орловской губернии Алексею Петровичу Ермолову ввиду наступающего в апреле с. г. пятидесятилетия со дня его кончины».

Ходатайство было удовлетворено. И состоялось это не в 1914, а в 1911 г. Кто же стоял у истоков этой кампании?

2 апреля 1911 г. был образован комитет под председательством губернского предводителя дворянства. В него вошли: епископ Орловский и Севский, орловский губернатор С. С. Андреевский, начальник гарнизона г. Орла, орловский городской голова, орловский уездный предводитель дворянства, один из старших и ближайших родственников Ермолова, а также орловские дворяне — генерал-майор П. А. Стахович, действительный статский советник В. А. Офросимов, граф Г. П. Бенигсен, полковник Н. С. Блохин, командиры 152-го пехотного Владикавказского и 1-го Кизляро-Гребенского казачьего войска генерала Ермолова полков и 2-й генерала Ермолова батареи 1-го Конно-артиллерийского дивизиона.

(Известно, что Павел Александрович Стахович командовал 52-м драгунским Нежинским полком, участвовал в русско-японской войне, награжден золотым оружием с надписью «За храбрость».

Его брат, Михаил Александрович Стахович, бывший до 1906 года губернским предводителем дворянства, стал одним из вдохновителей «Союза 17 октября» и депутатом Государственной Думы.

Николай Сергеевич Блохин, генерал-майор, генерал для особых поручений при командующем Московского военного округа, был награжден Георгиевским оружием за отличие, командуя 17-м гусарским Черниговским полком (приказ по армии и флоту от 9.03.1917).

Бенигсен Г. П. — граф, бывший член Орловской городской управы.

Братья В. А. Офросимова — С. А. и Л. А. Офросимовы служили в офицерских званиях в Орловском кадетском корпусе).

Затем появилось Обращение комитета «с покорнейшей просьбой к благородному российскому дворянству, ко всем частям войск, а равно ко всем военным, гражданским и общественным управлениям, учреждениям и к отдельным русским людям, чтущим память славного участника Отечественной войны, Главнокомандующего и покорителя Кавказа Ермолова, прийти на помощь сооружения ему достойного памятника посильными пожертвованиями, которые направлять переводами в Орловское отделение Государственного банка по адресу: Орловскому губернскому предводителю дворянства, председателю Комитета по сбору пожертвований… Памятник предполагается воздвигнуть в виде художественного изображения А. П. Ермолова, и открытие его желательно к юбилею Отечественной войны, в которой А. П. Ермолов принимал столь блестящее участие».

Пожертвования поступали со всех концов России, и к ноябрю 1911 г. было уже собрано 13 тысяч рублей. Но к назначенному сроку памятник не появился.

По разному можно рассуждать о причинах столь удручающего исхода так блестяще начатой кампании, одобренной царем. Ряд этих причин уже назван выше. А фактически, суммируя их все воедино, можно утверждать, что вопрос был затянут в тенёта чиновничье-бюрократической рутины и политиканства, что мы наблюдали и в наши дни, как горькое дежа-вю.

Эта тягомотина продолжалась бы, вероятно, и далее, если бы не появились на горизонте бессмертные исторические даты — 1150-летие Государства Российского, 200-летие Отечественной войны 1812 года, приближающаяся годовщина основания города Орла и, конечно, сам 2012 год, объявленный Указом президента «Годом истории».

Поистине выстраданные усилия русских патриотов по увековечению памяти Ермолова на его малой родине должны наконец достойно и с честью завершиться благодарными потомками уже в XXI веке.

Кстати, о Ермолове не забыли в советскую эпоху: памятник ему был установлен в основанном им когда-то Грозном. Однако он был варварски уничтожен чеченскими сепаратистами после развала СССР. А 4 октября 2008 г. в Минеральных Водах появился памятник герою Отечественной войны и преобразователю Кавказа, воздвигнутый усилиями Совета атаманов Терского казачьего войска и депутатов городской Думы — без проволочек, скандалов и ажиотажа.

Что касается истории этого затянувшегося на столетия процесса, то краеведам предоставляется возможность взвешенно и скрупулезно исследовать все факты и сопутствовавшие им исторические обстоятельства, чтобы поставить на этом точку и иметь ясную картину восстановления исторической справедливости. Многое, думаю, будет весьма любопытным.

Исторический процесс продолжается, и все мы являемся вольными или невольными его участниками. «Цементирующая сила, — писал В. О. Ключевский, — традиция и цель». Государству и обществу сегодня, как никогда ранее, необходима цементирующая сила — возрождение и развитие русского национального самосознания. Без этого недосягаемой окажется и главная цель — полномасштабное возрождение великой, единой и неделимой исторической России, ее дер­жавной мощи, способной надежно оградить соотечественников от очевидных угроз национальной безопасности. Поэтому памятник выдающемуся русскому полководцу и государственнику должен носить не только историко-мемориальный, но главным образом — национально-государственный и патриотический характер с ярко выраженной дер­жавной идеей.

Не разочароваться бы только в самом памятнике…

Крайне огорчила ситуация, возникшая в связи с конфликтом между городской и областной ветвями власти по поводу начавшегося монтажа памятника. Мэр г. Орла выступил в прессе с обращением к жителям города, высказав «обеспокоенность широкой общественности» отсутствием информации о внешнем виде памятника, его художественном образе, а также «кулуарностью и закрытостью всех процедур, связанных с его установкой».

В ответ появилось обращение В. А. Ливцова с весьма туманным разъяснением возникшей ситуации, сводившимся к тому, что установка памятника «не должна быть предметом политических или иных спекуляций». (? — Ю. Б.). Упомянул он и о том, что «никакая процедурная оплошность не может быть основанием для надругательства над именем великого полководца». А кто посмеет отважиться на это? Неужели мэр, который говорит лишь о необходимости выполнить установленные законом требования при решении столь важного для города вопроса, как сооружение памятника? Удивило и негативное отношение к администрации Орла скульптора — автора будущего памятника. Да и отвечать на закономерные вопросы, поставленные руководством и общественностью города, должны не люди, далекие от властных структур, а губернатор или лицо, его замещающее. Прав журналист С. Заруднев, когда пишет: «В Орле, поверьте, очень много вменяемых людей, которым их город дорог. Им не все равно — Ермолов или нечто веселящее. Нужен Ермолов. И именно потому, что эта тема столь важна, она должна была раскрываться в атмосфере стопроцентной законности» («КС», 25.05.2012). И — гласности!

По выражению известного чеховского персонажа, «каждому безобразию есть свое приличие». Невольно вспоминается горькая русская поговорка о ложке дёгтя в бочке мёда. Как сказал бы Гоголь, «скучно жить на этом свете, господа…». Разберитесь, наконец.

Заглянул в Троицкую кладбищенскую церковь, где покоится прах генерала, и словно ощутил его незримое присутствие, когда ставил поминальную свечу и размышлял о пройденном им жизненном пути. Мирская суета и людское тщеславие никогда не коснутся его воинской чести и обретенной славы, принадлежащей России.

Юрий Балакин,
историк, член общества РУСО, полковник в отставке.

Лента новостей

Отчетность