Несправедливость

92-летняя Александра Конова из Мценска объявила войну местной администрации. Конечно, не настоящую, а всего-навсего бумажную. Цель которой, тем не менее, вполне «военная»: улучшить свои жилищные условия. Вот и ведутся бои местного значения за теплые туалеты и квадратные метры…

Жизнь прожить —
не поле перейти

Я заглядываю в страницы жизни Александры Коновой, вдовы ветерана войны, инвалида второй группы, и спрашиваю: почему бабушка в свои 92 года не достойна квартиры с элементарными удобствами: водой и туалетом? В конце концов, не бог весть какого комфорта просит старушка. Не унитаз в стиле хайтек и уж, конечно, не элитную квартиру с видом на администрацию в центре Мценска.

По словам Людмилы Белявцевой, дочери Александры Алексеевны, мать на жизнь жалуется редко, так как к ударам судьбы давно привыкла. Может, потому что жизнь никогда не баловала детдомовскую девчонку из маленькой станицы Владимирское в Краснодарском крае. Отец погиб в гражданскую, а мать с двумя детьми на руках — шестилетней Сашей и ее младшим братишкой — вскоре умерла от чахотки. Были родственники. В гости к ним ходили, но в семью никто взять не решался: своих детей много, бедность, голод. Так они оказались в детдоме. В шестнадцать лет умер брат. Осталась Саша совсем одна. Надо было как-то определяться в жизни. Вступила в комсомол, окончила курсы бухгалтеров и пошла работать на конопляный завод.

А потом была война… Саше чудом удалось избежать смерти, когда немцы, оккупировавшие станицу, приказали старосте подготовить списки комсомольцев для расстрела. Комендант тогда спешно уехал, немцы в станице не задержались и двинулись дальше, и таким образом комсомольцы остались живы.

Когда война закончилась, Саша вышла замуж за бывшего фронтовика, сержанта Николая Конова. Правда, вернулся он с войны инвалидом. Зато героем. До сих пор бережно хранит бабушка награды мужа: ордена Славы II и III степеней, медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941—1945 гг.». На фронте он находился с первого до последнего дня войны.

Жили они душа в душу, но все больше Николай не поднимался с постели, бывало, по полгода лежал. Александра работала одна, надо было троих детей на ноги поставить. Муж умер в 63-м от ран, которые мучили его на протяжении всей жизни: ранение под Сталинградом покалечило осколками, осевшими в позвоночнике и ногах, правая часть тела ниже поясницы была отрезана еще в военном госпитале. В справке о смерти так и написано, что заболевание получил при защите Отечества — Советского Союза.

«Я с шестнадцати лет пошла работать, — рассказывает Людмила Белявцева, — а брат — с четырнадцати. Младшему Вовке, когда отец умер, шесть исполнилось. На нас троих мать получала отцовскую пенсию — 28 рублей по тем временам. Сгущенка иногда бывала в доме, макароны, тушенку помню. Не объедались, конечно, но и не голодали, выросли все».

Во Мценск Александра Алексеевна переехала в 82-м, купив здесь часть дома. Затем перебралась в деревеньку Аниканово под Мценском и Людмила. Так и осели в этих краях, прикипев к ним сердцем.

Все-все-все,
кроме… СанПиНа

Если быть честным до конца, невольно задаешься вопросом: а почему бы не забрать дочери старую мать к себе? «Да я не против, — говорит Людмила, — на зиму мы ее забираем. Но она сама не хочет. Рвется домой, да и только. А как здесь жить без удобств пожилому человеку? Сами видите, на кухне (примерно 8,5 метра) всё вместе: столик, холодильник, плита газовая и ведро, куда мать, извиняюсь, и оправляется. Плохо и то, что помыть ее негде. Колонка — метрах в восьмидесяти от дома. Поэтому за водой хожу сама. Каждый день из своей деревни за 20 километров езжу.

Вот я и спрашиваю нашу городскую администрацию: как нам быть и что делать? Когда вышел к юбилею Победы федеральный указ об улучшении жилищных условий участникам войны и их семьям, мы обратились к местным властям с просьбой починить крышу матери и подвести воду поближе. Те пришли, походили, посмотрели и ушли… А вскоре мы получили ответ: мол, денег на эти цели нет. Тогда мы написали жалобу в Москву. Оттуда, видимо, переправили ее в нашу администрацию. Пришли опять. «А что, мы каждому колонку ставить должны?» — возмутился начальник соцобеспечения Пехтерев. Он же сказал знакомой, что установка колонки стоит 75 тысяч. Потом нам велели документы собирать для улучшения жилищных условий. Мы обрадовались, но оказалось, что «не вписываемся»: для этого надо жилплощадь 11,5 метра иметь, а у матери вместе с пристройкой — 28,5. Ладно, думаем, будем тогда опять просить воду подвести и туалет сделать нормальный. И пошло-поехало: что ни просьба, то очередная отписка от главы города Мценска А. М. Фокина. Так вот и «воюем» до сих пор».

А теперь — из сказки про Винни-Пуха — как все-все в гости ходили. Лично меня больше всего удивило не количество гостей из администрации, периодически являвшихся в дом пенсионерки Коновой благодаря жалобам, а заключение межведомственной комиссии от 14.01.2011 г. о признании жилого помещения пригодным (непригодным) для постоянного проживания. С большим списком проверяющих аж из четырнадцати человек, среди которых кого только не было: начальники и руководители, инспектора, специалисты и даже председатель комитета по экономике и прогнозированию, торговле и защите прав потребителей г. Мценска Е. М. Бычкова, начальник финансового управления администрации С. А. Титов и прочие компетентные лица. Ну все-все-все, кроме главного оппонента — представителя СанПиНа. Тем не менее в соответствии с этим актом глава Мценска сообщает Л. Н. Белявцевой, что «…межведомственная комиссия провела оценку соответствия помещения, расположенного по адресу: пер. Октябрьский, д. 20, требованиям Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащем сносу или реконструкции, утвержденного постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 г. № 47, и признала помещение соответствующим требованиям, предъявляемым к жилому помещению и пригодным для проживания».

Людмила Белявцева рук не опустила и решительно отправилась на прием к руководителю Следственного управления Следственного комитета России по Орловской области Сергею Сазину. Таким образом жалоба на действия мценской администрации оказалась в прокуратуре Орловской области.

После этого была создана новая комиссия и сделано экспертное заключение № 101 от 17.06.2011 г., в котором черным по белому значилось, что «…пред­ставленное на экспертизу жилое помещение… не соответствует требованиям СанПиН 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях». Однако тут же комиссия выносит заключение: о соответствии помещения требованиям, предъявляемым к жилому помещению и его пригодности для проживания. Вот такое дежавю…

Когда указ —
не приказ

Есть Федеральный закон «О ветеранах», есть указ президента, есть постановления, касающиеся улучшения жилищных условий ветеранам Отечественной войны и их семьям. Например, с 4 января 2010 года вступило в силу изменение ФЗ о том, что вдовы ветеранов ВОВ имеют право улучшить жилье. Но некоторым руководителям и указы президента страны нипочем. Администрация г. Мценска как-то странно реагирует на законы, которые закрепляют за стариками право жить лучше, право, которое дают им их честно прожитая жизнь, годы труда и лишений. К сожалению, встретиться с главой города не получилось. А так хотелось бы переадресовать эти вопросы ему. Интересно, а как живут престарелые родители самих членов пресловутой комиссии «из четырнадцати», которые поставили подписи под документом, лишающим Александру Конову последней надежды пожить на старости лет по-человечески? Думается, неплохо, раз их дети трудятся в солидных учреждениях.

В связи с вышесказанным лично меня уже не удивляет, что, к примеру, старики в той же благополучной Германии живут одинаково достойно, тогда как наши ветераны, выигравшие величайшую в истории человечества войну, вынуждены вместе со своими семьями доживать свой век в трущобах. Зато поздравительные открытки к Дню Победы им высылают исправно. В этот день показывают фильмы о войне, ветеранам и всем пережившим то страшное время дарят цветы, в память о героях звучат песни. А что получают они на деле в обычные будни? Почему-то у многих наших руководителей напрочь отсутствуют проявления доброты, когда к ним обращаются за помощью старики. «Наверное, чиновники думают, что раз человеку столько лет, значит, в гроб пора. Надеются волокитой с бумагами протянуть время. Знал бы отец…» — вздыхает Людмила.

Сейчас она по доверенности матери написала в Мценский районный суд исковое заявление, где просит разобраться по существу с вопросом об улучшении жилищных условий для Александры Алексеевны Коновой и в правомерности отказа ей в этом городской администрацией. Параллельно в Департамент строительства, транспорта и жилищно-коммунального хозяйства Орловской области на имя руководителя А. С. Бойко направлен запрос с аналогичной просьбой из региональной общественной приемной В. В. Путина в Орле. Посмотрим, что ответят оттуда вдове ветерана войны. Успеет ли еще пожить бабушка в нормальных человеческих условиях? Когда же придет конец бумажной «войне» и наступит победа?

Елена МАР.
Фото автора.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц