Красная строка № 31 (253) от 27 сентября 2013 года

Опять чиновникам «культурки не хватило»?

«Недостаток ума компенсируется ногами». Это если русскую пословицу перевести на английский, а потом снова на русский. Ну, а как звучит шутливая поговорка в подлиннике, вы, конечно, знаете. Так вот, изуродованную «Комнату сказок» в областном Дворце пионеров решено восстановить, представьте себе!

Об этом было объявлено в пятницу, 20 сентября 2013 года, на заседании специальной комиссии областного управления культуры. Подумать только, в состав комиссии была привлечена даже государственный эксперт по живописи М. Комова. Есть, оказывается, такие специалисты в нашем Орле. Только почему-то о них поздно вспоминают чиновники… Так вот, М. Комова, как свидетельствует заместитель председателя облсовета М. Вдовин, сделала однозначные выводы: росписи в «Комнате сказок» безусловно представляют ценность и должны быть поставлены на госохрану и восстановлены. Комиссия с этим мнением согласилась. Какое счастье! Теперь разгоряченная общественность может успокоиться и уповать на госпожу А. Егорову — начальника областного управления культуры, которая, по идее, должна организовать и возглавить процесс спасения фресок, выполненных в далеком 1960 году мастерами палехской школы.

Но спасать — от кого? От себя самой, проморгавшей в очередной раз посягательство вандалов на культурное наследие? А может, от госпожи Г. Казначеевой, которая возглавляет областной департамент образования, в чем ведении находится Дворец пионеров? Или от проектировщиков, на которых ссылались, оправдывая осквернение фресок, чуть ли не все ответственные лица — от начальника областного департамента до прораба? Все дружно кивали на проект: мол, он предусматривал лишь сохранение фасада и лепнины Дворца, и никаких там росписей! Но вот ведь что интересно. С этими самыми проектировщиками, оказывается, лично знаком заместитель председателя областного Совета М. Вдовин. Эта же московская фирма выполнила в свое время проект восстановления дома Лизы Калитиной по заказу орловского попечительского совета, взявшего на себя заботу о «Дворянском гнезде». Одним из главных попечителей и является Михаил Васильевич. Так вот, он рассказывает:

— Мы работали с этими проектировщиками детально. Встречались с ними не один раз. Они нам говорили: «Что вам нужно, то и сделаем». И теперь у нас к ним нет вопросов.

Очень важное свидетельство! Оно говорит о том, что проектная организация, на которую пытались переложить всю ответ­ственность за уничтожение «Комнаты сказок» и подрядчики, и чиновники, — не определяет предмета охраны, то есть не решает, что сохранять как культурною ценность на ремонтируемых (реставрируемых) объектах. «Что вам нужно, то и сделаем!». Так что же получается: если Дворец пионеров начали ремонтировать, имея в виду лишь фасад и лепнину как безусловную и охраняемую ценность, то, значит, такое проектное задание было выдано москвичам специалистами Орловской области? И если так, то какими специалистами? Явно не экспертом М. Комовой! Тогда — кем? Уж не Егоровой ли и ее командой, часом? Во всяком случае, формально именно управление культуры ответственно за сохранение объектов культурного наследия.

— Почему чиновники делают вид, что они ничего не знали о «Комнате сказок»? — задает теперь риторический вопрос З. Воропаева, руководитель студии декоративно-прикладного искусства областного Дворца пионеров.

И, пожалуй, это самый главный вопрос! Что, неужели и впрямь «настолько умишком скудны» наши нынешние областные руководители от образования и культуры, что прошляпили произведение искусства в подведомственном учреждении? Или так нужно было вписаться в смету, что не до фресок и не до специалистов — были бы таджики с мастерком?

З. Воропаева вспоминает, как несколько лет назад прежний директор Дворца В. Чибисов, узнав, что в области работают москов­ские реставраторы, пригласил их, по случаю, в «Комнату сказок»: мол, оцените — может, возьметесь, обновите? Те посмотрели и закачали головами: нет, это настоящий Палех, яичная темпера; реставрировать такое — дорого стоит! Очень дорого!

Тогда реставрацию не потянули. Однако сам факт красноречив: о том, какой ценностью обладает Дворец пионеров, было давно известно — и в Орле, и в самом учреждении.

— Наверняка и документы есть в областном архиве, — говорит Воропаева.

— В том, что «Комната сказок» — это не подделка, а подлинный Палех, сомневаться не приходится, — продолжает Зоя Владимировна. — Технологии здесь соблюдены в точности. Если бы это была какая-то подделка «в стиле Палеха», как утверждают теперь некоторые СМИ, то краски давно бы потускнели, что мы и видим на примере других росписей нашего Дворца. А в «Комнате сказок» все изображения, несмотря на свой возраст, выглядят совершено иначе. И потом, не случайно же за минувшие полвека никто не решался подкрашивать эту комнату. Все понимали, что тут за кисть может взяться только мастер.

И вот в 2013 г. все вдруг забыли, что из себя представляет роспись в «Комнате сказок» областного Дворца пионеров! Тем более странно, что перед самым ремонтом Воропаева напомнила своей молодой начальнице — директору Н. Марушкиной об этой ценности. И напомнила достаточно решительно: мол, не трогайте росписи — дело подсудное! И это предупреждение, как предполагает Зоя Владимировна, скорее всего, было предано руководителю департамента Г. Казначеевой на одном из совещаний с участием директора Дворца. Потому что из обладминистрации Н. Марушкина вернулась однажды с обещанием: комнату не будут трогать, но обновлять росписи Дворец должен будет за свой счет, поскольку сметой не предусмотрено.

Такой ответ З. Воропаеву, конечно, разочаровал: настоящая реставрация Палеха стоит огромных денег, как же можно ее сделать за счет Дворца? Но тогда Зоя Владимировна решила скрыть свои сомнения. Подумала: да ладно, уж лишь бы не трогали роспись. Слукавила даже преподавательница, чтобы укрепить руководство в его «отступных» намерениях: возьмем, мол, кисти с ребятами-кружковцами и «за счет Дворца» подкрасим, что облупилось. В общем, понадеялась — обойдется.

Началась пора отпусков у работников образования. А когда из отпусков вернулись, в «Комнате сказок» была уже прорублена дверь — прямо через нарисованного Пушкина, сидящего под своим знаменитым лукоморским дубом. А по всей поверхности фресок, как шрамы, пролегли борозды под будущую электропроводку. Росписи явно обрекались на исчезновение — либо под слоем краски, либо под облицовочной плиткой или пластиком.

Но разразился скандал. И вот теперь власти, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре, «откатывают назад» и заявляют о намерении восстановить утраченное. Возможно ли?

— В принципе возможно, — считает З. Воропаева. — Восстанавливают же утраченные древние фрески в храмах. Если привлечь специалистов Палеха, которые, к счастью, есть в современной России, то новые поколения кружковцев и гостей Дворца еще смогут увидеть «Комнату сказок» такой, какой она была.

Однако нетрудно догадаться, что эти росписи проще и дешевле было не трогать, чем теперь восстанавливать. Ведь даже для того, чтобы залатать, замазать дыры и подготовить поверхность под роспись, нужны отнюдь не современные материалы, а приготовленная по специальной технологии известковая штукатурка — левкас. Не говоря уже о самих красках (на яичных желтках) и навыках живописца, который будет восстанавливать утраченные элементы росписи. Как говорит Воропаева, для этого нужны постоянно практикующие художники, работающие в технике Палеха. Те, кто занимается подобной живописью от случая к случаю, не годятся, даже лучшие из них, уверена Зоя Владимировна: слишком большой объем работ.

Не последний вопрос — сколько будет стоить такая работа? Для сравнения: современная настенная живопись, выполняемая без всяких старинных хитростей и по чистой поверхности, оценивается в 21 тысячу рублей за квадратный метр. Значит, для такого помещения, как комната сказок, это уже примерно полмиллиона. А ведь реставрация — в разы дороже! Стало быть, речь может идти о миллионах. Найдутся ли такие деньги в областном бюджете? И сумеет ли госпожа Егорова добиться выделения нужной суммы из федерального бюджета? Будет ли вообще предпринято что-то в данном направлении и не надеется ли уважаемая комиссия областного управления культуры, соглашаясь с экспертом М. Комовой, на местных мальчиков и девочек с худграфа ОГУ и Орловского художественного училища? Знаете, как в том анекдоте: «В который раз злоумышленники похитили из нашей галереи шедевр Малевича «Черный квадрат», и в который раз дворник Михеич восстанавливает его для любителей живописи»…

Но настенный Палех — это не «Квадрат» Малевича, и надеяться на доморощенных и дешевых ремесленников в этом случае не стоит. Даже не потому, что непрофессионально, а потому, что — стыдно! Только вдумайтесь: роспись в технике Палеха — в этой, по существу, иконописной технике — создавалась в Орле в 1960-м году, в самый разгар хрущёвских гонений на православную церковь. А теперь, когда о православии говорят с придыханием чуть ли не все чиновники во главе с президентом, в орловском областном Дворце пионеров просто походя уничтожают живописное наследие православной культуры. И впрямь — метаморфоза! Выходит, в «жуткие», «тоталитарные» и «атеистические» времена в обществе и во власти было больше понимания того, что такое культура и откуда происходит само это понятие? Зато теперь, сколько ни говорят — «православие», а «культурки не хватает»! И не стоит обольщаться насчет нерелигиозного сюжета росписей в «Комнате сказок». Не со всяким, кто твердит: «Господи!», пребывает Бог. Как пишут знаменитые пушкиноведы, Александр Сергеевич хотя и не был православным, воцерковленным поэтом, но зато он, несомненно, поэт православного народа. А уж в его сказках достаточно самой неподдельной христианской нравственности. И роспись в «Комнате сказок» это ясно отражает в зрительных, почти что иконописных образах.

Впрочем, не слишком ли многого мы хотим от наших областных чиновников, обращаясь к таким тонкостям? Сами они, наши руководители, кстати, когда заходит речь о культурном наследии, предпочитают мыслить и говорить на языке юридических норм. Вроде «Черного Абдуллы» из «Белого солнца пустыни». Помните? «Так нет же никого в таможне, кому платить — неизвестно!». У наших, правда, не о таможне речь, а о документах, подтверждающих ценность того или иного наследия. Нет бумажки — стало быть, и нет барьеров, чиновники разводят руками: а где написано, что это памятник истории и культуры? Мы бы, мол, и рады порадеть за искусство, но печать и подпись где?

Что ж, давайте рассуждать, следуя именно этой логике. И тогда сразу возникает вопрос: а законно ли всё то, что сейчас делается во Дворце пионеров, который, как известно, уже давно относится к объектам культурного наследия? Начав ремонт Дворца, областные чиновники приняли как должное, что только фасад и лепнина должны быть сохранены в этом здании после ремонта. А как же актовый и танцевальный залы, парадная лест­ница и зеркальное фойе, утраченное после пожара 80-х годов, но изначально украшавшее Дворец? Ведь это всё — элементы неоклассицизма, признанного и охраняемого стиля архитектуры советского периода? Так что же всё-таки делают с Дворцом: ремонтируют его или реставрируют? Это далеко не одно и то же.

По закону объекты культурного наследия должны именно реставрироваться. И для этого есть предусмотренный законом строгий порядок. Сначала формируется задание на производство работ по сохранению памятника, проводятся научно-исследовательские работы, назначается научный руководитель проекта. И только потом выдается разрешение на разработку научно-проектной документации. Проект должен пройти обязательную историко-культурную экспертизу, и никакую другую, и только потом подрядчик, имеющий реставрационную лицензию Минкультуры, получает разрешение на производство работ под авторским надзором утвержденного специалиста. Если хотя бы один из пунктов не выполнен, значит, творится беззаконие. Просим областную прокуратуру считать эту публикацию официальным обращением и просьбой провести проверку на соответствие проектных и прочих работ по ремонту (реставрации) областного Дворца пионеров установленному законом порядку.

В Москве, например, прокуратура уже потребовала привлечь к ответственности должностных лиц Москомнаследия за уничтожение 40 процентов памятника истории и культуры — Кругового депо, построенного по проекту знаменитого архитектора Тона, автора Большого кремлевского Дворца, первого Храма Христа Спасителя и других известных сооружений.

А что? Если уж говорить на языке права, то нужно все договаривать до конца.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц