Позитив обещан. Начинаем обратный отсчет

— Михаил Васильевич, последняя сессия Орловского горсовета, без преувеличения, вошла в историю. Никогда еще депутаты так жестко не критиковали мэра г. Орла В. В. Сафьянова. Некоторые даже сравнили заседание с «публичной поркой». Если так, то чем она вызвана?

— Мне недавно принесли книгу «Муниципальные выборы в Орловской области: итоги и уроки», вот она, почти ее дочитал. Издана региональной академией госслужбы по материалам «круглого стола». То, что случилось на последней сессии, — результат новой политической конфигурации. У «Единой России» и КПРФ в нынешнем горсовете — равное количество голосов. Это новая реальность, и с ней придется считаться ближайшие четыре года, нравится это кому-то или нет.

— Вы хотите сказать, что мэра решили наказать за неудовлетворительные результаты, показанные «Единой Россией» на выборах в горсовет?

— Нет. Но, исходя из состава Совета, я допускаю, что такие заседания будут случаться довольно часто.

— То есть за тональность заседания ответственны коммунисты?

— Выступали не только коммунисты и члены фракции «Единая Россия», но и те, кто во фракцию не вошел, причем они выступали активнее всех.

— Тем не менее В. В. Сафьянова, члена «Единой России», критиковали его однопартийцы, вы в том числе. Какие претензии к мэру конкретно?

— Когда спрашивают, какие претензии есть к мэру, я хочу перефразировать: какие претензии есть к исполнительной власти? Нельзя отделять мэра нашего города от его команды. Что касается лично Виктора Викторовича Сафьянова, то я должен сказать следующее. Он пришел к нам больше года назад, многие вопросы до сих пор не решены. Но ему досталось очень сложное наследие, об этом начинают забывать. Вспомните банно-прачечное хозяйство, странную градостроительную политику. До сих пор в Орле возводятся объекты по разрешениям, подписанным не Сафьяновым. Или маршрутные перевозки. Эту проблему создал не Сафьянов. Другое дело, что его команда не может вразумительно сказать, что с маршрутными перевозками будет. Вопросы решаются медленно, не всегда профессионально, как, например, с выбором места для кафедрального собора или с теми же маршрутными перевозками.

Попытались навести порядок? Попытались. На что наткнулась администрация? Давайте будем объективны. По моему мнению, наткнулись на коммерческие интересы определенных финансовых групп, которые «крышуют» эти самые перевозки. В том числе не исключаю и чиновников различного уровня. Поэтому конкурс попросту не состоялся. Другое дело — он был организован недостаточно профессионально. Но утверждать, что хаос в перевозки внес Сафьянов, абсолютно неправильно.

Претензии, которые предъявляются, — тут мы с фракцией КПРФ полностью согласны — вызваны ростом управленческого аппарата и непрофессионализмом кадров. Я столкнулся с этим, занимаясь 909-м кварталом. Мне пришлось в собственном кабинете проводить планерки, приглашать к себе сотрудников проектных институтов и ГИБДД, согласовывать, бегать по кабинетам городской, а затем и областной администраций, доказывая, что въезд в 909-й квартал необходим. Потом нужно было с помощью коллег искать деньги на строительство. Сейчас объявили тендер, приходится беспокоиться, что никто не заявится и проблема вновь «подвиснет». Все это — функции исполнительной власти. Когда я читаю письма, отправленные чиновниками в ответ на мои запросы, то диву даюсь. Общаться с этими людьми бесполезно, они ничего не знают. При Касьянове — по причине его отсутствия — горсовет был вынужден взять на себя функции исполнительной власти. Сейчас вновь приходится это делать, поскольку вопросы решаются не только медленно и непрофессионально, но и непонятно — я бы так сказал. Но с утверждением, что тормозит весь процесс Сафьянов, я абсолютно не соглашусь. До Сафьянова есть очень много ступенек. Другое дело, что он должен был набрать себе команду профессионалов и жесточайшим образом с нее спрашивать.

Рост аппарата чудовищный. Создаются целые управления — законности, правопорядка и безопасности, в частности, численностью в три десятка человек, без которых муниципалитет легко обойдется. Я могу сравнить работу всех администраций. Плохо или хорошо, я возглавлял городское управление МЧС 13 лет, до того был заместителем и на этаже, где располагается горсовет, работаю уже 20 лет. Начиная с Золотарева Георгия Васильевича, я работал с семью мэрами. В последние годы государство последовательно уходит из сферы регулирования бизнеса, и количество чиновников должно соответственно уменьшаться. Но аппарат растет. Это совершенно непонятно. Маленький пример. Раньше всеми маршрутными перевозками в городе занимались два муниципальных предприятия, а в управлении транспорта работал один человек. Сегодня большую часть пассажиров возят частники, однако в том же управлении уже почти десяток чиновников. Порядка на дорогах стало больше? Его стало меньше.

Возьмем жилищную сферу. У Евгения Александровича Аратцева, когда он был заместителем мэра, — а жилье в ту пору всё, за исключением кооперативного, являлось муниципальным, — в приемной сидел один человек, помогавший решать все вопросы. Сегодня, когда муниципального жилья почти не осталось, создано целое управление с неимоверным штатом. И при этом власть на каждом углу твердит, что проблемы жилищно-коммунальной сферы должны решаться жильцами и их управляющими компаниями без участия третьей стороны. Такого количества чиновников и такого беспредела, как сегодня, в коммунальной сфере не было никогда. Пресс-служба мэрии… Кто ее только не ругал! Когда я только начинал здесь работать, в ней был один человек. Потом стало два. Теперь, кажется, пятнадцать… Названия разные, суть одна. Огромное юридическое управление — и так далее, и так далее. Раздувание штатов имело бы смысл, давай оно результаты. Но их нет. Во всей городской администрации сегодня остался один человек, который профессионально разбирается в вопросах теплоснабжения, но занимает он при этом рядовую должность специалиста. Остальные — начальники. Недавно один чиновник, исполняющий обязанности начальника управления, докладывал на совещании сразу по шести разноплановым вопросам — от состояния дел в похоронном бюро и банно-прачечном комбинате до благоустройства придомовых территорий и капитального ремонта домов.

— Этот пример не согласуется с утверждением, что чиновников излишне много.

— Я говорю о том, что специалистов почти не осталось. Вина ли в этом мэрии? Нет, поверьте. Это беда всей нашей страны.
Мы коснулись муниципальных выборов. Политические партии с большим трудом подбирали кандидатов в депутаты горсовета. С очень большим трудом — все политические партии!

— Можно вспомнить в этой связи, как искали кандидатов на должность мэра…

— Специалисты уходят, а их место занимают абсолютно неподготовленные люди.

— Книгу, которую вы мне показали, издала региональная академия госслужбы. Ее работа — ковать кадры.

— Ну да… При старом режиме, то есть старом общественно-политическом формате. А если для полноты картины посмотреть, как было до революции, — мы увидим, что было совершенно иначе. Мальчишку отдавали мастеру в подмастерья. В подмастерьях он ходил лет пять, его драли немилосердно, как Ваньку Жукова, и учили работать. И только через много лет он открывал свое дело, сам становился мастером. Теперь совершенно иначе. И это не только у нас в городе, это происходит во всей стране. Сегодня люди с медицинским образованием могут заниматься коммуналкой. Слава богу, что коммунальщики пока не могут заниматься медициной, но, если дальше так пойдет, увидим и это.

— Про медицину и коммуналку — это отсыл к конкретным личностям в мэрии?

— Нет, это на федеральном уровне. Налицо очень серьезная кадровая проблема, которая стоит в том числе и перед политическими партиями.

— Уточню. На «Единую Россию» эта проблема распространяется?

— Конечно. Когда мы формировали список кандидатов в депутаты городского Совета, мы столкнулись с огромными трудностями. Выборы проиграли конкретные люди и только потом — идеология. Возвращаясь к команде мэра, повторюсь, что ее профессионализм оставляет желать лучшего. Коммунальщик должен заниматься коммунальными делами, финансист — финансовыми, связист должен быть связистом, транспортник—транспортником. Это классический подход, который сегодня, к сожалению, не соблюдается.

— В. В. Сафьянова обвинили среди прочего в том, что его назначения преследуют простую и далекую от задач управления цель — помочь людям предпенсионного возраста получить очень привлекательную муниципальную пенсию.

— Вы знаете, абсолютно с этим не согласен, абсолютно. Раньше, при старых мэрах и старой системе, это было. Если поднять списки служащих, получающих муниципальную пенсию, — их около двухсот, — вы увидите некоторые «говорящие» фамилии… Этот упрек В. В. Сафьяновым не заслужен. Ему чаще ставят в вину то, что он принимает на службу людей в погонах. Я не стал по этому вопросу выступать на Совете, хотя мог привести примеры, как гражданские, в том числе и гражданские мэры, довели наш город до ручки.

— Наш разговор оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, вы выводите мэра из-под удара и говорите, что ему досталось тяжелое наследство, что решает вопросы не только мэр, но и его подчиненные. А потом говорите, что подчиненных-то он набирает странных. И мы опять возвращаемся к фигуре мэра. Почему он набирает странных подчиненных? Объяснить все кадровым голодом нельзя.

— Можете это писать, а можете не писать. У меня есть жизненные принципы, которыми я не поступлюсь, несмотря ни на какие политические события. Я терпеть не могу предательство, терпеть не могу холуйство, давление на себя. Особенно — предательство. Я по этическим соображениям, пусть читатели меня простят, личность Виктора Викторовича Сафьянова не обсуждал и обсуждать не буду. Настоящий офицер никогда публично не обсуждает личные — хочу подчеркнуть — личные качества офицера. Да, я являюсь критиком деятельности мэра и его администрации, это ни для кого не секрет. Если я вижу, что работа администрации не идет во благо жителей города, я говорю об этом прямо, — как высказался по конкурсу перевозчиков, по выбору места для кафедрального храма, по намерению купить пансионат ЗИЛ, по росту управленческого аппарата…

— Мы обсуждаем не личные качества В. В. Сафьянова, а профессиональные качества градоначальника.

— Я могу сказать про личные качества В. В. Сафьянова.

— Не надо…

— Скажу вот о чем. К Сафьянову много претензий по результатам его административно-хозяйственной деятельности. Может быть, даже больше, чем было претензий к другим мэрам. Но я объективно хочу подчеркнуть следующее. В. В. Сафьянов (может быть, я ошибаюсь, и читатель меня поправит), не обслуживает интересы финансово-экономических групп и не стремится извлечь из своего положения личную корысть. Я в этом абсолютно уверен. Согласитесь, что для политика и для мэра это немало.

— А нельзя предположить, что атака, которой подвергся мэр, объясняется именно этим — его нежеланием проводить интересы определенных финансово-экономических групп?

— Думаю, что это так.

— Помимо откровенно слабых моментов в управлении…

— Я соглашусь с вами. Возьмите тот же конкурс перевозчиков. Почему на стадии подготовки документации все надзорные органы поставили свои визы, а потом что-то произошло, и внезапно были обнаружены юридические ошибки? Я предполагаю, что включились люди, чьи интересы оказались задеты конкурсом. Можно привести и другие примеры.

— К вопросу о них. Ваша позиция по кинотеатру «Родина» не изменилась? Этот объект, на ваш взгляд, можно включить в перечень проблем, которые усложняют жизнь мэру?

— Моя позиция не изменилась. В деле с «Родиной», как и с предложением строить кафедральный собор в парковой зоне, нельзя поступать по принципу: «Я — начальник, как сказал, так и будет». На сегодня кинотеатр «Родина» является памятником истории и архитектуры, и его охраняет все действующее законодательство. Закон нельзя нарушать никому. Что касается защиты интересов определенных бизнес-групп, то критика мэра на сессии объяснялась не только принципиальностью.

— Вы хотите сказать, что некоторые выступавшие радеют не столько о городском, сколько о своем и поэтому раздражены неуступчивым мэром?

— Да.

— Фамилии называть будете?

— Нет.

— Сейчас идут упорные разговоры, что прошедшая сессия была спланированной акцией по началу отстранения В. В. Сафьянова от должности и замене его на сговорчивого сити-менеджера.

— Не соглашусь. Например, про меня говорят, что каждое мое критическое выступление в адрес мэрии — это результат команды, которую мне якобы дают. Никаких команд я не получал даже в то время, когда всем руководил Егор Семенович Строев. Моя позиция — это моя личная позиция. Никакой спланированной акции на сессии не было. Просто случилось то, что рано или поздно должно было случиться. Администрация города не расшивает проблемы, она их накапливает, а это очень опасный процесс. В дополнение ко всему мэр должен быть политиком. Ему надо бы помнить евангельскую заповедь: «Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби». На всех пирога не испечешь, всем мил не будешь, но договариваться там, где можно договариваться, не нарушая при этом закона, надо. К сожалению, мэру как военному свойственна излишняя прямота.

— Идея с сити-менеджером из запасников не извлечена?

— Нет. Впереди декабрьские выборы, которые будут происходить на сложном политическом фоне, и раскачивать ситуацию в городе было бы неправильно. Ошибка нынешней городской администрации — удивительная неспособность встречаться с народом. Я бы предложил мэрии следующий график: пятница, суббота, воскресенье — работа с документами, все остальные дни — встречи с людьми. Выходите на улицу, общайтесь. Это явилось бы лучшим лекарством.

— Проблемы, о которых говорилось на прошедшей сессии, обсуждались с мэром в узком партийном кругу?

— Конечно. Мэр ведь ассоциируется прежде всего с «Единой Россией». Чем лучше дела в городе, тем больше позитива «Единой России». Чем хуже дела в городе — тем меньше позитива «Единой России». С чем-то мэр соглашается, с чем-то нет.

— Чего ждать от следующей сессии?

— Позитива.

— Начинаем обратный отсчет.

Вопросы задавал
Сергей ЗАРУДНЕВ.

Лента новостей

Отчетность