«Правильность» наполовину полного стакана

…На прошлой неделе кандидаты в мэры Ливен приступили к агитации в средствах массовой информации. У телевизионных встреч с претендентами шарм особый: тут не очень-то, как в газетах, спрячешься за какие-то заранее подготовленные тексты, хочешь не хочешь, придётся хоть в какой-то мере демонстрировать свой реальный жизненный багаж. Не говоря уже об интеллектуальном… В общем, понятно, что выступления кандидатов на местном телевидении вызывают живой общественный интерес. В среду и четверг состоялись две зачинные такие передачи. Жребий был не дурак, жребию было угодно, чтобы первыми пред очи избирателей предстали именно те фигуры, которые нам как раз менее всего пока известны. Жан Валижанович Гурбо-Новик и Мария Николаевна Сухорукова. Комментировать их речи я сегодня не буду, мне как ведущему этих телевизионных бесед даже по закону это не положено. Но рассказать о реакции телезрителей на увиденное, уверен, обязан.

Знаете, а она неоднозначная была, эта реакция, вовсе не однозначная.

Ну да, самая распространённая, пожалуй, оказалась в духе времени и телевизионных традиций. Вроде как люди развлекали себя у телевизора какими-то типичными для нашего периода жизни комедийно-абсурдными зрелищами, а потом, в череде «больших разниц» и «комеди-баттлов» вполне органично переключились на встречу с кандидатом в наши будущие градоначальники. Приведу характерный отзыв, появившийся у нас на сайте.

«Зашел к другу. Его папа смотрел по телеку Ливны и разговор с кандидатом в мэры города (не знаю ФИО мадам). От нечего делать присоединился. Бедный ведущий! Ему надо было делать хотя бы нейтральное выражение лица (хотя хотелось смеяться) от той дремучей глупости, которую несла с экрана кандидатка. Мы тут по полу катались от её маниловской идеи наладить в Ливнах выпуск солнечных батарей, как и от рывка на пластмассовом заводе путём постройки детского городка. Всего не обскажешь, чего нагородила мэрша. Жаль, у меня дома не показывают Ливны. Наверное, встреча с другими кандидатами будет тоже интересной. Там, говорят, такие персоны! Себе что ли выдвинуться?»

Честно сказать, я заглянул на сайт в надежде найти там какие-то вопросы, которые, как мы по ходу программы договаривались, телезрители зададут кандидатам (а те на них потом, в следующей программе, ответят). Вопросов не было. Были вот такие оценки, которые характеризовали происходящее с нашими городскими выборами. В общем-то, характеристику эту в угоду какой-нибудь современной Эллочке-людоедке ёмко, но довольно точно можно передать всего лишь одним модным сегодня словечком: прикольно.

Вдуматься только: мы выбираем себе нового городского главу, человека, которому предстоит в течение целых пяти лет рулить нашей жизнью (все ли доживут до следующего?), а у нас тут, обалдеть можно, прикольно! И проще простого винить в этом одного губернатора. Да будь он хоть трижды подряд в чем-то не прав, мы-то сами куда глядели?

Вот так сижу я в редакционном кабине, размышляю о нашем хваленом ливенском коллективном разуме, думаю о том, что действительно ведь не поспоришь, права была эта кандидатка в мэры, когда говорила, что она — единственная, кому удалось как положено, без нарушений, собрать по нашим квартирам необходимое количество подписей в свою поддержку… Представляю себе этих подписывавших, гадаю об их возможном ходе мыслей, как вдруг — телефонный звонок.

Здрасьте вам! Женщина в годах, судя по всему — из тех, кто ещё помнит период еженедельных политинформаций в трудовых коллективах, из тех, кто, может, сам их и планировал, с одной стороны, выражает позицию, вполне солидарную с собственными моими размышлениями. Мол, кто это допустил, чтобы у нас такого рода кандидаты — не важно даже куда — вообще официальным образом фигурировали? Но с другой стороны, я и согласиться с ней не имел возможности, так она по отношению ко мне почему-то была агрессивна. Видите ли, дама пребывала в убеждении, что это я обязан был поставить перед кандидатами такого рода шлагбаум. Мало ли что они кем-то там зарегистрированы?! Зарегистрироваться, мол, каждый дурак может — так буквально и сказала, но я как директор телевидения, как человек, поставленный следить «за правильностью», обязан был это безобразие не допустить.

Сколько ни пытался я объяснить существующие ныне законы, роль телевидения, отведённую ему этими законами в предвыборный период, женщина, как звонила, чтобы говорить, так и продолжала — не слушать. И, пообещав жаловаться губернатору, — кому же ещё? — в конце концов бросила трубку.

Еще больше выпестрил картину мира следующий звонок. Избиратель Сергей негодовал не потому, что я, дескать, чего-то лишнего допустил на экран, а, напротив, что «своими каверзными вопросами», оказывается, «топлю независимых кандидатов»…

Я его пригласил, чтобы поговорить, спокойно объясниться. Он, Сергей Николаевич, рабочий с автоагрегатного завода, как договорились, пришел, и мы очень даже полезно побеседовали. Там, в процессе беседы, и всплыл в памяти как-то сам собой этот известный образ — наполовину для кого-то полного, для кого-то пустого стакана.

Встретившись как бы противниками, спустя полчаса мы расходились вполне удовлетворённые друг другом и ещё больше — самим фактом нашего разговора. Тут ведь главное — начать. Один утверждает, что стакан полный, второй — что не так это всё, что он пуст. Потом каждый поясняет свою точку зрения, и тут выясняется, что разница отнюдь не в психологическом типе людей (первый, мол, оптимист, а второй — пессимист), разница всего лишь в осведомлённости…

Может, для кого-то это просто скучная философия, но на самом деле образ такого полузаполненного стакана — универсален. И полезен, оказывается, в самых разных жизненных ситуациях. В нашей, сегодняшней, ливенской — в том числе.

Можно сколько угодно твердить, что нынешняя власть делала и делает для города всё возможное. Что Ливны дважды за последние годы получали звание одного из самых благоустроенных городов страны — не для того, естественно, чтобы вывесить в коридоре администрации лично подписанные В. В. Путиным большие и красивые дипломы, не для того даже, чтобы в нужную минуту ткнуть в них пальцем как в свидетельство усердной работы… В первую очередь — чтобы получить премию и за счет нее хоть чуть-чуть пополнить весьма скудный городской бюджет, приобрести, наконец, какую-то новую технику для коммунального хозяйства, возвести красивый забор, который архитектурно и по смыслу возле нового ФОКа явно просится, но денег на который не предусмотрено: роскошь…

Все равно найдутся люди, которые по этому поводу искренне станут негодовать: какое благоустройство? Вы взгляните на наши дороги, по ним можно ездить? И будут тоже правы, как и первые.

Потому что этот наш стакан, увы, никогда не бывает абсолютно полон.

И когда одни говорят, что администрация нашего города по эффективности своей работы не так давно была отмечена как лучшая в области, что оценка эта делалась не на глазок и не за красивые, простите за тавтологию, глаза, что в основу подсчётов лёг целый перечень объективных показателей, они, вне всякого сомнения, говорят правду. Но и другие, которые считают, что всё равно сделано нашими чиновниками далеко не всё, что можно было сделать больше, — они тоже, видимо, не врут.

Абсолютно полных стаканов, наверное, вообще не бывает. Но главное, что про него, про этот стакан, можно и нужно понять, — это то, что заполнен он для всех одинаково. И как только мы все поймём, что полнота стакана для всех одна и та же, и пустоты для всех точно те же, так сразу и исчезнет между нами вредная общему делу категоричность противоречий. Если разобраться, у нас и по партийной, так сказать, ориентации сейчас всех можно разделить в основном на членов партии полного да на отдающих голоса пустому, но одному общему на всех стакану. И стоит в таком случае принципиальничать?

Стакан-то общий, однако имеется в методике с ним обращения одна существенная тонкость. Всё это правильно, всё это так, если только человек действительно стремится к объективности, а не просто «мутит воду» в примитивной надежде выловить в ней лично для себя некую хотя бы позолоченную рыбку. Потому что помимо таких людей, как мой новый знакомый Сергей Николаевич, признающий, что да, в стакане нашем, безусловно, что-то плещется, но имеются и обидные пустоты, желающий, чтобы пустоты эти поскорее кто-то эффективно заполнял, поскольку вообще каждый нормальный человек испытывает понятное желание жить завтра лучше, чем вчера, так вот, помимо таких вполне порядочных и незлобивых людей есть среди нас и другие — увы, не совсем порядочные и особенно злобные.

Профессиональные, так сказать, разоблачители. Не секрет, особого рода бузу в нашу жизнь с некоторых пор вносят эти разного рода писатели. Часто анонимные, но даже тогда, когда пишут они подписываясь, есть в их писаниях что-то иезуитское. Вооружившись когда откровенной ложью, наветами, когда — подтасовкой фактов, но всегда норовя изложить дело так, чтобы избежать в случае чего ответственности, бузотёры эти в действительности не в силах скрыть, что подобным паскудничанием они пытаются торить себе некую карьеру. Исключительно её! Иных целей нет.

Если человек реально стремится улучшить вокруг себя что-то, он никогда не станет игнорировать наличие заполненной части стакана, никогда не станет намеренно травить её ядом откровенного вранья, никогда не примется создавать искусственные пустоты. Ему, напротив, нужна будет объективная картина. Менять можно только реальность.

Неделю назад, так сложилось, у нас вышел рассказ, частично затронувший проблему взаимоотношений верхов областной власти с нашим самобытным городом. Не хочется, чтобы тут возникали какие-то иллюзии. Наверняка эти взаимоотношения не элементарно просты, они тоже — своего рода стакан, где-то заполненный вполне благотворным содержимым, где-то в значительной части, увы, пока пустой. Но очевидно, что даже в заполненной части имеет место изрядное отравление.

С самых первых дней пребывания на орловской земле новые руководители нашей области нарочито пристально стало внимать любого рода жалобам из Ливен. Но вопросы, естественные в самом начале, с течением времени, наверное, должны были найти адекватные ответы. Если есть виноватые, их требуется наказать, если виновных нет, людям должны были дать возможность нормально трудиться. Однако в области до сих пор не могут определиться. Уже, казалось бы, один господин, с первых дней засвеченный в ярых жалобах на пустоту ливенского стакана, был испробован в карьерных бегах, съездил в областной центр поработать и, неоцененный, вернулся восвояси, только опыт ненадежности подобной «опоры» всё равно не пошел впрок. Создается впечатление, что там прекрасно умеют читать анонимки, а вот материалы их многочисленных проверок будто пишутся на неведомом иностранном языке. И это еще, как говорится, полбеды. А то ведь надуманные «претензии» из области в адрес города с некоторых пор стали материализовываться вообще без участия ливенской «пятой колонны». Не понравится кто-то лично одному высокопоставленному члену правительства — и вот уже спешат в наш город ревизоры с заданием «найти не знаю что, но найти».

Так, может, уже прекратить ему, высокопоставленному, свои «карательные» забавы? Всё равно, как мы уже однажды заметили, результат от них — «пшик» да «пшик». А сумятицы вносится много. Только губернатор в очередной раз признается, что убедился, что «в Ливнах умеют работать», иными словами, сигнал поступит из части стакана со здоровым наполнителем, — как тут же что-то просочится из подпорченного, экологически вредного.

На правах человека, кем-то вроде бы поставленного следить за «правильностью», могу предложить хотя бы это.
* * *
Пока проблемой урегулирования отношений между губернаторской командой и Ливнами будут или не будут заниматься в Орле, нам с вами в Ливнах, видимо, самое время разобраться со своим, сугубо внутренним стаканом. Как показали события последних дней, проблемы поиска общего языка между ливенцами, неодинаково воспринимающими нынешнюю действительность, практически никогда не носят антагонистического характера. Стоит встретиться, поговорить — и серьезных противоречий практически не остаётся…

С. КРАСНОЩЁКОВ.
Газета «ПРИНТ в Ливнах»,
№ 6, 16 февраля 2012 г.
(Публикуется в сокращении).

Лента новостей

Отчетность