Право есть, но… его как бы и нет?

Глава 1 Конституции РФ называется «Основы Конституционного строя». В статье 2 отчеканено: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Здесь слова «человек» и «гражданин» употреблены в обезличенной форме, т. е. им придан смысл юридического понятия «неопределенного круга лиц» или «населения Российской Федерации» — «граждан» Российской Федерации. Этот абзац изложен в такой форме исключительно затем, чтобы напомнить федеральному суду Советского района, что судьи в России независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и Федеральному закону (см. ст. 120).

Местное самоуправление, как одна из форм самоорганизации граждан, рассматривается в Конституции в качестве одной из основ конституционного строя России. Именно по этой причине любое ущемление (ограничение) прав местного самоуправления следует понимать как действие, направленное на подрыв конституционного строя государства, и именно отсюда вытекает положение, записанное в Уставе города Орла: «Ограничение прав местного самоуправления, установленных настоящим Уставом в соответствии с Конституцией Российской Федерации и действующим законодательством, запрещается».

Так кто же у нас в Орле и в Орловской области посягает на основы конституционного строя страны? Вопрос совсем не риторический. Исходя из реалий сегодняшнего дня, на наш взгляд, точнее всех на него ответили два простых гражданина — Е. Мещеряков и А. Чижов, подавшие исковое заявление «в защиту гарантированных Конституцией РФ прав и свобод неопределенного круга лиц — граждан города Орла, имеющих в соответствии со ст. 12, ст. 133 Основного Закона РФ гарантированное, обеспеченное судебной защитой право на местное самоуправление». Об этом «Красная строка» рассказала в статье «Если гора не идет к Магомету…», опубликованной в № 37 от 21 октября 2011 года.

Ответчиками в иске названы:
1. Высшее должностное лицо Орловской области — председатель правительства Орловской области, губернатор Орловской области А. П. Козлов;
2. Высшее должностное лицо муниципального образования «Город Орел» — мэр города Орла В. В. Сафьянов.

Последний попал в список скорее всего по причине недостаточной активности в защите права населения Орла на владение, пользование и распоряжение муниципальной земельной собственностью, фактически отобранной у города областной властью 28.06.2006 года. При этом городской бюджет ежегодно теряет порядка 20 млн. рублей поступлений за аренду и от продажи муниципальных земельных участков, отнесенных к таковым Федеральным законом № 53 от 17 апреля 2006 года.

Отобрать у города более 8 тысяч гектаров муниципальных земель и распоряжаться ими по своему усмотрению помогли губернатору депутаты Орловского областного Совета, приняв закон № 603 «О распоряжении земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена в административном центре Орловской области — городе Орле».

Неразграниченных земель на тот момент в границах города было не более 1500 га. Областные депутаты поусердствовали и распространили действие закона № 603 аж на 10065 га. Но такого количества неразграниченных государственных земель в черте города никогда не было и не будет. Вместо них тысячи гектаров просто-напросто нагло отобрали у города. Чем не рейдерский захват? На наш взгляд, это классический образец ущемления экономической основы местного самоуправления в Орле. Вот почему иск граждан города, предъявленный губернатору и мэру, более чем обоснован и правомерен.

А что же федеральный суд Советского района? Исковое заявление было отправлено по почте 12 октября текущего года. То ли почтовая, то ли судебная «улита» доползла до порога кабинета только 17 октября. 4 дня у судьи М. А. Старых ушло на подготовку ответа с отказом принять к рассмотрению исковое заявление. А еще 4 дня та же «улита» ползла до почтового ящика заявителей-истцов. Они были готовы к худшему варианту развития событий, но доводы высококвалифицированного судьи М. А. Старых их возмутили и вызвали решительный протест. В определении суда, подписанном ею, сразу бросается в глаза необъяснимое с точки зрения закона лишение граждан города Орла права на судебную защиту местного самоуправления, гарантированного ст. 133 Конституции РФ.

Судите сами. Судья утверждает, что «в силу ст. 46 ч. 1 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законном… граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов… неопределенного круга лиц». И далее, противореча себе: «Чижов А. В. и Мещеряков Е. В. не наделены правом обращаться в суд с иском в интересах жителей города Орла. Таким образом, исковое заявление подписано и подано лицами, не имеющими полномочий на его подписание и предъявление в суд».

А между тем преамбула искового заявления звучит в строгом соответствии с нормами и терминами, прописанными в ст. 130 Основного Закона, в которой слова «граждане» и «население» имеют одинаковое смысловое значение — неопределенный круг лиц, проживающих на территории муниципального образования. Для сравнения приводим преамбулу заявления:

«Исковое заявление. В защиту гарантированных Конституцией РФ прав и свобод неопределенного круга лиц — граждан города Орла, имеющих на основании ст. 133 гарантированное Конституцией РФ право на местное самоуправление». Истцы, как видим, предельно точны.

Граждане А. В. Чижов и Е. В. Мещеряков просили суд: «2. Восстановить право населения города Орла на владение, пользование и распоряжение земельными участками, отнесенными Федеральным законом от 17.04.2006 года № 53 к муниципальной земельной собственности».

Анализ текста определения судьи М. А. Старых от 19.10.2011 года показал, что при цитировании искового заявления в четырех местах полностью убрано понятие «муниципальная собственность», которое легло в качестве обоснования требований, заявленных истцами. Таким образом, смысл искового заявления искажен с точностью до наоборот.

В определении судьи ни единым словом не задет второй ответчик — мэр города Орла В. В. Сафьянов, который не предпринял исчерпывающих действий по возвращению городу права на владение, пользование и распоряжение земельными участками, отнесенными к муниципальной собственности упомянутым федеральным законом.

Получается, что судья, по существу, сделала попытку опровергнуть председателя Конституционного суда РФ В. Д. Зорькина, который утверждает: «В системе действующего законодательства круг субъектов, обладающих правом на судебную защиту прав местного самоуправления, включает в себя, во-первых, граждан, проживающих на территории муниципального образования; причем это могут быть как индивидуальные, так и коллективные жалобы. Во-вторых, таким правом обладают органы местного самоуправления, к ним относятся как единоличные органы (например, мэр как глава муниципального образования), так и коллегиальные представительные органы местного самоуправления. Причем для органов и должностных лиц местного самоуправления подобные обращения в суд — не только право, но и обязанность» (Комментарий к Конституции Российской Федерации под ред. В. Д. Зорькина, Л. В. Лазарева. — Москва, «Эксмо», 2010 г.).

Принципиальное значение имеет предоставление гражданам права обращения в суд. Причем это право не ограничено условием, что гражданин может обращаться в суд лишь в том случае, если нарушение прав местного самоуправления затрагивает его личные интересы. В данном случае личный и общественный интересы тесно сочетаются, поскольку нарушение прав местного самоуправления означает и нарушение (непосредственно или в конечном счете) прав граждан на самоуправление. Здесь фраза «нарушение прав граждан» имеет смысловое значение «нарушение прав неопределенного круга лиц», что не противоречит нормам действующего законодательства.

Никифор Кузьмичев.

Лента новостей

Отчетность