«Пришла зеленая тоска…»

В ноябре 2011 года в Орле, в больнице им. Семашко, перестали делать операции по методу факоэмульсификации — ультразвуковой хирургии катаракты. Про академика С. Федорова и его знаменитый центр микрохирургии глаза слышали? Так вот, в Орле до ноября 2011 года с успехом применялись подобные технологии при лечении катаракты — самого распространенного из глазных заболеваний.

В 2010 году, например, в глазном (офтальмологическом) отделении больницы им. Семашко было проведено более 700 таких операций. Дело буквально было поставлено на поток, не хуже, чем у знаменитого Федорова. Но если у того были и деньги, и оборудование, то у нас все обошлось без дополнительных капитало­вложений. Две единицы оборудования, приобретенные для отделения при помощи депутатов городского Совета и его тогдашнего председателя В. Н. Иконникова в 2006 году, плюс «талант Левши», который проявил заведующий отделением Геннадий Александрович Савенков — изобретатель и рационализатор от медицины, сумевший разработать особую технологию применительно к ограниченным условиям орловской больницы, — и дело пошло. Пока об этом не узнали чиновники…

Проблемы у орловских глазных хирургов начались летом прошлого года. Комиссии обл­здравотдела зачастили в офтальмологическое отделение Орловской городской больницы им. Семашко. И в ноябре операции по методу факоэмульсификации прекратились. Оказывается, подобного рода операции включены в особый федеральный список методов высокотехнологической медицинской помощи, и они должны финансироваться из федерального бюджета. А в Орле хирурги умудрились наладить дело в рамках того финансирования, которое осуществлялось по обычной схеме Фонда обязательного медицинского страхования. По здравому разумению, за это наших врачей наградить бы следовало! За то, что выполняют свой долг инициативно, заботясь прежде всего о качестве лечения, не становясь при этом в известную позу «руки в боки»: «А кто мне создал условия? И что мне за это будет?». Подобное, сами знаете, у нас бывает сплошь и рядом. А тут — такое счастливое исключение: люди хотят и могут работать ради людей! Но вместо наград и благодарности им дали по рукам.

Создавая список методов высокотехнологической медпомощи, Москва, вероятно, руководствовалась желанием сконцентрировать средства федерального бюджета на развитие крупных специализированных медицинских центров. Судя по телевизионным репортажам, есть такая идея у нашего президента и премьера: кроме пресловутого Сколково создать в стране несколько центров медицинских чудес — на зависть врагам и на удивление избирателям. Только нашим-то орловским чиновникам какое до всего этого дело? Научились местные Левши от медицины лечить катаракту не хуже, чем в центрах — так и слава Богу. Поддержите инициативу, помогите, чем можете, или по крайней мере — не мешайте. Так ведь нет — взяли и влезли, вмешались в отлаженный процесс! И получилось как в известной басне про медведя: «Но вот медведь явился в лес и сразу же во все полез…» И финал такой же: «…пришла зеленая тоска»!

Трудно понять, чего тут больше — банальной бюрократической перестраховки (как бы чего не вышло!) или хищничества («ФОМСовские» крохи разве «распилишь»; то ли дело — федеральное финансирование!). Но факт остается фактом: по воле областных чиновников успешные операции по методу ультразвуковой хирургии катаракты в Орле перестали делать. Формальные основания: нецелевое использование средств Фонда обязательного медицинского страхования; отсутствие у больницы им. Семашко лицензии на специализированную медицинскую помощь.

Последнее применительно к ситуации выглядит просто анекдотично. Как же больница вообще работала все эти годы, если вопрос о лицензировании стоит и не движется аж с 1994 года? Но ведь работала! И офтальмологическое отделение лечило своих пациентов. Почему же только теперь об этом вспомнили?

Сотни людей, в основном пожилых орловцев, которые уже обрели было надежду на выздоровление, оказались обманутыми в своих ожиданиях. И разразился скандал. (Который по счету?) Потоком пошли жалобы. Руководители 12 общественных организаций Орловской области, по тем или иным признакам объединяющие пожилых людей, подписали обращение к губернатору А. П. Козлову. Возглавляемая им власть опять выглядела не лучшим образом: ну можно ли в здравом уме и твердой памяти препятствовать успешной деятельности врачей, которые вылечивают своих пациентов? Такие случаи в истории человечества были единичными.

Говорят, заместитель председателя правительства Орловской области, руководитель блока социального развития О. Н. Ревякин уже в ноябре 2011 года «все понял» и распорядился возобновить операции. Но, как говорится, хотя и жалует царь, да не жалует псарь! Прошли ноябрь, декабрь, январь, наступил февраль, а в офтальмологическое отделение больницы им. Семашко так и не поступили расходные материалы — те самые линзы, которые вставляют вместо пораженного хрусталика, и все прочее, что расходуется при проведении операций, без чего факоэмульсификация просто невозможна. А больше Левшам из глазного отделения больницы ничего и не нужно. По сравнению со стоимостью таких операций в частных клиниках — просто копеечные затраты!

Примечательно, что, после того как разразился общественный скандал, областные чиновники от медицины нашли возможность «узаконить» то, что уже с успехом осуществляли орловские офтальмологи. И с деньгами ФОМСа все утряслось, и даже лицензию больница получила. Говорят, что и расходные материалы вроде бы уже закупаются. Вот только до больницы они почему-то до сих пор так и не дошли. А стало быть, о сроках возобновления ультразвуковой хирургии катаракты в Орле — говорить не приходится.

Руководители общественных организаций опять обращаются к губернатору с письмом. Мол, как же так, Александр Петрович? Чего стоят заверения руководителей правительства Орловской области, которые обещали разрулить ситуацию в кратчайшие строки?

Мы поинтересовались: а как обстоят дела у соседей? Оказывается, в Курске, Брянске, Липецке, Калуге на оснащение офтальмологических отделений в местных больницах, таких же, как наша им. Семашко, в прошлом году выделялось от 18 до 36 миллионов рублей. У нас — чуть больше трех миллионов. У соседей перевооружение глазных отделений идет полным ходом в соответствии со стандартами их оснащения, которые утверждены приказом Минздравсоцразвития России от 27 февраля 2010 года. Но почему-то этот приказ для местных «щепетильных» чиновников вроде как и не указ. Не спешат его выполнять в Орловской области.

А иначе как расценить тот факт, что офтальмология Орловской больницы им. Семашко работает на оборудовании образца 2006 года? С его помощью, как и на стареньких «Жигулях», при умении и смекалке, конечно, тоже можно «доехать» до цели. Что наши врачи и демонстрируют с успехом. Но современная-то техника лучше! В Орле, положим, научились без технических «излишеств» оперировать катаракту по методу ультразвуковой хирургии. Но борьба с таким недугом как, скажем, отслоение сетчатки, нашим хирургам пока не по силам: технического оснащения не хватает! И едут орловские больные в Калугу, обращаются в местные частные клиники, платят десятки тысяч рублей, хотя могли бы получить необходимое лечение в Орле, и бесплатно. Именно бесплатно! И без очереди! Орловские хирурги уверяют, что справятся.

Но, к сожалению, в нашей стране врач перестал быть главным организатором здравоохранения. Над ним появился чиновник. А тот уже не видит глаз пациента… Во всяком случае, орловский чиновник — точно не видит.

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц