Красная строка № 34 (215) от 9 ноября 2012 года

Случайных людей в угро не бывает

Службу в милиции Александр Соляев начал оперуполномоченным уголовного розыска ЛОВД одного из уральских городов. Кражи, грабежи, убийства… Участие в раскрытии каждого из преступлений ложилось в копилку опыта молодого оперативника.

— Учился у сыщиков с большим стажем, — рассказывает он. — Чему учился? Прежде всего, работе с людьми, доверительному отношению к ним. И еще — умению собирать оперативную информацию. По большому счету, именно она во все времена являлась и сегодня является основой сыска.

Отец Соляева всю свою жизнь проработал в уголовном розыске, а в последние годы возглавлял службу криминальной милиции города, где они тогда жили. И Александр решил продолжить его дело.

Потом было первое, личное задержание вора-рецидивиста, укравшего на вокзале сумку, раскрытие убийства молодой женщины на железнодорожных путях… Тогда только на третий день трем оперативникам, среди которых был и лейтенант Соляев, удалось выйти на след убийцы, умело заметавшего следы.

В его послужном списке есть и «чеченский период» работы в полиции. В 2008 году Александр полгода находился в служебной командировке на Северном Кавказе. Возглавлял там отделение уголовного розыска по борьбе с преступлениями против личности.

А на Орловщине он прошел служебный путь от оперуполномоченного до начальника 2-го отдела управления уголовного розыска УМВД России по борьбе с организованной преступностью, бандитизмом и квалифицированным вымогательством. Так что Соляев и его сотрудники, можно сказать, — Жегловы и Шараповы наших дней.

Оперативникам 2-го отдела областного УУР и их коллегам из районных ОВД, мягко говоря, скучать не приходится. Только в этом году по их материалам направлено в суд 64 уголовных дела с квалифицированным признаком «Совершено в составе организованной преступной группы». 23 преступника уже осуждены и приговорены к различным срокам наказания в виде лишения свободы. Двое из них — по ст. 209 УК РФ (бандитизм).

…Почти пять месяцев сотрудники уголовного розыска разрабатывали устойчивую вооруженную этническую преступную группу (банду), документируя каждый ее шаг и выявляя ролевое участие каждого ее члена в организации и осуществлении преступлений. Их взяли при попытке разбойного покушения на одного из жителей областного центра. При обыске у бандитов были изъяты огнестрельное и травматическое оружие, маски с прорезями для глаз. Сейчас уголовное дело по 11 эпизодам (кражи, разбойное нападение) также направлено с суд.

В актив сыщиков можно отнести и задержание члена одной из ОПГ города Орла, долгое время находившегося в федеральном розыске за похищение и убийство человека. Обстоятельства сложились так, что медлить было нельзя: по оперативной информации, объявившийся в городе преступник мог снова исчезнуть. При задержании он, владея приемами рукопашного боя, оказал полицейским яростное сопротивление. Чтобы его «упаковать», признался Соляев, пришлось немного «потолкаться»…

— Работа полиции оценивается прежде всего по результатам ее оперативно-служебной деятельности. Но свой вклад в формирование общественного мнения о ней вносят и многочисленные телесериалы. Вы сами их смотрите?

— Очень редко: нет времени, — отвечает Александр Геннадьевич. — Да и потом, единственный фильм, который можно посмотреть и во второй, и даже в третий раз, — это «Место встречи изменить нельзя». Ну, может быть, еще самые первые серии «Улиц разбитых фонарей», более-менее объективно отразившие проблемы и специфику работы уголовного розыска. А потом пошли «сказки» про угро. Пять оперов работают по одному преступлению! Позавидовать можно! В реальной же жизни одно преступление «нанизывается» на другое. Не успели с одним разобраться, как раздается звонок из дежурной части: «В лесополосе обнаружен труп предпринимателя Ш. с признаками насильственной смерти…». Или, к примеру, поступает оперативная информация: в пригороде появился гражданин Н., находящийся в федеральном розыске за совершение разбойного нападения…

Конечно, бывают ситуации, когда на раскрытие преступлений, вызвавших большой общественный резонанс, направляются все силы оперативных сотрудников. Еще свежо в памяти орловцев дело так называемых «орловских «партизан». Тогда был проделан колоссальный объем работы по установлению и задержанию этой группы. Сотрудники 2-го отдела УУР совместно с УФСБ по Орловской области и Центром по противодействию экстремизму УМВД России по Орловской области выявили, задокументировали и направили в суд уголовное дело по 40 эпизодам их преступной деятельности.

— Не секрет, что этому делу попытались придать политическую окраску…

— Такая оценка носит надуманный характер. Вероятно, кое-кто старался выдать желаемое за действительное. У нас на этот счет имеется свое профессиональное суждение: в городе были совершены преступления, имеются потерпевшие. У совершивших их лиц изъяты оружие, взрывные устройства и взрывчатые вещества. Дальнейшее пребывание на свободе членов ОПГ, действия которых подпадали под соответствующие статьи УК РФ, представляло угрозу жизни, личной безопасности и собственности граждан. Этого допустить было нельзя, что мы и сделали, действуя в соответствии с законодательством. Если человек совершил преступление, то независимо от его политической принадлежности, цвета лица, разреза глаз, вероисповедания он должен предстать перед судом, который и определит ему меру наказания. То есть, говоря словами телегероя Глеба Жеглова: «Вор (читай: преступник) должен сидеть в тюрьме»!

Рассказал подполковник и о раскрытии ряда других преступлений. Слушая его, я обратил внимание на одну деталь. Он обо всем говорил во множественном числе: «совместно с сотрудниками отдела», «мы установили», «нам удалось выйти на след лидера преступной группы»… Другими словами, он нисколько не выделял себя и не выпячивал своей роли в той или другой операции по задержанию преступников.

— Любая разработка организованной преступной группы, задержание ее членов, успешное раскрытие преступлений — это результат совместных профессионально грамотных действий сотрудников отдела, где каждый выполняет поставленную перед ним задачу. И от того, как он ее выполнит, зависит успех общего дела, — последовал ответ Соляева.

— Выходит, известный лозунг «Кадры решают всё» актуален сегодня для вашего управления?

— Безусловно. Уголовный розыск всегда был элитой органов внутренних дел. Его ветераны рассказывают: раньше, чтобы попасть в угро, нужно было сначала поработать участковым или пройти обкатку в других подразделениях ОВД, а затем уже смотрели, подходишь ты для этой службы или нет. Вот эту практику стараются применять у нас и сегодня. Наш сотрудник должен иметь высшее юридическое образование, а его морально-волевые и нравственные качества — соответствовать специфике службе, которая исключает наличие в ней случайных людей. Такие в экстремальных ситуациях проявляются, как на лакмусовой бумаге, и долго в уголовном розыске не задерживаются.

Профессия сыщика сопряжена с постоянной повышенной опасностью и риском. Работать приходится и по ночам, и в выходные, и в праздничные дни. Это, так сказать, издержки «производства». Говорят, что их женам нужно ставить памятники при жизни: просто немыслимо, как они выдерживают такой график работы своих мужей! Но если ты не будешь переступать через себя, то преступление останется нераскрытым. А это не в правилах и традициях настоящего сыщика и уголовного розыска в целом. Так что опер — это не только профессия, это еще и судьба.

И потому, когда общаешься с человеком, для которого понятие чести и долга превыше любых житейских благ и соблазнов, невольно благодаришь свою журналистскую профессию, которая дает тебе возможность встречаться с такими людьми…

Валерий НИКОЛАЕВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц