Красная строка № 24 (246) от 12 июля 2013 года

Служба без опасности

Очередной громкий скандал разгорелся вокруг уголовного дела орловского бизнесмена Юрия Куреева, племянника сенатора Егора Строева. Ему вменяется вымогательство у полицейского Валерия Булгакова 1,5 млн. руб. за отказ от публикации компромата на него. Защита настаивает на фальсификации ключевого доказательства — платежки от потерпевшего в адрес принадлежащей обвиняемому фирмы. Адвокаты говорят, что узнали о подлоге из материалов дела: в них оказались не только показания сотрудников Сбербанка, утверждающих, что делали фальшивку по просьбе правоохранителей, но и их расписки о согласии сотрудничать с ФСБ (служба осуществляла оперативное сопровождение). В банке началось служебное расследование инцидента.

Орловский бизнесмен Юрий Куреев рассказал „Ъ“, что фальсификация платежного поручения вскрылась после того, как защита получила для ознакомления материалы уголовного дела. «Среди прочих документов были показания сотрудников банка, где они подтверждали факт подлога, оперативные документы, повествовавшие о том, как меня “вели”, а также расписки работников Сбербанка о добровольном сотрудничестве с УФСБ по моему делу», — рассказал он. Речь идет как минимум о двух работниках орловского филиала банка — руководителе службы безопасности Александре Карпунине и операционистке Наталье Полохиной. Оба фигурируют в деле как свидетели. Господин Карпунин в своих показаниях следствию рассказывает, что сотрудники ФСБ обратились к нему «за помощью в оперативно-розыскных меро­приятиях» в начале августа 2012 года. По словам свидетеля, помощь чекистам изначально заключалась в том, чтобы не дать Юрию Курееву под различными предлогами снять со счета принадлежащего ему ООО «Управляющая компания “Центральный рынок”» 1,5 млн. руб. Александр Карпунин утверждает, что во избежание случайностей лично проверял счет ООО и может «с уверенностью утверждать», что денег на него не поступало. Вскоре с согласия ФСБ он привлек в дело операционист­ку Полохину, которой по прось­бе чекистов поручил составить фиктивную «платежку» с названной суммой. Наталья Полохина в своих показаниях подтверждает слова «безопасника». Копии протоколов допросов обоих сотрудников банка, а также их расписки для ФСБ „Ъ“ предоставил орловский блогер Станислав Рыбаков. Вместе с местным журналистом Владимиром Панфиловым и правозащитником Дмитрием Краюхиным они накануне опубликовали первые результаты собственного расследования ситуации.

Юрий Куреев — племянник бывшего губернатора Орлов­ской области и экс-спикера Совета федерации Егора Строева, ныне представляющего регион в верхней палате. Оперативники ФСБ задержали Юрия Куреева 27 августа 2012 года. Он оказался под подпиской о невыезде. Изначально ему инкриминировали мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По версии следствия, господин Куреев вымогал 1,5 млн. руб. у полицейского Валерия Булгакова. В обмен на эти деньги он якобы обещал отказаться от публикации в своей газете «Губернские будни» информации о том, что господин Булгаков на своем Lexus сбил мотоциклиста, нанеся ему тяжелые травмы. Расследованием дела племянника Егора Строева занимается орловское управление След­ственного комитета РФ. В феврале нынешнего года Юрию Курееву было предъявлено обвинение, которое вскоре переквалифицировали на вымогатель­ство в крупном размере (ч. 2 ст. 163 УК РФ). Изначально главным доказательством вины бизнесмена участники разбиратель­ства называли аудиозаписи его бесед с потерпевшим. «Но экспертиза показала, что на пленке Булгаков провоцирует Куреева на фразы, которые интерпретировались следователями как попытка вымогательства. Из сильных доказательств оставалась одна платежка», — рассказал „Ъ“ адвокат Владимир Сучков, представляющий интересы обвиняемого.

Руководитель пресс-центра Центрально-Черноземного банка Сбербанка РФ Александр Слюсарев сообщил „Ъ“, что в компании ведется служебная проверка инцидента, и воздержался от любых оценок происшедшего до ее окончания. Сотрудники банка, фигурирующие в деле, для общения были недоступны. В орловском УФСБ говорить о ситуации не стали, сообщив лишь, что «в ней не все так просто».

Между тем опрошенные „Ъ“ оперативники, не участвовавшие в деле Куреева, в один голос утверждают, что сам факт появления в материалах дела подобных расписок — уже ЧП. «Это прямое нарушение не только сложившейся практики, но и сути федеральных законов об оперативно-розыскной деятельности и гостайне. За разглашение подобной информации никого по голове не погладят. Даже суд не имеет права получать эти документы. Максимум, что может судья, — попросить оперативные органы о встрече тет-а-тет с их источником. Но такие случаи единичны», — рассказал высокопоставленный силовик. Он предположил, что эти бумаги появились в материалах дела «на его позднем этапе по инициативе самих работников банка либо адвокатов». «Возможно, они пытаются выгородить себя или обвиняемого таким образом», — отметил собеседник „Ъ“.

По словам адвоката Николая Алимкина, скандал «может серьезно подорвать позиции обвинения». «Если выяснится, что эти показания и расписки достоверны, защита может всерьез требовать признания связанных с ними доказательств недопустимыми и исключения их из числа доказательств в целом», — считает он. Господин Алимкин предположил, что документы ФСБ появились в материалах дела «от недопонимания их составителей».

Всеволод Инютин.
Коммерсантъ (Воронеж),
№ 119 (5148), 10.07.2013 г.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц