Красная строка № 25 (291) от 5 сентября 2014 года

СМИхотворная политика

Довелось мне как-то, еще в начале работы на орловской земле врио губернатора Вадима Потомского, пообщаться с его первым заместителем Александром Будариным. Речь шла о состоянии дел в СМИ, и Александр Юрьевич, обозначая проблему, посетовал:

— Встречались мы тут с редакторами газет… Я был удивлен: они размышляют и речи ведут не как профессионалы газетного дела, а как рядовые читатели…

Что можно было ему на это ответить? Да, прежние «хозяева области» изрядно постарались, чтобы «картина маслом» выглядела как раз таким образом. Кто-то из редакторов в силу разных причин был поставлен во главе газет откровенно преждевременно — им сначала обычных корреспондентских блокнотов исписать бы по несколько десятков, и только тогда (может быть) проявятся горизонты истинных профессиональных возможностей. Другие если опыта и набрались, то такого, в первую очередь, который подсказывает «мудрость» особого свойства: ты, друг любезный, с мнением своим вылезать не спеши — идеологи без тебя найдутся… Поэтому насколько они, эти сверхосторожные вторые, — действительно профи, насколько готовы к осмысленному редакторству, великая тайна есть.

Впрочем, со времени того разговора в областных СМИ принципиально изменилось немногое. Фамилии каких-то руководителей кое-где действительно поменялись. Но суть происходящего, увы, осталась прежней. Проблема ведь не в том, кто газетами и телекомпаниями руководит. Главное — чем они, телекомпании и газеты, под этим руковод­ством повседневно занимаются. Какие цели перед собой ставят. О том, что именно это главное, мы и поговорим. Тем более что нынешние власти в последний месяц дали для такого разговора сразу несколько поводов.

…Медленно, как и происходит почти все в жару, протекали финальные дни давешнего июля. Напомним: окончательно убедившись в как бы понарошечном характере предстоящих губернаторских выборов и, стало быть, в бессмысленности их дальнейшего серьезного освещения, немногочисленный, но уважающий себя, а еще более — свою профессию, коллектив журналистов «Красной строки» в полном составе отправился в отпуск.

В то самое время из недр орловского областного правительства, надо заметить, не очень твердой «походкой» выбралась одна, на первый взгляд, ничем особым не примечательная информация. Формально речь шла о деятельности государственных унитарных предприятий (далее — ГУПы) Орловщины. Врио губернатора дал указание проверить их работу, и руководитель блока промышленного имущества Игорь Козин доложил о результатах. Но это, повторяем, формально.

На самом деле, при пристальном рассмотрении (а именно так и призваны читать тексты профессионалы), в ней легко обнаружилось немало примечательного. Начать хотя бы с заголовка. На такую выигрышную тему — масштабы работы ГУПов, — да к тому же в предвыборный период, заметку напрашивалось озаглавить как-нибудь с восторженным пафосом: «Одиннадцать ГУПов и одно казенное предприятие обеспечили выручку 2,2 миллиарда рублей!». Ан нет! Называлась она принципиально иначе: «Орловский издательский дом» сработал с убытком в 2,5 миллиона».

Ба! Материал-то, оказывается, во-первых, про пресловутый издательский дом, во-вторых, — критический!!! Из 70 стандартного газетного формата строк Орловскому издательскому дому была отведена почти половина. А вместе со вторым «гадким утенком» в дружной семье работящих ГУПов — ветсанутильзаводом — и того больше. Правда, у последнего упомянутого предприятия отчетливо рисуются дальнейшие светлые перспективы. Его, как сообщили автору информации в пресс-службе губернатора, решено преобразовать в ОАО со 100-процентным участием Орловской области.

Что же относительно издательского дома, как поступить с ним — внимание! — ВЛАСТИ ПОКА НЕ ЗНАЮТ. А вы говорите — обычная информация…

Заявление это в своей нескрываемой беспомощности настолько беспрецедентно, что кульминационную часть заметки имеет смысл рассмотреть поподробнее. «Что касается «Орловского издательского дома», здесь ситуация более тревожная… Проблема не только в полученных убытках, но и в «множественных фактах нарушений в правоустанавливающих нормативных правовых актах, системе бухгалтерского учёта в целом, в системах ценообразования, заработной платы, осуществлении закупок и др.», выявленных Контрольно-счётной палатой Орловской области и, как считают в ведомстве, «в значительной степени повлиявших на финансовый результат деятельности ГУП ОО «Орловский издательский дом». Каким образом оптимизировать деятельность «Орловского издательского дома», власти пока не знают. Как пояснил Игорь Козин, решение будет приниматься после устранения нарушений, выявленных в ходе проверки». Конец цитаты.

Налицо квинтэссенция всех основных проблем наших СМИ. В двух абзацах, как в содержимом того спичечного коробка, который в детстве, собираясь в пионерлагерь, мы приносили в санэпидстанцию, с легкостью обнаруживается все, из-за чего в коллектив — ну никак уже нельзя…

Начнем с того, что проверка «Орловского издательского дома» Контрольно-счетной палатой началась еще в апреле, а закончиться должна была в середине мая. Так что решение «чуть-чуть обнародовать» её итоги в конце июля, да к тому же не в фактической их, напрашивающейся на подробности части, а в обобщающе-констатирующей, то есть в самой зубодробительно нудной, — плохо вяжется с намерением власти отныне вести с гражданами честный и открытый диалог.

Тут позвольте небольшой экскурс в историю. Когда-то в советские еще времена (в те самые, про которые стали вдруг сейчас говорить, будто пресса была особенно несвободной, ведь официально тогда существовала цензура) в действительности газеты были много лучше нынешних. Начинающий работник любой из них пусть не с молоком матери — поздновато уже, зато точно с первым же пивом, выпитым со старшими коллегами, впитывал главный смысл журналистики — делать так, чтобы их издание, их плод совместного труда с каждым вышедшим в свет номером вызывал гражданский интерес у читателя. Не умеешь — научим. Не хочешь — иди пей пиво с кем-нибудь другим! Мне лично, наставляя в профессии, не раз предлагали такой простейший, но весьма эффективный прием. Вкладывая чистый лист в печатную машинку — компьютеров еще не было, представь себе несколько конкретных, хорошо известных тебе людей. Заядлого дворового доминошника и при этом работягу, авторитетнее которого в тонком фрезерном деле никого и в соседних дворах не было… Школьного сторожа — его и спустя годы уважаешь за удивительное умение одновременно проявлять и строгость, и доброту… Тренера футбольной секции, того самого, что со своей зарплаты подопечных мальчишек после особо трудной тренировки сметаной кормил… Представил? Вот и пиши ДЛЯ НИХ — так, чтобы ИМ было интересно твою статью читать.

Силюсь представить себе живым и в здравом рассудке того читателя, которому теоретически вроде как должен быть адресован каждый номер «Орлов­ской правды». Ведь это именно ее выпускает «Орловский издательский дом» — главный «герой» процитированной сегодня заметки. Воображение одну за другой меняет картинки. Рабочий на заводе во время обеденного перерыва… Доярка на ферме в беседе с подругами… Продавец в магазине в ожидании покупателей… Шофер в минуты отдыха после нескольких часов за баранкой… Врач, вернувшийся домой после дежурства… Учитель, взявший в руки газету с намерением немного отвлечься от тетрадок… Ну, никак ничего не сходится, не получается увидеть ни одного из них, с удовлетворением читающего такое: «Множественные факты нарушений в правоустанавливающих нормативных правовых актах»…

Да, в данном случае цитата взята не из «Орловской правды», но разве она для нее не характерна? Разве не оттуда, не из «главного печатного органа области» должны черпать образцы современного газетного творчества молодые журналисты всех прочих изданий? И черпают…

…Единственное место, где «пазл» сходится, — чиновный кабинет. Сидящий в оном носитель тщательно отутюженного костюма действительно как бы что-то в таких фразах понимает. И к тому же чем-то в ней, в газете в целом, как ни удивительно, остается удовлетворен.

Есть среди наших чиновников некая особая категория. Внешне, в повседневных заботах — обычные вроде люди, как все. Но стоит со всей присущей им «ответственностью» профессионально заняться любимым делом — так сказать, «организацией жизни общества», то просто какая-то серая беда! Ладно бы еще ограничивались созданием каких-то полуручных комиссий, «активов» и прочего, благодаря чему им удается помечать собственные, очень часто ограниченные, иногда просто примитивные идеи будто бы что-то спасающим штампом: «выработано общественностью». Но нет, соб­ственных ресурсов для «управления обществом», для того, чтобы громогласно объяснять нам, «как следует жить», им всегда мало. Нужны СМИ.

Вот вам и главный ответ. Он же, если угодно, — основной диагноз: все провластные СМИ нашей области (даже в ситуации, когда номинально они как бы «независимы») в своей повседневной практике сегодня ориентируются в первую очередь не на читателя, не на зрителя, не на слушателя. Во главе угла у них — тот самый чиновник, та самая серая беда. И это основополагающая проблема.

Но если отдельным структурам сей недуг, так сказать, искусственно привит, — это как бы плод усердной селекции на протяжении последнего десятилетия, то Орловский издательский дом — изобретение совсем недавнее и особого рода. Эдакий монстр, созданный, помимо задачи массированно «вешать людям лапшу», с еще одной глубоко осмысленной целью — выкачивать бюджетные деньги.

Кому-нибудь приходило в голову разделить сумму бюджетных дотаций на разовый тираж «Орловской правды» и еще раз — на количество выходов ежемесячно? Мне могут и наверняка возразят: «Там ведь издаются и другие газеты». Я отвечу просто. А в этих «дополнениях» на самом деле имеется хоть какой-то ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ смысл? Нет, он один и тот же — просто функции одного основного издания поделили на несколько разных. Такой подход может и должен иметь место, но лишь тогда, когда это экономически эффективно, когда в результате разделения растут доходы. В нашем случае, насколько можно судить, опять растут исключительно дотации.

Считать — так считать. Гигантские бюджетные ассигнования — далеко не всё, за счет чего формируется доходная часть нашего идеологического франкенштейна. По идее — должны еще наличествовать, и лучше — в первую очередь, доходы от реализации, от рекламы… Заметим при этом: у реально заточенного на интересы ЧИТАТЕЛЯ издания, и то и другое автоматически имеет тенденцию к росту. Следовательно — к сокращению дотаций. А вот у издания, заточенного на интересы ЧИНОВНИКА — ровно наоборот.

Я, может, сообщу что-то крамольное, но в советский период сектор печати ЦК партии любой союзной республики (помните, какой партии?) ежемесячно собирал с редакций несколько справок. Показатели доходов от реализации, от рекламы (хотя какая в те времена планового хозяйствования была реклама, но тем не менее…) там стояли в самых первых строках самой первой справки. И в случаях, когда показатели эти уменьшались, ситуация оперативно становилась предметом коллективного обсуждения на соответствующем уровне.

Кстати, на этом соответствующем уровне очень хорошо была известна одна важная, можно даже сказать научная, закономерность. Чем выше, в разумном, понятно, отношении, у газеты процент опубликованных критических материалов, тем, оказывается, лучше у нее показатели доходности. Поэтому справка о состоянии критики на газетных страницах тоже составлялась ежемесячно. А не ответить на критический материал или ответить не по-существу — все равно, что сразу окинуть прощальным взором …партбилет. Когда-то было так.

Коль пошел этот ностальгический разговор о содержании справок, назовем еще один интересный показатель. География. Только карта мира тут не при чем. Всякое региональное — хоть республиканское, хоть областное — издание, коли придан ему такой статус, обязано следить за тем, чтобы его читали в каждом из регионов, составляющих общую территорию. Соответственно и писать необходимо было тоже — о каждом. И почаще.

Областная газета, если она действительно ставит цель быть потребленной на территории области, по определению обязана иметь сеть корреспондентских пунктов. Когда-то они у «Орловской правды» были. Потом — в пылу борьбы с финансовыми трудностями — их пришлось ликвидировать. Вполне логичное, надо заметить, решение, когда массовый читатель существует у газеты теоретически, а практически тексты пишутся для узкого круга чиновников. Но если областному правительству когда-нибудь — ну, вдруг! — действительно захочется «оптимизировать» работу своего издательского дома, без «районщиков» сделать главное областное газетное издание по-настоящему областным (читаемым не только в областном центре) в сегодняшних условиях получится вряд ли. Хорошо и по возможности недорого — точно не получится.

И вот тут как не вспомнить ежемесячную «дань» с районных газет, которую те обязаны были выплачивать издательскому дому за сомнительное удовольствие — централизованную (и при этом вряд ли имеющую аналоги по своей бездарности) верстку. С помощью такого еще одного «источника доходов» издательский дом быстро и надолго превратил своих потенциальных стратегических союзников — работников районных газет — в скрытых противников… Впрочем, и это не помогло. Как выясняется, по двести с лишним тысяч рублей ежемесячно издательскому дому все равно не хватало. Всё точно «по науке»: у заточенного на интересы чиновника издания доходы будут падать, а дотации расти. Постоянно. Иного ждать не приходится.

Как видите, дело вовсе не в каких-то то там «выявленных в ходе проверки» нарушениях. Ни в одной санэпидстанции никогда такого не случалось, чтобы кто-то, посредством специальных приборов обнаружив в содержимом спичечного коробка нерадостное, призвал бы пацана с глубокомысленным намерением:

— Поворотись-ка, сынку, спусти штаны, посмотрим, что у тебя там надо исправить…

Я вовсе не доктор. Но тоже вынужден произносить профилактические банальности. Причинно-следственные связи как в ситуации с глистами, так и в нашей печальной политике в области СМИ таковы, что неприятности проявляются в одном месте, но возникают в другом. Следует почаще мыть руки и не совать в рот ничего непотребного, сказал бы доктор. И все будет в порядке.

Иными словами, газетам и телекомпаниям нужно дать возможность работать действительно в интересах аудитории и не пытаться людей обманывать. Даже в мелочах. Только так строится полноценный диалог народа и власти. Чтобы его реально вести, не обязательно искусственно создавать какие-то именные дискуссионные площадки, тем более — за счет средств отдельных избирательных фондов. Всякий фонд — штука, во-первых, временная, во-вторых, всегда от чего-то зависящая. К чему изобретать велосипед?! Не лучше ли, наконец, починить имеющийся? Только не делать вид, что чинишь, а действительно починить…

Сергей КРАСНОЩЕКОВ.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц