Красная строка № 14 (280) от 16 мая 2014 года

Тогда исчезнет цинизм и возникнет вера…

Дело «Орлеца» свидетель­ствует, что Интернет остается той сферой общественной жизни, которой государство не только не управляет, но которую даже не способно контролировать.

Вкратце обстоятельства судебного разбирательства, окончившегося в пользу интернет-ресурса: восемь граждан обратились в областное Управление ФСБ с просьбой проверить несколько публикаций «Орлеца» на предмет соответствия 282-й ст. УК, предусматривающей наказание за возбуждение ненависти или вражды, а также за унижение человеческого достоинства по половому, национальному, языковому, религиозному и социальному признакам. Указанные в письме материалы объединены религиозной темой. По логике обратившихся, освещение «Орлецом» вопросов, имеющих отношение к православию, оскорбительно по отношению к последнему.

После обращения прокурора Советского района в суд состоялись слушания, которые закончились дискредитацией государственных органов власти.

Следует отметить, что авторы письма, по словам одного из основателей и руководителей «Орлеца» Виктора Зырянова, не воспользовались возможностью редактировать не понравившиеся им материалы и не предложили собственные тексты, которые, по словам того же Зырянова, «Орлец» размещает по принципу «пишите что считаете нужным, но не удаляйте мнение, отличное от вашего». Авторы коллективного письма не отстаивали свою точку зрения и в суде, ни разу, как утверждает Зырянов, не появившись на процессе. Таким образом, тяжесть доказывания неуважительного отношения к православию, оскорбляющего достоинство человека или группы лиц, целиком легла на прокуратуру.

Привлеченные в качестве экспертов преподаватели ОГУ только умножили репутационные потери государственных органов, доведших дело до суда, поскольку в ряде случаев показали незнание темы. В частности, иллюстрацией к тому может послужить вполне невежественная фраза «первосвятитель Владимир Мономах», являвшаяся частью экспертного заключения.

Рассмотрев все представленные материалы и заслушав стороны, суд не обнаружил в перечисленных письмом в Управление ФСБ статьях состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, и оставил иск Советской прокуратуры к интернет-ресурсу «Орлец» без удовлетворения.

Безотносительно к существу дела подобный итог свидетель­ствует или о недостаточном профессионализме госструктур, готовивших иск и выступивших с обвинением, или об объективной невозможности достичь поставленной цели, поскольку это уже второй случай, когда «Орлец» в сходных обстоятельствах оказывается полностью оправдан.

Впервые активные разговоры о заказном деле против «Орлеца» возникли после того, как тому же интернет-ресурсу инкриминировали экстремистские высказывания, размещенные неустановленным лицом в периферийных материалах и оперативно удаленные системными администраторами «Орлеца», отслеживающими историю правок. Это был первый серьезный акт самодискредитации областных звеньев государственной власти в сфере интернет-противостояния, поскольку свидетелями экстремизма выступила пресс-служба экс-губернатора Александра Козлова, не только сумевшая выбрать в огромном массиве информации, размещенной на «Орлеце», именно те материалы, через которые в течение 5—10 минут осуществлялся вброс текстов, легших затем в основу обвинения «Орлеца» в экстремизме, но и пересказавшая следователю эти тексты в деталях через два месяца после события.

Обыски, проводимые сотрудниками следственного управления по месту жительства руководителей интернет-ресурса, ни к чему не привели и только добавили славы обыскиваемым как несправедливо гонимым.

Во втором случае материалы на тему православия, которые можно расценивать как неуважительные или легковесные, но в любом случае не представляющие собой большого интереса и не прочитанные большинством пользователей, ищущих в «Орлеце» прежде всего эксклюзивной информации и злободневности, после возбуждения дела были прочитаны даже теми, кто не интересуется ничем, кроме новостных лент.

Таким образом, оба процесса достигли целей, обратных поставленным, и способствовали росту популярности «Орлеца».

Ресурс, выросший из полухулиганского стремления нескольких молодых людей к самовыражению и эпатажу — с ненормативной лексикой, намеренно непонятным и странным «луркоязом», — не представляя собой оригинального и самобытного явления, а лишь копируя уже существующие в Интернете проекты, за неполных четыре года существования, значительно видоизменившись по форме и по сути, превратился в мощное электронное средство массовой информации, не являясь таковым формально. Четыре тысячи уникальных просмотров в день (то есть заход на сайт с четырех тысяч разных компьютеров) — это результат, которым не может похвастаться ни одно официальное государственное средство массовой информации Орловской области.

Нацеленный на критическое восприятие действительности, «Орлец» не остался в стороне ни от одного мало-мальски общественно значимого события, явившись во многих случаях катализатором процессов, приведших к отставкам государственных и муниципальных чиновников, возбуждению административных и уголовных дел.

Безусловно, сильной стороной «Орлеца» является тот факт, что большинство его администраторов, наделенных редакторским правом, работают на ресурс совершенно бесплатно. В качестве мотивации присутствуют такие уже потерянные в официальных областных СМИ стимулы, как интерес и ощущение востребованности.

По словам Виктора Зырянова, среди администраторов «Орлеца» помимо беспартийных члены КПРФ, «Справедливой России», «Яблока». Членов «Единой России» нет, но «пишут они нам много и регулярно» — слова Зырянова.

Несмотря на анонимность, которую дает пользователю Интернет, ни одна информация, пришедшая на «Орлец» с неизвест­ного ip-адреса, не публикуется без того, чтобы администраторы не выяснили авторство сообщения и определили его достоверность. В этом, техническом, смысле работа «Орлеца» профессионально отлажена.

Вопреки репутации бузотеров и неискоренимых оппозиционеров ко всему, что существует, костяк (основатели) «Орлеца» — это молодежь, которая является продуктом своего времени — достаточно циничного и ничего не принимающего на веру. Оппозиция к любой власти и неуправляемость, ставшие визитной карточкой «Орлеца», проистекают от неспособности област­ного «истеблишмента» что-либо предложить той части молодого поколения, которая отсут­ствие позитивной идеологии соединяет с достойным уважения нонконформизмом.

В этом смысле официальные СМИ, одинаково бездарно обслуживающие сменяющие друг друга областные власти, обречены в конкурентном споре с «Орлецом» на поражение. Сила этого ресурса в том, что его политика оказалась созвучна настроению значительной части общества. Огромное количество давно существующих и вновь возникающих сайтов и блогов, проповедующих принцип бесконфликтности и конъюнктурности, в лучшем случае вызывают к себе ироничное отношение в интернет-пространстве. В худшем — игнорируются и отторгаются, фактически переставая влиять на формирование общественного мнения.

Политика государственной власти (в областном разрезе) в отношении «Орлеца» свидетельствует о растерянности, которая выливается в неудачные попытки закрыть или наказать неудобный и неуправляемый ресурс. Стремление отдельных чиновников купить руководителей проекта или убедить за плату не касаться той или иной темы, той или иной персоналии, в силу преданности «отцов-основателей» своему детищу, а также до сих пор не изжитому «орлецкому» нонконформизму, также оборачивается неудачей.

Борьба с «Орлецом» путем репрессий непродуктивна и лишь способствует росту его популярности, убеждая заодно руководителей и сторонников читаемого ресурса в том, что любые отношения с властью, не укладывающиеся в схему «чего изволите?», в принципе невозможны. Таким образом, государство (в его областной ипостаси) лишь отталкивает от себя активных, работоспособных, успешно деятельных граждан вместо того, чтобы попытаться привлечь их на свою сторону.

Как минимум «Орлец» можно использовать в качестве сред­ства мониторинга общественных настроений и предпочтений, заодно насыщая ресурс нужной информацией и подсказывая интересные и полезные государству темы. Антикоррупционный проект на базе «Орлеца», например, обречен на успех. Обратная связь с читателями, делающими контент, — принцип любого, не формально существующего народного фронта. Это тем более актуально сегодня, когда России предстоит пройти мобилизационный период истории в условиях внешнего, жесткого противостояния с Западом. Искусственно отсекать возможных союзников внутри страны или не уметь с ними работать — значит способствовать собственному ослаблению.

Проблема недостаточного патриотизма, созвучного государ­ственной политике, имея в виду внутриполитические и экономические вопросы, — в отсутствии или малом количестве конкретных дел, позволяющих оценивать деятельность государства безусловно положительно.

Патриотизм нужно воспитывать реальными делами. Если проблема с государственным строительством, его самыми разными аспектами, не в профпригодности людей, призванных этим заниматься в Орловской области, то процесс перевода, добровольного перехода «Орлеца» на рельсы уважительного сотрудничества с властью вполне реален.

Но для этого нужна идеология, подкрепленная поступками, идеология справедливости, открытости и последовательности. Тогда в значительной части общества, особенно молодой его части, исчезнет цинизм и возникнет вера.

Сергей Заруднев.
«Орловская правда»,
№ 64, 6 мая 2014 г.

Лента новостей

Отчетность