«Ум чужий — нема свого…»

Редко к нам приходят письма из-за границы, однако процессы, происходящие в орловском литературном пространстве, видимо, столь резонансны, что вызывают интерес даже за рубежом.

Украинский автор не оставил никаких комментариев к своему произведению, уверенный в том, что читатель разберется в скрытых намеках. Возможно. Мы предоставили этот труд читателю. На себя же мы взяли нелегкую обязанность перевести произведение на русский язык и снабдить текст пояснениями литературоведческого характера, принятыми в прогрессивных изданиях. (За стилистику и орфографию оригинала редакция «Красной строки» ответственности не несёт).

Послание орловському пысьмэнныку

Вин, як курыця, нэсэ
Кажный дэнь одно эссэ.
За нэдилю симь эссэ!
Мабудь, с пальця их сосэ.

У работу йдэ усэ:
Як Макар тэлят пасэ,
Як кобэль понюхав сучку,
Як кота вэзлы на случку,

Скажуть що масон-диды
Пыть, колы нэма воды,
Як цытатою кытайци
Обгортають на ничь яйци.

Хмарный дэнь,
бурьян в городи,
Жирыновский и Мавроди —
Всэ стрыжэ, як ширсть с овэць,
Мудрый наш эссесовэць.

Обоссэ уси ограды,
Бэз цытаты ср…ть нэ сяде,
Бо не видае цэй лох,
Шо в ухах дзвэныть обох,
Як в цытатныку Мао’,
Ум чужый — нэма свого.

Янко Голодрапенко.
Харкивскый лисопарк, втора дирка писля трэтього дубу,
як стать задком до Эвропи.

Послание орловскому писателю
(Подстрочный перевод)

Он, как курица, несется
Каждый день одним эссе.
За неделю семь эссе.
Наверное, он высасывает их
из пальца.

При работе над эссе
ему пригодится любая тема:
Как Макар пасет телят,
Как кобель перед случкой
обнюхивает суку,
Как на случку возят кота,

Что советуют пить
престарелые масоны,
Если в кране отсутствует вода,
Как китайцы заворачивают
на ночь
Яйца цитатами.

Ненастный день,
сорняки в огороде,
Жириновский, Мавроди —
Всё использует, стрижет,
как шерсть с овец
Этот мудрый эссеист.

Он обмочил все заборы,
Без цитаты даже не может
сходить по-большому.
Но этот профан
не догадывается,
Что от его цитат уже болят уши, как от декламации цитатника Мао.
Причина же столь частого цитирования — отсутствие собственного ума.

Пояснение литературоведа

«Он не пишет, а несется, как курица*. Каждый день — одно эссе». В данном случае сопоставление курицы и эссеиста оскорбительно для последнего, поскольку процесс несения яиц не требует от курицы больших усилий. Более того, этот процесс даже не требует оплодотворения петухом, что закладывает в сравнение дополнительный заряд презрения: дескать, эссеист «несется» пустышками, из которых не вылупится ничего живого, стоящего. Многозначность слова «яйца» в русском языке также обыгрывается в дальнейшем, о чем мы еще поговорим.

«За неделю получается семь эссе». Несложно подсчитать, что, «несясь» одним эссе в день, за семь дней их можно получить столько же — то бишь семь. Дополнительный акцент на подсчетах — «за неделю семь эссе» — выказывает пренебрежительное отношение автора к продукту «эссеиста»: «яйца» слишком ничтожный продукт, чтобы придавать большое значение тому, сколько их будет за неделю — семь, или, допустим, восемь, или какое-то другое количество, близкое к указанному. В любом случае, дает понять автор, яйца все равно останутся яйцами, сколько бы их ни было.

«Наверное, он высасывает их из пальца» — «мабуть, с пальця их сосэ» — в оригинале. Слово «сосать» в русском языке также несет в себе много стилистических и смысловых пластов, зачастую подчеркнуто вульгарных. Выбор этого глагола автором также дает понять читателю, что герой произведения — «эссеист» — отнесен в произведении к низшей страте социума, в описании которой допустимы вульгаризмы и намеренное снижение лексики. Причем это дополняет прямое значение фразеологизма «высасывать из пальца» — то есть «брать с потолка», выдумать, что в совокупности превращает процесс высасывания в неприглядное и предосудительное занятие.

«При работе над эссе ему пригодится любая тема: как Макар** пасет телят, как кобель перед случкой обнюхивает суку, как на случку возят кота…» (Як Макар тэлят пасэ, як кобэль понюхав сучку, як кота вэзлы на случку — в оригинале). Отсыл автора к фразеологизму «Куда Макар телят не гонял» должен — по замыслу автора — намеренным искажением не подлежащих деформации устойчивых оборотов языка показать не только банальность тем, которыми оперирует «эссеист», но и подчеркнуть, что, даже занимаясь этими банальностями, не требующими больших усилий при их осмыслении (корреляция с несущейся курицей), антигерой-«эссеист» умудряется «портачить», то есть работать неквалифицированно, литературно неинтересно и неглубоко, что и подчеркивается искаженным фразеологизмом «как Макар телят пасет (пасэ) вместо правильной и неизменной формы «Куда Макар телят не гонял».

«Педалирование» же темы «полов» и «сексуальных связей», экстраполированное на мир животных (случки собак и кошек в стихотворении), — давний прием в полемическом арсенале, основанный на приближении к запретному — нарушению сексуального табу — самого сильного табу в современном литературном русском языке и национальной культурной традиции. Этот прием, по всей видимости, призван в очередной раз показать степень презрения автора к герою исследуемого «стихотворения» — «эссеисту». Автор как бы дает понять, что герой — «эссеист» — стоит столь низко в иерархии подлинных литературных величин, что даже не заслуживает корректного обращения, и только уважение к читателю и неизбежное следование нормам удерживает стихотворца от более подходящей данному случаю брани.

Подстрочная фраза «…что советуют пить престарелые масоны, если в кране нет воды», призвана усилить тему банальностей, которыми оперирует «эссеист» в своем творчестве, подчеркивая его негодность и пустоту. Намеренная же завуалированность формулировки, более известной в современном фольклоре как «если в кране нет воды — значит, выпили жиды», своей нарочитой политкорректностью добавляет теме комизма. По-старому — фольклорно, или по-новому — «политкорректно» — все-равно получается банально — подводит нас к выводу автор.

«Как китайцы*** заворачивают на ночь яйца цитатами» —
«…Як цытатою кытайци Обгортають на ничь яйци» — если в оригинале. Стихотворный пафмлетист в данном случае обыгрывает многозначность слова «яйца», одновременно возвращаясь к «курице» («эссеисту»), которая несет яйца, не окрашенные в русском языке стилистически. Дело в том, что «тестикулы» — детородные органы мужчины и яйца несушки на разговорном русском обозначаются одним словом — «яйца». Таким образом автор продолжает снижать статус героя, рассматривая его творчество сквозь призму инвективы — намеренного понижения лексики до грани нарушения языковых табу, что призвано в очередной раз подчеркнуть пренебрежительное отношение автора к герою — «эссеисту». Той же цели отвечают и взявшиеся из ниоткуда «китайцы». То есть автор раздвигает тему абсурдности творчества исследуемого «эссеиста» до границ и размеров «Китая».

«Эссесовець», следующий за «хмарным днем, бурьяном в огороде, Жириновским, Мавроди, и остригаемыми овцами» — непереводимое на русский язык словообразование, низводящее фигуру «эссеиста» до не существующего в природе явления, фонетикой и смысловым рядом вызывающего очень неприятные ассоциации.

«Обмочил все заборы**** (Обоссэ уси ограды — в оригинале) — фраза, обозначающая недержание; применительно к «эссеисту», надо думать, недержание слов. В самом деле, обмочить «все заборы» можно только при явном недержании, однако физиология как таковая не является темой стихотворения. Это очевидно. Поэтому читатель приходит к выводу именно о словесном недержании, что добавляет творчеству «эссеиста» новую характеристику.

Однако следующая строчка — «Без цитаты даже не может сходить по-большому» («Бэз цытаты ср…ть нэ сяде» — в оригинале) — добавляет комизма ситуации, поскольку недержание необъяснимым образом сопрягается с проблемами дефекации… Таким образом в стихотворении появляется тема парадокса — не может удержать и не может сделать, — что иносказательно создает еще одну характеристику «эссеисту». С другой стороны, фраза «без цитаты ср…ть не сядет» нарочитой грубостью ставит под сомнение законность претензий «эссеиста» на уже заявленную «мудрость». Известно, что, для того чтобы извергнуть кал, цитирования чего бы то ни было не требуется.

«Цитатник Мао» — как фраза, претендующая на фразеологическое осмысление, в силу своего относительно недавнего появления в языке и экзотичности происхождения не стала общеупотребительной в России. Однако использование ее в стихотворении оправданно. Силу же ей придает не смысловое наполнение (цитатник Мао — как набор банальностей, обязательных к употреблению обывателем), а именно экзотичность источника, подчеркивающая степень странности «эссеиста» и его творчества, а также уровень отторжения этого творчества у традиционно ориентированного русского читателя.

«Ян Голодрапенко, Харьковский лесопарк, вторая дырка после третьего дуба, если стать задом в сторону Европы».
Это, безусловно, ирония, а не точный адрес автора.
____________
* Ку’рица (лат. Gallus gallus, иногда — Gallus gallus domesticus или Gallus domesticus) — самый многочисленный и распространённый вид домашней птицы.
** Мака’р — мужское русское личное имя греческого происхождения; восходит к др.-греч. Μακάριος (Макариос).
*** Кита’йцы (самоназвание — ханьцзу, ханьжэнь) — народ, основное население КНР.
**** Забо’р — сооружение, служащее для ограждения той или иной территории.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц