«Умышленное сокрытие» или просто «ход конем»?

В юридическом языке нет слова «лукавство». Хотя без него порой очень трудно выразить суть тех или иных действий власти в отношении простых граждан. Понятием «незаконные действия» зачастую не исчерпывается казуистический характер принятых властных решений. Назвать бы вещи своими именами, но…

Правовые отношения у нас давно «отделены» от совести. Это как бы разные сферы. Право регулирует столкновение интересов, которые не бывают плохими или хорошими. Поэтому правовые отношения подобны шахматной игре, где выигрывает тот, кто хорошо знает правила и умеет строить логические комбинации. В ряде случаев с этим можно мириться, но вот когда речь идет о живых людях, о полунищих одиноких матерях, многодетных семьях, — правовые игры и ловкое жонглирование юридическими понятиями выглядят просто кощунством.

«…Администрацией города Орла указанные предписания закона длительное время надлежащим образом не исполняются: Буренкова Ю. Е. и ее несовершеннолетняя дочь Буренкова Д. З. 2006 года рождения продолжают проживать в аварийном доме, что представляет угрозу их жизни и здоровью, вопрос о их выселении из аварийного дома не решен до настоящего времени». Так написал прокурор Заводского района О. А. Ашихмин в своем представлении на имя мэра города Орла В. В. Сафьянова. Суть же дела проста: за переселение в нормальную благоустроенную квартиру из развалюхи с матери-одиночки, зарабатывающей семь тысяч в месяц, требуют почти полмиллиона рублей. И требуют не какие-нибудь бандиты-вымогатели, а власть — вполне респектабельные чиновники администрации города Орла.

Дом № 1/62 по ул. Федотовой был признан аварийным и подлежащим сносу по программе ветхого жилья. Юлии Буренковой в этом доме досталась от бабушки крошечная квартирка общей площадью 16 квадратных метров, где она и поселилась со своей дочерью. Исполняющий обязанности мэра города В. В. Еремин в январе 2010 года предложил женщине переселиться на ул. Алроса, в дом № 3. Там ей с дочерью выделялась однокомнатная благоустроенная квартира № 147, которая вдвое превосходила по площади «бабушкино наследство».

В конце февраля того же года уже новый мэр города В. В. Сафьянов подписал постановление, обязывающее чиновников заключить с Буренковой договор мены. В документе ничего не говорилось ни о какой доплате, которую Ю. Е. Буренкова должна якобы заплатить городской казне. Но обмен так и не состоялся. И именно потому, что с Буренковой потребовали оплаты разницы между рыночной стоимостью старой квартиры на ул. Федотовой и новой на ул. Алроса. 497 тысяч рублей — таковой оказалась цена благодеяния администрации города. Не можешь заплатить — отправляйся в общежитие, где условия проживания еще хуже, чем в квартире на ул. Федотовой: общая кухня, общий сан­узел. Разве что стены и крыша не валятся на голову.

Но мать справедливо посчитала такой вариант ухудшением жилищных условий для своего ребенка, не согласилась на переезд и осталась в ветхом, уже расселенном доме, который теперь облюбовали бомжи.

Чиновники ссылаются на законы: мол, новая квартира предоставляется женщине в собственность, значит, нужно заплатить разницу в стоимости. И вместо благодеяния и выполнения социальных функций власти началась «шахматная партия», где все преимущества были, конечно, не на стороне матери-одиночки, впервые столкнувшейся с коварством и лукавством власти.

Один за другим Ю. Е. Буренкова проигрывает суды, с помощью которых она пыталась заставить администрацию города заключить с ней другой договор — о предоставлении ей благоустроенного жилья не в собственность, а по договору социального найма. Суд отказал женщине в удовлетворении ее требований, сославшись на Гражданский кодекс, согласно которому нельзя заставить одну из сторон заключить договор на условиях, с которыми та не согласна. Ну не хочет администрация города переселять полунищую горожанку в хорошую квартиру бесплатно! Но зато имеет право выселить Буренкову вместе с ее ребенком принудительно, по решению суда.

К счастью для Буренковой, за нее вступилась прокуратура Заводского района г. Орла. Районный прокурор в своем представлении на имя мэра города В. В. Сафьянова сослался на статьи 49, 52 и 89 Жилищного кодекса РФ, предусматривающие возможность предоставления гражданам, расселяемым из аварийных домов, новых квартир по договору социального найма, а также обязывающие власть переселять людей именно в благоустроенные, равнозначные по площади квартиры, если этого требуют обстоятельства и если здоровью и жизни людей угрожает опасность.

Напомнил прокурор и о Конституции Российской Федерации, о конституционных принципах справедливости и уважения достоинства личности и вытекающих отсюда обязанностях государства и органов муниципальной власти «оказывать содействие в обеспечении нормальных жилищных условий гражданам, лишившимся единственного жилища…», если старое пришло в негодность, а купить новое самостоятельно не позволяет бедность.

Казалось бы, очевидные вещи. Но для их утверждения понадобились решения Конституционного суда, который дважды выносил свои определения по аналогичным делам в марте и ноябре 2009 года.

Тем не менее сам факт подписанного и посланного мэру требования прокуратуры обеспечить нормальным постоянным жильем Ю. Е. Буренкову еще не означает, что справедливость восторжествует. Администрация города может и не подчиниться. И тогда прокуратуре придется отстаивать свою позицию в суде. И еще неизвестно, кто из участников очередной «шахматной партии» покажется судье более убедительным. Так что Ю. Е. Буренкова со своей дочерью вполне может оказаться в каком-нибудь замызганном муниципальном общежитии, а чиновники администрации города, не чувствуя ни малейших угрызений совести, будут считать свою миссию выполненной.

Как ни зловеще это звучит, но явная ответственность власти у нас наступает только в случае гибели людей. Да и то при известной ловкости своей юридической службы администрация может еще и доказать, что упрямые жильцы аварийного дома погибли под его обломками из-за своего упрямства.

В новейшей истории города Орла подобный случай уже был. Несколько лет назад в старом доме, волею судеб оказавшемся посреди бурной торговли в районе Центрального рынка, однажды погибла от угарного газа малолетняя девочка. Она заснула у потресканной газовой печи и больше не проснулась.

Никто из чиновников ответственности за нерасселенный вовремя дом не понес, хотя его жители давно писали во все инстанции, умоляя и требуя расселения, потому что «до беды недалеко». Но тот старый дом на углу Черкасской и пер. Рыночного так и не был признан аварийным, пока не случилась эта самая беда. История грозит повториться вновь. Теперь уже по другому адресу.

На улице Спивака с 1958 года стоит двенадцатиквартирный двухэтажный дом № 73/8. В этом доме, как пишут жители в своих жалобах, отсутствуют человеческие условия для проживания: нет центрального водоснабжения, туалет на улице, в комнатах — печное отопление. «Потолочные перекрытия обветшали, провисли и грозят обвалом. Плесень в квартирах невозможно вывести. Штукатурка со стен осыпается. Основание дома обветшало до степени разрушения. Полы прогнили, печи имеют трещины, утеплитель в стенах и перекрытиях разложился и высыпался. Зимой в квартирах очень холодно».

В таких вот условиях проживают двенадцать семей, среди которых есть и многодетные. Ничего не добившись от властей, жители проявили инициативу, и по заказу домового комитета специалисты ОАО «Гражданпроект» провели обследование технического состояния строительных конструкций жилого дома № 73/8 по ул. Спивака. Вывод был сделан однозначный: «…Учитывая большой физический износ стен и перекрытий (более 70 процентов), капитальный ремонт дома невозможен».

С таким заключением фактически согласились и эксперты Управления по государственному строительному надзору и жилищной инспекции Орловской области, которые обследовали дом на ул. Спивака по заказу администрации города и ее межведомственной комиссии. Именно эта комиссия принимает решения о судьбе старых домов.

В заключении Управления по госстройнадзору говорится даже об опасности обрушения несущих конструкций. Тем не менее межведомственная комиссия делает заключение «о несоответствии помещений жилого дома № 73/8 по ул. Спивака требованиям, предъявляемым к жилому помещению». Но как понимать такую формулировку? О каких помещениях идет речь? Согласно специальному положению, утвержденному правительством РФ еще в 2007 году, понятие «помещение» означает либо индивидуальный дом, либо квартиру, либо комнату как часть жилого дома.

Но есть еще и понятие «многоквартирный дом». Таковым признается здание, имеющее две и более квартир. И логика двух экспертиз сводится как раз к признанию аварийным многоквартирного дома на ул. Спивака, а не некоего помещения в этом доме. В уже упомянутом положении от 2007 года ясно сказано, что в отношении многоквартирных домов межведомственная комиссия может принять одно из двух четких решений: либо дом признается аварийным и подлежащим сносу, либо аварийным и подлежащим реконструкции.

Но заключение орловской межведомственной комиссии по дому № 73/8 трудно квалифицировать, не прибегая к оценочно-нравственным понятиям русского языка. Прокуратура Заводского района на своем, юридическом, языке в протесте на имя мэра В. В. Сафьянова расценила решение комиссии как «умышленное сокрытие обстоятельств о наличии на территории муниципального образования «Город Орел» фактов аварийного состояния жилых домов, допущении проживания в них граждан, что чревато тяжкими последствиями с человеческими жертвами».

Последствия уже есть. Основываясь на решении межведомственной комиссии, мэр подписал постановление, в котором, в частности, есть пункт, обязывающий чиновников провести общее собрание жильцов дома № 73/8 «в целях принятия решения о дальнейшем использовании помещения жилого дома». Чего же там использовать, если «капитальный ремонт невозможен» и если есть «опасность обрушения»!

Но ведь межведомственная комиссия не признала дом аварийным, а значит, теперь все возможно: и абсурдные решения администрации, и человеческие жертвы. Детям в подобных случаях добропорядочные родители внушают: «Зачем ты слукавил? Ведь получается только хуже! Одна маленькая ложь порождает более тяжкие и, возможно, непоправимые последствия!» Неужели членов орловской межведомственной комиссии и ее председателя В. М. Бахтина воспитывали иначе?

Прокурор Заводского района потребовал отменить постановление администрации г. Орла № 3654 от 03.11.2010 г. и принять решение в соответствии с действующим законодательством. Это значит, что злополучный дом должен быть признан аварийным, а жильцы своевременно расселены.

Но согласится ли администрация города признать мат и в
этой партии? Если рассматривать подобные проблемы лишь как конфликт интересов, то возможно продолжение юридического спора в суде.

Другое дело — рассуждать по совести! Тогда черное не назовешь белым, а ложь — правдой. Тогда и Буренкова, и жители дома № 73/8 по ул. Спивака должны быть признаны обманутыми властью и виновные в этом обмане должны быть наказаны, а протест прокурора удовлетворен. Посмотрим, на что решится власть.

А. Захаров.

Лента новостей

Отчетность