Водораздорная башня. Из-за долгов администрации поселения деревню оставили без воды

Деревня Башкатово расположена примерно в двух километрах от автодороги Орел-Тамбов. Однако, несмотря на близость оживленной трассы, большую часть года она отрезана от внешнего мира. Весной, летом и осенью после дождей грунтовая дорога раскисает, а зимой ее заметает снегом.

«После Нового года, — пишет в своем письме в газету житель деревни Г. Е. Гвоздев, — из-за бездорожья две недели сидели без хлеба».

В Башкатово с удовольствием рассказывают, что якобы три года назад одной из местных жительниц удалось дозвониться на прямой эфир к тогдашнему президенту РФ В. В. Путину и сообщить о дорожных проблемах деревни. Говорят, через некоторое время после этого пришел даже ответ из администрации Орловской области, что в 2008 году в Башкатово проложат дорогу из щебня. Однако на дворе 2010-й, а дороги все нет.

По этой проблеме Г. Е. Гвоздев обращался в администрацию Дросковского сельского поселения, в чье ведение входит Башкатово, в администрацию Покровского района, в районную прокуратуру. Затем были письма губернатору, в областную прокуратуру.

Надо сказать, администрация района, пусть и не с первого раза, обращения Гвоздева рассмотрела с выездом на место совместно с работником прокуратуры района и представителем районного участка Ливенских электрических сетей. В ответе администрации первому заместителю губернатора и председателя правительства области Б. М. Коновалову от 8 февраля сего года сообщается: «Дорога к магазину, который располагается в центре населенного пункта, прочищается по мере необходимости, так как завоз товара в магазин, в том числе хлеба и хлебобулочных изделий осуществляется три раза в неделю: понедельник, среда и пятница».

Об обещании властей после звонка Путину проложить в деревню дорогу в ответе не упоминается. Говорится лишь, что расходы на отсыпку щебнем дорожного полотна до д. Башкатово, как и других деревень поселения, в бюджете сельского поселения на 2010 год не заложены. Не выделялись такие средства и в 2007—2009 годах. Но, по заявлению главы Дросковского сельского поселения Н. А. Перелыгина, дорога будет содержаться в проезжем состоянии с использованием свое-временного грейдирования.

Одним словом, «все хорошо, прекрасная маркиза…». А вот что рассказывает Гвоздев по этому же поводу: «В начале марта у одной из жительниц деревни — инвалида началась гангрена ноги. Ее дочь по телефону обратилась к главе Дросковского поселения Перелыгину, чтобы прочистили дорогу для проезда «скорой помощи». Но ничего не добилась. Неделю женщина с гангреной лежала дома без медицинской помощи. Только после обращения к главе района дорогу почистили и «скорая» проехала».

Впрочем, кроме бездорожья у деревни много других острых проблем.

«Хлеб, который привозят в деревню три раза в неделю, — говорится в письме Гвоздева, — бывает очень плохого качества, практически всегда сырой, притом что стоимость одной буханки 12 рублей. Всегда продается неупакованным (не в пакете). Часто привозится просроченный товар».

Геннадий Евгеньевич сам лично сдавал обратно продавцу приобретенный там какао-порошок, срок годности у которого истек за три месяца до покупки. По мнению селян, цены на продукты завышены и не соответствуют тем, которые бывают в магазине с. Дросково, обслуживаемом тем же ООО «Покровчанка».

Жители указывают и на то, что в магазине не бывает продуктов орловского производства, например колбасных изделий. Эту продукцию, причем сомнительного качества, завозят аж из Сочи, других отдаленных мест.

Однако проверявшие жалобы и тут ничего вопиющего не обнаружили, о чем свидетельствует ответ: «В магазине имеется в наличии в достаточном количестве хлеб и батоны (батоны в упаковке, свежие, выкладка на полке), товары первой необходимости также имеются в достаточном количестве, с учетом проживающего населения. Цены на товары в магазине д. Башкатово соответствуют товарным накладным и ценам в других магазинах потребительского общества «Покровчанка», на каждый вид товара имеется ценник. При устных обращениях граждан работник магазина представляет для ознакомления накладные на имеющийся товар.

При визуальном, выборочном осмотре по ряду видов товара: кофе, чай, какао, масло растительное, консервы, тушенка, томатный соус, соль — просроченных сроков годности не выявлено».

И лишь отдельные шероховатости портят общую приятную картину. Например: «Работнику магазина указано на недопустимость хранения сыпучих продуктов питания в мешкотаре без специально оборудованных поддонов, при получении товара в картонных коробках в обязательном порядке должна быть произведена выкладка товара на оборудованные полки, а освободившаяся картонная тара должна храниться в подсобном помещении (помещение имеется). Руководителю ПТЗПО «Покровчанка» указано на несоблюдение температурного режима в магазине.

А еще работнику магазина рекомендовано расширить ассортиментный перечень макаронных, крупяных изделий, больше ориентироваться на фасовку продуктов питания меньшего веса (от 0,5 до 5 кг), работать с населением на заявительной основе».

Ответ районной прокуратуры был примерно таким же: «В магазине имелись в достаточном количестве хлеб, а также товары первой необходимости. Цены на товары соответствуют товарным накладным и ценам в других магазинах ПТЗПО «Покровчанка», на каждый вид товара имеется ценник. При осмотре различных товаров просроченных сроков годности не установлено».

Еще прокуратура сообщает, что жалоба в части допущенных нарушений законодательства о защите прав потребителей направлена для рассмотрения в территориальный отдел Роспотребнадзора в п. Верховье. О каких нарушениях речь, автору не сообщается. Но, увы, зная сегодняшние лихие торговые нравы, трудно поверить, что для Башкатово они исключение.

В письме Геннадия Евгеньевича есть своя интерпретация и обстоятельств этих проверок: «Перед приездом первой комиссии (зам. прокурора района, главы Дросковского поселения и представителя Покровского РЭС) продукты питания из магазина спешно выносились. Перед приездом работников Роспотребнадзора из Верховья из магазина исчезли вся водка и вино «Три семерки», а также чай, кофе, которые продавались заплесневелыми, погрызенное мышами печенье. Исчезла из продажи газированная вода, которую выпускает ООО «Покровчанка». Зато завезли в упаковке хлеб, батоны.

А через пару дней после отъ-езда сотрудников Роспотребнадзора в магазине вновь появились вино «Три семерки» и другие бывшие здесь продукты, продавалась развесная килька с просроченным сроком годности».

Но, пожалуй, не менее острая ситуация, чем с торговлей и дорогой, сложилась с водоснабжением деревни. Как известно, по федеральному закону об общих принципах организации местного самоуправления оказание коммунальных услуг в границах поселения относится к вопросам местного значения. Поэтому Ливенское межрайонное отделение ОАО «Орелэнергосбыт» заключило договор энергоснабжения с администрацией Дросковского сельского поселения. А водоснабжение, в свою очередь, обеспечивает покровское МУП «Жилкомхоз». Однажды в «Орелэнергосбыте» вдруг стали недосчитываться оговоренной платы за свои услуги. И когда сумма недостачи приблизилась к 160 тыс. рублей, сбытовики предъявили администрации ультиматум: погасить долг до 25 августа 2009 г. Условие исполнено не было. И уже 26 августа энергетики обесточили две водонапорные башни в деревнях Башкатово и Дружба, относящихся к Дросковскому поселению. Представляете, лето, жара, а в кранах и водонапорных колонках сухо. Хорошо, что в Башкатово сохранился единственный старый колодец. Но ведрами много не натаскаешь, особенно если в подворье есть живность.

Гвоздев и об этой беде писал в администрацию поселения и района, в районную прокуратуру. Но разбирательство тянулось почти три месяца. Водоснабжение возобновилось лишь 20 ноября.

3 декабря Гвоздев получил из районной прокуратуры ответ, извещающий, что в адрес главы администрации сельского поселения «внесено представление об устранении требований федерального законодательства» (так в тексте. — И. С.). Правда, какого законодательства, автору письма осталось неизвестно.

Вероятно, не поняли и в администрации поселения. Потому что спустя полторы недели после этого, вечером 14 декабря, водонапорная башня вновь была обесточена. По той же причине. Новогодние праздники башкатовцы провели не только без хлеба, но и без воды. Как выяснилось, теперь кара настигла их за долг администрации перед энергетиками в 69 тыс. 619 рублей. Тогда и пошли письма к губернатору, в областную прокуратуру.

Башня заработала только 25 января 2010 года. Перед этим прокуратура района вновь прислала Гвоздеву сообщение о том, что в адрес главы администрации поселения «внесено представление об устранении требований федерального законодательства». Только толк от них какой? Вообще, если учесть, что в прошлом году были два аварийных отключения на линиях 10 кВ и одно отключение на линии 0,4 кВ, питающих Башкатово, и несколько отключений для плановых ремонтов, то можно представить, сколько дней в году деревня пользуется водопроводом.

Между тем башкатовцы платят за водоснабжение регулярно. Плату собирала работник «Жилкомхоза», проживающая здесь же, в деревне. В подтверждение получения денег выдавались плательщикам так называемые корешки кассовых приходных ордеров. Но куда шли собранные средства дальше? Почему плата за воду производится не по квитанциям, нет указания банковских реквизитов и лицевых счетов каждого потребителя? Где официально публиковались нормативы расхода воды на питьевые нужды, на полив, на животных? Ответы на эти и другие вопросы Гвоздев надеялся получить у районной прокуратуры. Не получил. Правда, его письмо было переслано в ОВД по Покровскому району для дополнительной проверки. Но и там света на электро- и водоснабжение деревни не пролили. Лишь выяснилось, что глава администрации Н. А. Перелыгин возложил вину за срыв водоснабжения на МУП «Жилкомхоз», которое не оплатило электроэнергию. МУП прислало милиционерам бумагу о том, что сельская администрация сама задолжала предприятию 204 тыс. 115 рублей за строительство дорог. Поэтому, дескать, и не перечисляли. Но какое отношение имеют эти неведомые дороги к башкатовцам? Почему именно они столь регулярно остаются крайними в споре администрации со сбытовиками?

Примечательно, что опер-уполномоченный БЭП ОВД по Покровскому району майор милиции А. Л. Булаткин сначала усмотрел в действиях Перелыгина признаки преступления, предусмотренные ст. 293 УК РФ «Халатность». Однако буквально в следующей же строчке своего постановления об отказе в возбуждении уголовного дела он пишет: «Признаки преступления, предусмотренные ст. 293 УК РФ, отсутствуют». Оказывается, диспозиция указанной статьи в Уголовном кодексе предусматривает ее применение лишь в случае крупного ущерба (свыше 100 тыс. рублей). А коли размер ущерба снизился, то и наказания нет.

А ведь, по правде говоря, отключать от электроэнергии объекты, обеспечивающие жизнедеятельность людей, какие бы долги за ними ни числились, — нельзя. Об этом недвусмысленно сказано в постановлении Правительства РФ № 530 от 31 августа 2006 года «Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики». В приложении № 6 к этому документу в числе объектов, где не допускается ограничение режима потребления электроэнергии, конкретно указаны объекты водоснабжения и канализации, а также «питающие линии электроснабжения, обеспечивающие системы пожарной безопасности». Водонапорная башня относится и к объектам водоснабжения и к системам пожарной безопасности. В постановлении № 530 говорится, что даже в случае ненадлежащего исполнения потребителем своих обязательств ограничение режима потребления должно применяться индивидуально в отношении каждого потребителя при условии соблюдения прав и законных интересов иных потребителей, энергопринимающие устройства которых технологически присоединены к одним и тем же распределительным устройствам соответствующей сетевой организации. Чем же тогда руководствовались в администрации поселения и поставщик электроэнергии, принимая решение об отключении башни, которая снабжала водой отнюдь не администрацию поселения?

Постановления Правительства РФ № 785 и № 816, подписанные в октябре 2009 года, еще больше ужесточили требования к энергоснабжению объектов, отключение которых может привести к возникновению угрозы жизни и здоровью людей, экологической и инженерной безопасности. Здесь все эти угрозы присутствовали. Людей, большинство из которых на селе сегодня — пенсионеры, лишили практически единственного надежного источника питьевой воды. И мало того что осложнили им жизнь, ситуация могла обернуться вспышками опасных инфекционных заболеваний.

Непонятно, почему в стороне от этих страстей остались и пожарные? Отключения поставили деревню под удар и огненной стихии. И наконец, всем известно, что незаполненные металлические трубы и емкости быстро ржавеют. Значит, следствием отключений может стать преждевременный износ водопровода. А ремонт таких сооружений для деревни сегодня — немыслимое разорение. И 160 тысяч долга энергетикам по сравнению с теми расходами — копейки.

Мы упоминали документы, запрещающие ограничивать поставку коммунального ресурса даже в случае неплатежей, допущенных потребителями. Но здесь другой случай: жители исправно платили. Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам, которые установлены Постановлением Правительства РФ № 307 от 23 мая 2006 года, ограничение поставок ресурсов регламентировано даже по часам, а здесь отключали на месяцы — и никакой ответственности.

При таком раскладе жителям Башкатово надо быть готовыми: вдруг у администрации поселения вновь появятся долги. Тогда кредиторы опять двинутся к башне. Так проще. Как, видимо, и с магазином. «На днях, — сообщил редакции Гвоздев, — магазин в деревне вообще закрыли, весь товар вывезли, и люди остались без продуктов питания, а также без хлеба». Неужели это и есть решение проблем? Или месть башкатовцам за вынесенный сор из избы? Долго ли будут продолжаться попытки уморить деревню то жаждой, то голодом?

Иван САВЕЛЬЕВ.

Лента новостей

Отчетность