Красная строка № 26 (292) от 12 сентября 2014 года

Вопрос, конечно, инте-ре-е-сный…

О коммунальной реформе, по официальным отчетам — уже состоявшейся, кажется, написано и сказано все. Но разобраться в ее хитросплетениях простому смерт­ному по-прежнему нелегко. Легче махнуть рукой и не вникать. Но нет-нет, да находятся люди, которые задают в связи с реформой неудобные вопросы. Михаил Дмитриевич Деев — один из таких. Когда-то он работал в администрации Железнодорожного района города Орла, областном управлении антимонопольной службы, ему есть что и с чем сравнивать. Живет Михаил Дмитриевич на ул. Игнатова в доме № 35, который обслуживает управляющая компания ЗАО «ЖРЭУ-1».

— В прошлом году начались проблемы, — рассказывает Деев. — Возникла течь в канализационных трубах, сточные воды залили подвал, на обращения жильцов управляющая компания должным образом не реагировала. Запах распространился по всем подъездам. Приходилось чуть ли не каждый день вызывать «аварийку». Но рабочие не могли пройти к месту течи, потому что подвал захламлен, света нет…

К концу прошлого года Деев добился, что жилищная инспекция Орловской области совмест­но со специалистами областного управления МЧС составила протокол об административном правонарушении и выдала управляющей компании предписание на устранение выявленных недоработок.

Но вот что удивило и, как говорится, «зацепило» М. Д. Деева. Пришел он с претензиями в офис управляющей компании.

— А мне отвечают, мол, предъявите свидетельство на право собственности. Ах, у вас нет его? Стало быть, и разговаривать не о чем. Вот так… Но ведь речь-то шла не о моей квартире, а об общем имуществе многоквартирного дома, — замечает Деев.

И тут, как писал классик, наш герой раздумался. В результате размышлений сложился у Деева запрос в прокуратуру: «Просим осуществить надзор… и принять меры воздействия». Но самое главное заключалось в постановке проблемы, к которой Михаил Дмитриевич надеялся привлечь внимание — как прокуратуры, так и руководителей области: «В соответствии со статьей 36 Жилищного кодекса РФ соб­ственникам помещений принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, — пишет Деев. — Согласно статье 8.1 (п. 2) ГК РФ права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в госреестр. Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме регулируют отношения по содержанию общего имущества, принадлежащего на праве общей долевой соб­ственности собственникам помещений… На основании вышеуказанного администрация г. Орла должна была передать право на общее имущество многоквартирного дома в соответствии с законодательством РФ: привести жилые дома в соответствие со строительными, санитарными и экологическими нормами; определить долевое участие каждого собственника в общем имуществе дома, в том числе и долю общего имущества администрации г. Орла (муниципальных квартир. — «КС»); зарегистрировать в установленном порядке право общей долевой собственности…».

Но фактически такой акт передачи имущества не состоялся. По мнению Деева, власть просто списала жилой фонд со своего баланса по принципу: «С глаз долой — из сердца вон», даже не поставив в известность жильцов. Прокуратура возразила Дееву: «Государственная регистрация права собственности на общее имущество в многоквартирном доме действующим законодательством не предусмотрена». Ну, а как быть с проблемой приема-передачи этого самого имущества из государственной десницы в руки жильцов, ставших собственниками квартир? Тут, как поется в песне, «туман, туман, сплошная пелена…». Юристы, работающие в сфере ЖКХ, говорят, что вопрос этот до сих пор относится к разряду дискуссионных, потому что в законодательстве РФ толком не прописан, хотя, вроде бы, и подразумевается. Принято исходить из того, что, если жители дома начали пользоваться общим имуществом своей многоэтажки, то, стало быть, они как бы это имущество приняли в свою общедолевую собственность. Но что-то тут не вяжется: собственность без описи, без инвентаризации из рук в руки не передают. А в данном случае и вовсе получается странно: вчера было государственным и вдруг в одночасье стало неопределенно общим, то есть ничьим? Несуразность такого подхода, по мнению Деева, наглядным образом проявляется в последствиях.

— Например, жители муниципальных квартир, по идее, не имеют права заключать договор с управляющими компаниями, так как эти жильцы не собственники. Но фактически им приходится вступать в сделки как соб­ственникам и платить деньги управляющим компаниям. А почему, на каком основании? Эти люди всего лишь наниматели муниципального жилья. Их обязанность — платить за найм городу. А все остальное — дело собственника, имеющего долю в общем имуществе дома. Но поскольку доли эти юридически не закреплены, мы имеем то, что имеем. Необходимость устанавливать приборы учета опять же упирается в проблему разграничения долей общедомовой соб­ственности. Почему наниматели муниципальных квартир должны ставить счетчики за свой счет? А может быть, это забота и компетенция собственника — муниципалитета? — продолжает Деев. — Но в таком случае администрация города должна точно знать, что и в кой мере относится к муниципальной собственности в общем имуществе того или иного многоквартирного дома.

Снять с баланса бывшего жилищного ремонтно-эксплуатационного объединения, затем взять в казну, привести в порядок, а потом уже предавать соб­ственникам квартир и муниципалитету, документально оформляя сделку — вот каков должен был быть, по мнению Деева, порядок передачи общей собственности многоквартирных домов.

— Причем каждый из жильцов должен был знать, что и в какой степени ему принадлежит из этой общей собственности, — уверен Деев. — Тогда бы обоснованным было и голосование собственников на общих собраниях (не поднятая рука, а доли шли бы в зачет голосования), и плата за обслуживание общедомового хозяйства. Тогда бы наш договор с управляющей компанией имел бы юридическую и материальную силу, потому что, имея перепись общего имущества и ее долевое распределение, собственники бы четко понимали, за что они платят обслуживающей организации.

Кажется, вполне логично. Но ни в правоохранительных органах, ни в правительстве Орлов­ской области М. Д. Деев так и не нашел понимания. Писал врио губернатора В. В. Потомскому — получил формальный ответ от его заместителя Н. В. Злобина. Дважды письменно обращался к первому заместителю губернатора А. Ю. Бударину. Тот в своем ответе на письмо М. Д. Деева добросовестно пересказал существующую практику взаимоотношений в сфере ЖКХ, но и только. Из всей переписки с различными инстанциями у Михаила Дмитриевича осталось впечатление, что сложившаяся практика всех устраивает и что устранять нестыковки, недоговоренности, даже если действующее законодательство действительно пестрит ими, никто не собирается. Даже обсуждать поставленные вопросы не с кем.

Еще более удивила Деева наша доблестная полиция, а точнее ее подразделение по экономической безопасности. Попытался было Михаил Дмитриевич поставить под сомнение законность деятельности управляющей компании, обслуживающей его дом. В частности, показалось Дееву подозрительным, что договор с компанией от имени всего дома подписан одним лицом — неким гражданином К. Да и сам договор, вроде, по срокам должен был уже прекратить свое дей­ствие в 2012 году. Но на деле получалось, как в известном рекламном ролике: «Мы сидим, а денежки идут!» Михаил Дмитриевич посчитал это обстоятель­ство поводом усомниться в законности расходования средств, полученных обслуживающей организацией от жильцов дома. И каков же был результат полицей­ской проверки? В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 12 июля 2014 года, подписанным врио заместителя начальника УМВД России по г. Орлу майором А. В. Лоскутовым, в частности, сказано так: «В ходе проведения дальнейшей проверки с целью опроса (далее следует фамилия, имя, отчество гражданина, подписавшего договор. — «КС») осуществлялся выход по адресу (такому-то. — «КС»). Однако дома никого не оказалось, в связи с чем опросить указанного гражданина в установленные сроки не представляется возможным…». Или вот такая мотивация: «…С целью получения документов и сведений о количестве денежных средств, собранных с собственников (жителей)… за содержание и ремонт дома за период с 01.07.2007 по настоящее время, был направлен запрос в ЗАО «ЖРЭУ-1», однако в установленные законом сроки проведения проверки ответ получен не был, в связи с чем принять законное и обоснованное решение в настоящее время не представляется возможным…». В общем, там не достучались, тут не дождались. Ну, и поскольку в результате «в материале проверки отсутствуют достаточные данные», в возбуждении дела было отказано. Хоть плачь, хоть смейся!

М. Д. Деев разводит руками.
— Я обращался и к главе администрации города М. Ю. Берникову, и к его замам В. В. Шевлякову и А. С. Бойко. А они отвечают, что администрация не имеет полномочий проверять управляющую компанию на предмет неисполнения ею условий договора по содержанию и текущему ремонту общего имущества дома. Обращайтесь, дескать, в суд. Но ведь дело в том, что при отсут­ствии юридически зарегистрированного права собственности на общее имущество мы, жильцы, и в суд обратиться не можем! По большому счету и выбирать управляющую компанию не имеем права. Зато у них, у этих самых компаний, при таком раскладе есть все возможности, не обращая внимания на наши жалобы, собирать с нас деньги и при этом ничего не делать.

Скажите, сгущает краски этот Деев? А вы поспорьте с ним…

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц