Красная строка № 4 (270) от 7 февраля 2014 года

Хотелось бы, конечно, всё и сразу…

Серия недавних увольнений в администрации города — слишком незаурядное событие, чтобы довольствоваться констатацией факта. Разговор с главой администрации просто напрашивался. Не всё же Михаила Юрьевича критиковать — можно корректно поинтересоваться проблемами и способами их решения. Тем более, что трое уволенных — И. Афанасьев, С. Татенко, В. Шевляков, представлявшие в городской администрации «экономический блок», вызывали вопросы выбранными стилем и методами управления. Возможно, в городе начались какие-то перемены, о которых следует сказать? Не начались — просто поговорим о том, что происходит и как обстоят дела.

— Михаил Юрьевич, давайте начнем с увольнений. Чем они вызваны?

— Решение об увольнении начальника МУП «УЭНП» Игоря Афанасьева я принял после того, как сроки возврата крупного займа, взятого им в своем МУПе, прошли, но деньги Афанасьев так и не возвратил. Фактически ущерба бюджету города этот скандальный займ не может нанести, поскольку квартира находится в залоге, а размер займа гораздо ниже рыночной стоимости квартиры, однако Афанасьев, по моему мнению, нарушил нрав­ственные нормы. Это вылилось в публичный сандал, сказавшийся на репутации и городской исполнительной власти, и моей личной, как его работодателя.

Увольнение начальника управления муниципального имущест­ва и землепользования Сергея Татенко с этой историей не связано, он ушел по собственному желанию, заявление у меня лежало еще 1 декабря, когда скандалом не пахло. Планы сменить место работы у Татенко были давно, он говорил мне об этом полгода назад.

— То есть глава администрации к увольнению С. Татенко не подталкивал?

— Наоборот, я уговаривал его остаться. Но там — личные причины, семейные, о которых в данном случае говорить неправильно. А вот в увольнении Валерия Шевлякова история с займом Афанасьева сыграла свою «роковую» роль.

— Продолжая квартирный вопрос: как-то заглохла тема, которую на одном из заседаний горсовета озвучил не работающий ныне в администрации С. Татенко. Речь шла о том, что в городе выявлено порядка шестидесяти свободных муниципальных квартир. Как дело обстоит ныне? Что это за квартиры?

— Выявлено было порядка даже 70, а не 60 муниципальных жилых помещений. Этим занималось управление коммунального хозяйства по заданию УМИЗа. Что это за квартиры… Первая категория — помещения муниципального маневренного фонда, куда переселяют людей, потерявших жилье в результате несчастного случая, пожара, например, или когда дом (квартира) настолько аварийны, что условия невозможны для проживания.
Бывает, правда, так, что после пожара кто-то не может отстроиться и живет в маневренном фонде года… Выселить такого человека на улицу мы не имеем права, поэтому каждый год продлеваем право проживания… В фонде — два десятка квартир. Несколько из них свободны. Это нормально. Если что-то случится, куда людей переселять?

Сорок три помещения — из другой категории. Они свободны от прав всех лиц, кроме муниципалитета. Это так называемые выморочные квартиры, на которые никто не может претендовать ни по завещанию, ни по праву наследования. В них жили люди по договору социального найма, затем умерли, и квартиры по закону были возвращены в муниципальную собственность. Однако в них продолжают жить родственники умерших, не имея на то никакого права. Формально и по закону это муниципальное жилье считается свободным. Чтобы оно стало таковым в реальности, ведется претензионная работа, работа с приставами, меняются двери и замки. За редким исключением, квартиры из этой категории нуждаются в ремонте. Когда я пришел на должность главы администрации, все квартиры маневренного фонда были в таком же состоянии. В прошлом году часть мы отремонтировали.

— Где находится этот фонд?

— В основном — это улица Тамбовская, однокомнатные квартиры очень маленькой площади с небольшой кухней и ванной, совмещенной с туалетом. Общая площадь — 25—27 метров.

Третья категория — койко-места в общежитии. Одно место — 4,5 кв. метра. Кого туда поселишь? Но это тоже — «муниципальное жилье».
Освободившееся жилье свободным не стоит, поскольку на руках у нас — очень много решений по детям-сиротам. Отремонтированные квартиры, если они подходящей площади, мы этой категории граждан и отдаем.

— Почему квартиры пришлось выявлять?

— Потому что этим никто не занимался. Проблемы не возникало, когда существовала система управления муниципальным жилым фондом. Но сейчас, когда в силу принятия Жилищного Кодекса этой системы нет, всё зависит от добросовестности управляющих компаний. Умирает человек, заключивший договор социального займа, а мы не знаем… К сожалению, отсутствует и электронное взаимодействие между ЗАГСом, УФМС и администрацией, а мои попытки наладить такое взаимодействие с УФМС натолкнулись на «суперсекретность» этой организации. В ЗАГСе говорят, что дают УФМС все необходимые сведения. В УФМС отвечают, что, да, сведения дают, но не такие. А какие имеются сведения, проверить нельзя — секрет. Пришлось работать дедовским методом — проверять абсолютно все муниципальные квартиры, на которые был заключен договор социального найма. Если принять во внимание, что в Орле до сих пор процентов двадцать жилья не приватизировано, то представьте объем работы… К тому же — это только часть обязанностей УМИЗа.
При С. Татенко началась паспортизация дорог, бесхозных сетей…

— Бесхозные асфальтовые дороги в городе?

— Да, представьте. Чтобы оформить на такую дорогу право муниципальной собственности, нужно обратиться в суд. Через год, если никто на это бесхозное имущество не заявил свои права, суд выносит решение — право муниципальной собственности регистрируется. Эта практика распространяется на всё — дороги, квартиры, водопровод, любую лежащую в земле трубу. Сначала все это нужно выявить, затем обратиться в суд, год ожидания, через год — решение, с решением идешь в Регуправление, ждешь два месяца, и только после этого право муниципальной собственности регистрируется. Вот и посчитайте. На то, чтобы оформить один объект, уходит около полутора лет. А правильно оформлено должно быть все. Часть средств дорожного фонда, например, теперь идет напрямую муниципалитетам. Чем больше у города дорог в собственности, тем больше денег город получает. Сейчас же Орлу достаются незначительные суммы по сравнению с тем, что приходится тратить.

— Отвлечемся от экономики. Как у вас складываются отношения с горсоветом?

— По-разному… В принципе, рабочие отношения. Бывает, вмешивается политика, но… я как муниципальный служащий не могу критиковать горсовет.

— Увольнение Афанасьева и Шевлякова заносим горсовету в актив?

— Решение уволить Афанасьева я принял задолго до того, как речь о нем зашла на горсовете. А вот по Шевлякову, отвечу утвердительно.

— Как оцениваете результаты собственной работы?

— Понятно, что всегда найдется, за что поругать. Но я считаю, что за два года моей работы в должности главы администрации средства городского бюджета использовались эффективно. Цифры говорят, что, к примеру, муниципальное имущество используется в Орле максимально эффективно. Сравните с любым соседним регионом, где городское имущество сдается в аренду или продается на аукционах. У нас цена аренды и продаж больше всего приближена к рыночной.

— То есть высокая?

— Да.

— Как это согласовать с политикой поддержки малого предпринимательства в г. Орле? Помнится, в свою бытность депутатом Орловского горсовета Михаил Берников занимался именно этой темой.

— Занимался… А бюджет чем пополнять? Мы и сейчас готовы помогать, если предприниматель хочет заниматься производством. Для этой цели специально зарезервированы 10 помещений, и льготы мы также можем предоставить. Но, к сожалению, желающих открыть соб­ственное производство на сегодня нет. 98 процентов обратившихся хотят или торговать, или оказывать услуги. Между тем, недостатка торговых точек в Орле не ощущается… Какой смысл в этих условиях снижать арендные ставки? А если снизить, откуда брать сред­ства для пополнения муниципального бюджета? С меня как главы администрации города эту обязанность никто не снимал. Поэтому торговые помещения мы будем сдавать в аренду дорого.

— Продолжим тему денег и бюджета. Что-то затихли разговоры о золотом дожде, который должен пролиться на Орел к его 450-летию.

— Золотой дождь уже прошел, можно сказать. Все проекты, которые были намечены, в работе.

— Давайте посмотрим, чем украсился или украсится город.

— Давайте посмотрим. Дорога от ул. Михалицына до ул. Бурова открыта, в этом году будет построена дорога от ул. Бурова до ул. Металлургов; дорога от ул. Генерала Родина до Карачевского шоссе… Что еще? Школа № 50 — первая и вторая очереди, детский сад на Наугорке; детский сад на Ботанике и там же школа; детский сад на Заречке, крытый каток — там же…

— Это вы про объекты, исключая дороги и каток, которые мудрый «Орелстрой» со своих плеч переложил на федеральные, областные и муниципальные плечи?

— Да, про объекты в новостройках. Думаю, что в рамках той же программы удастся по­строить на Заречке и школу… Дет­ский сад в микрорайоне № 6, хореографическая школа, корпус детской больницы, новый корпус перинатального центра на Веселой; капитальный ремонт театра им. Тургенева, театра «Свободное пространство», Дворца пионеров им. Гагарина, реконструкция стадиона им. Ленина и Дворца спорта; водоводы, станция аэрации, набережные…

— Во сколько это обошлось городу?

— Вся программа стоит 12 миллиардов. Городские затраты составляют порядка 15 процентов от этой суммы. Нагрузка на бюджет — около 300 млн. рублей в год.

— А что с запланированным супер ж/д вокзалом?

— Проект, скажем так, до конца не свернут. Но он не входил в программу подготовки к празднованию 450-летия г. Орла, это было отдельное соглашение между РЖД и городом. Железнодорожный вокзал должны реконструировать, но автовокзал с выходом на ул. Паровозную не появится. А проект был очень интересный.

— Как обстоит дело с город­ским долгом и его обслуживанием?

— Долг превысил 600 млн. Обслуживание под 7,8 процента годовых, недорого.

— Спокойно движемся к банкротству?

— Нормально развиваемся. 7,8 процента годовых в условиях не официальной, а скрытой инфляции — это фактически даром. По сути, мы пользуемся заемными деньгами бесплатно.

— А отдавать как будем?

— Я готов ответить на этот вопрос после того, как на него ответят руководители Калуги, Белгорода, Калужской и Белгородской областей. Муниципальный долг Калуги — 9 млрд. (5 млрд. — прямой долг, 4 млрд. — гарантии по кредитам других организаций). Долг Калужской области — 42 млрд., Белгородской — 44 млрд. Сумма нашего муниципального долга, как видите, не критична.

— Боюсь спрашивать, а то ещё ответят… Вернемся к нашим кадрам. В администрации ожидаются новые назначения?

— Обязанности В. Шевлякова я сейчас исполняю сам. Хотелось бы найти грамотного специалиста на должность начальника УМИЗа, но желающих пока не видно.

— Работа слишком сложная или зарплата маленькая?

— Это действительно очень трудный участок, сравнимый по сложности и объему с работой главы администрации. Зарплата не то чтобы маленькая, но и не очень большая. В частном бизнесе на аналогичных постах получают в четыре раза больше.
…Проблем в городе много, решаем их по мере возможности, постепенно, шаг за шагом. Хотелось бы, конечно, сделать всё и сразу, но муниципальный бюджет, к сожалению, этого не позволяет.

— Хорошая фраза, обязательно вынесу ее в заголовок, а пока скажите, что происходит с городским управлением архитектуры? Постоянно возникают разговоры — то один земельный участок сформирован незаконно, то другой — с нарушениями. Создается впечатление, что структура никому не подконтрольна и занимается своим бизнесом.

— Ну, знаете, Сергей, если есть такие факты, я бы хотел с ними познакомиться.

— Договорились.

Сергей ЗАРУДНЕВ.

Примечание «Красной строки»: несколько примеров формирования земельных участков в г. Орле с нарушением действующего законодательства.

1. Площадь Юности, пересечение ул. Московской и ул. Грузовой. Под строительство кафе. Незаконное распоряжение землями общего пользования.

2. Ул. Московская, 29. Формирование земельного участка на землях общего пользования под пристройку и надстройку к памятнику истории и архитектуры.

3. Разрешение на строительство (с формированием земельного участка) павильонов на проезжей части (дороге-дублере) ул. Комсомольской перед кинотеатром «Современник».

4. Сформирован земельный участок на ул. Авиационной напротив «Гортеплоэнерго» под автостоянку — в охранной зоне ЛЭП и на землях общего пользования. Запрещено ст. 1 Градостроительного кодекса!

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц