Красная строка № 20 (286) от 4 июля 2014 года

Зачем троллейбусу процессинг с биллингом?

Первого июля 2014 года орловские пенсионеры, те, кто до сих пор покупал единый социальный проездной билет (ЕСПБ), сели в общественный транспорт не с привычной картонной карточкой, а с пластиковой, электронной. Прогресс? А то! Вот только незадача: в троллейбусах и трамваях — основных сред­ствах перевозки льготников — эти самые карточки в тот исторический день некуда было вставлять и не к чему прикладывать, чтобы таким образом оплатить проезд. Руководство Орловского муниципального трамвайно-троллейбусного предприятия (ТТП) решительно отказывалось подписывать договор с так называемым «Единым центром процессинга и биллинга» (ЕЦПиБ) — поставщиком тех самых «валидаторов», с помощью которых считывается информация с элек­тронных проездных карт.

«Процессинг через прессинг», впрочем, пошел. Представитель областного департамента тран­спорта на последней «предыюльской» встрече с директором ТТП А. Коровиным и руководителями служб предприятия в присут­ствии журналистов недвусмысленно заявил, что соответствующее постановление губернатором В. Потомским подписано, и оно будет выполняться. В переводе с бюрократического на русский это можно понять так: никуда вы, господа из ТТП, не денетесь, и договор подпишите; а если не вы, так это сделают другие руководители муниципального трамвайно-троллейбусного предприятия.

В ТТП же опасаются куда более плохих последствий. Нынешний его гендиректор А. Коровин предвидит серьезные убытки и даже вероятное банкрот­ство последнего действующего орловского транспортно-производственного предприятия, которое и без того работает в непростых финансовых условиях, но пока еще обеспечивает работой 1200 человек.

В том, что процессинг, да еще вкупе с биллингом подходят троллейбусу и трамваю примерно так же, как корове седло, транспортникам наглядно показывает целый ряд нестыковок в навязываемом им проекте. Опыт нескольких городов России (Химок, Тулы, Самары, Новосибир­ска, Красноярска) убедил А. Коровина, что применение валидаторов и электронного билета подрывает экономику транспортных предприятий. К тому же, ТТП к 1 июля так и не получило внятных цифр, доказывающих экономический эффект от внедрения электронного проездного билета. Вызывает вопросы и доля «комиссионных», которые фирма–поставщик намерена забирать себе от общих сумм, заработанных транспортниками на перевозке льготников, — семь процентов. Почему не десять или не три? При этом надежность считывания информации с карточки, то есть фактическая фиксация проезда льготника, не гарантируется. Все сбои — это, по условиям сделки, проблема перевозчика! И, соответственно, недополученные суммы компенсаций станут его убытками. Тряска в салонах трамвая или троллейбуса, температурные колебания, воздействие электромагнитных полей вокруг высоковольтных линий, от которых запитывается подвижной состав ТТП, — все это может далеко не лучшим образом повлиять на прохождение сигнала через систему ГЛОНАСС, а значит, и результат подсчета реальных поездок льготников будет не таким уж объективным. Не досчитают число таких поездок — значит, не додадут денег из бюджета в качестве компенсации затрат транспортному предприятию. И какова будет эта недостача из месяца в месяц, никто не может спрогнозировать. Неизбежные убытки руководство ТТП предвидит и как результат ряда субъективных обстоятельств, что еще называют «человеческим фактором». Имеются в виду кондукторы, их немолодой средний возраст и реальные условия работы в переполненном пассажирами салоне трамвая или троллейбуса. Получится ли у кондукторов подойти к каждому льготнику, чтобы тот смог эффективно приложиться к валидатору, который будет висеть на хозяйке салона где-то между билетных рулонов, сумкой с деньгами и складок многослойной одежды (особенно в холодное время года)? Умная машинка должна пикнуть, да еще и выдать нечто вроде чека в знак того, что льготник использовал один раз свое право на дешевый проезд. И чек этот надо оторвать и отдать пассажиру. А бумажные ленты в приборе необходимо время от времени менять, то есть покупать на средства предприятия. Плюс аккумулятор к валидатору и блок памяти, который, как в любых кассовых аппаратах, по закону подлежит обязательной замене ежегодно. И еще чехол. А приборов предприятию потребуется не один и не два. И не дай Бог, кондуктор уронит и разобьет сам валидатор! В какие же суммы все это выльется для ТТП, если гарантийный ремонт прибора поставщик обещает делать лишь в течение первого года, а свои проценты собирается брать постоянно и в отдаленной перспективе?

Одним словом, для транспортного предприятия валидатор хуже кота в мешке, а процессинг и биллинг в трамвай и троллейбус ну никак не вмещаются, по крайне мере, в представлении тех, кто к этому транспорту имеет непосредственное отношение.

Как поведет себя неискушенный пассажир, тоже страшно подумать. По телевизору уже объявили, что электронный билет действителен чуть ли не восемь лет. А свои триста рублей бабушки и дедушки заплатили за него только раз, в конце июня. Так и сложится в головах, что за эти триста можно кататься в городском и пригородном дачном транспорте ближайшие годы. «Процессинг», конечно, идет, ведется работа со СМИ в целях просвещения населения. Но дойдет ли до каждого? Ведь не о молодых речь — о стариках!

Разумеется, все эти сложности можно считать «субъективным фактором»: дескать, захотят — научатся, постараются — организуют и обеспечат. Но, опять же — кто будет обеспечивать? Транспортное предприятие, у которого нет лишних денег и времени? Или, может быть, СМИ выделят в сетке вещания и на своих страницах место для обучения пенсионеров езде с электронными билетами? И потом, ведь техника действительно не внушает доверия: валидаторы, как правило, китайского производства, недолговечны и капризны в эксплуатации. Сигнал с карточки считывается далеко не всегда. И это тоже надо учитывать.

Подсчет точного количества поездок льготников нужен для того, чтобы избежать перерасхода бюджетных средств, которые правительство области и власти города Орла платят тому же ТТП или, скажем, автобусному ПАТП-1 в качестве компенсаций за перевозку льготных пассажиров. Таким образом, власть заинтересована в том, чтобы насчитать этих поездок как можно меньше. А стало быть, все сбои в ходе процессинга и биллинга, по идее, не должны очень уж тревожить чиновников. Для перевозчиков же наоборот — это смерти подобно.

Уже сейчас, например, ТТП должно поставщикам электроэнергии чуть ли не полтора десятка миллионов рублей. Бюджет выделил предприятию пока только 2 миллиона. И больше не обещает в ближайшее время. В свою очередь, энергетики уже отключили три фидера и грозятся вырубить одну из городских подстанций, питающих троллейбусно-трамвайные сети — за неуплату. Это означает, что элек­тротранспорт в городе может однажды остановиться. И это уже сейчас, безо всяких «валидаторов» на шее. А что они не будут обременительны, перевозчикам из ТТП еще никто не доказал.

Так откуда «прессинг»? Многое становится понятным, если вспомнить, что еще в марте и. о. губернатора В. Потомский встретился с президентом ОАО «Универсальная электронная карта», вице-президентом Сбербанка А. Поповым. Об этом сообщала пресс-служба областной администрации. Соглашение о сотрудничестве между ОАО «УЭК» и правительством Орловской области было подписано ещё раньше — летом 2013 года. Документ подразумевал создание в Орле единого Центра процессинга и биллинга для разработки и выпуска единой квитанции на услуги ЖКХ, а также для безналичной оплаты проезда в транспорте и учёта количества льготников. И вот «процессинг» (уже при Потомском) пошел.

В свое время бывший губернатор А. Козлов пустил в регион инвестора, который создал в Орле Единый информационно-расчётный центр и обещал, что мы будем платить за коммунальные услуги по единой квитанции уже с августа 2012 года. Но не вышло. Многих тогда смутило, что в учредителях ООО, которое должно было получить доступ к нашим миллиардным коммунальным платежам, значилось никому не известное частное лицо. Кроме того, областным властям и руководству ЕИРЦ не удалось сломить сопротивление управляющих компаний, готовых к самостоятельному выпуску единой квитанции и не желавших платить за это сторонней организации.

Теперь всё гораздо серьёзнее. Единый центр процессинга и биллинга Орловской области — это ОАО с солидным уставным капиталом, создаваемое в форме государственно-частного партнёрства, в котором доля ОАО «Универсальная электронная карта» составляет 75%. Остальное — доля Орловской области. До конца 2014 года универсальную электронную карту вкупе с единой квитанцией планируется внедрить на всей территории Орловщины.

Таким образом, орловское ТТП оказалось одним из первых рубежей на пути триумфального шествия пресловутой УЭК по орловским просторам, кошелькам, а в перспективе — и персональным данным. Наша газета уже публиковала материал о горизонтах и глобальных смыслах этого амбициозного проекта, в котором участвуют не только Сбербанк, но и иностранные корпорации. По существу, мы имеем дело с первыми шагами на пути к глобальному контролю над человечеством. Ну, а на первых порах — это один из способов «иметь свою долю малую» с финансовых потоков, которые реально зарабатывают другие. Орловское ТТП, например. «Загнется» оно — найдется какое-нибудь другое предприятие для процентного «биллинга» и «процессинга». И все в порядке вещей для постиндустриального общества, в котором производство уже считается уделом роботов или людей «второго сорта». Если не перечитывать Н. Гоголя, те страницы из «Тараса Бульбы», где речь идет о деятельности процентщика Янкеля, то можно и не расстраиваться и даже радоваться торжеству прогресса.

По иронии судьбы на Орловщине в историю этого «процессинга» суждено было войти не какому-то там «единороссу» от партии власти, а губернатору-коммунисту В. Потомскому.

Гендиректору ТТП А. Коровину пока удалось добиться компромиссного решения. Вечером в понедельник, 1 июля, между ЕЦПиБ и ТТП был подписан «коровинский» вариант договора о временном эксперименте с электронным билетом. Если в течение трех месяцев система докажет свою эффективность для ТТП, тогда, по логике документа, предприятие заключит с ЕЦПиБ долгосрочный договор. Ну, а нет — значит, нет. (Если к тому времени останется кому защищать интересы ТТП!).

…Всю ночь с 1 на 2 июля в трамвайном и троллейбусном депо технические специалисты ТТП настраивали валидаторы. 2 июля электротранспорт вышел с ними на линию. Кондукторы чертыхались: «То пукнет, то не пукнет!». Одним словом, сплошной «биллинг». И «процессинг» в придачу…

Андрей Грядунов.

Лента новостей

Отчетность