Деньги возьму, а из квартиры не уйду

«Меняю двухкомнатную квартиру на однокомнатную с доплатой». Подобного рода объявления можно прочитать где угодно. Однако иногда долгожданный въезд в новую квартиру приходится откладывать на неопределенный срок, а в дело приходится вступать судебным приставам.

Ирина Кравченко работает на почте. В течение многих лет они с мужем, отказывая во многом не только себе, но и маленькой дочери Марине, откладывали деньги на квартиру. Девочка росла, в «однушке» становилось все теснее… В декабре 2006 года Марина принесла маме газету с объявлением об обмене двухкомнатной квартиры на однокомнатную с доплатой. «Мне этот вариант очень подходил, так как я живу рядом, — начинает свой рассказ Ирина Кравченко. — Я позвонила женщине — она сказала, что нужно посмотреть квартиру.

Надежда Третьякова вскоре после звонка пришла посмотреть жилье. Ее все устроило, и она тут же начала требовать задаток в 40 тысяч рублей, что, конечно, не понравилось И. Кравченко. Однако Надежда Сергеевна настаивала на предоплате, объясняя это необходимостью приватизации квартиры. Ирина Кравченко дала ей 10 тысяч 600 рублей и даже помогла с оформлением всех необходимых документов, воодушевленная возможностью скорого новоселья.

После приватизации жилья все стихло. Надежда Третьякова не появлялась, не отвечала на телефонные звонки, а в газете снова стали появляться объявления об обмене ее квартиры. «Однажды мне удалось поговорить с ней, естественно, я спросила, в чем дело. Третьякова мне сказала, что может меняться с кем хочет», — говорит И. Кравченко. Спустя некоторое время женщинам все же удалось найти общий язык, и договоренность о сделке была установлена.

— 9 апреля она позвонила мне и сказала, что готова оформить документы. И чем быстрее, тем лучше, — рассказывает Ирина Валентиновна. Уже на следующий день мы пошли в регистрационное управление и все документы были подписаны, а я перечислила на ее банковский счет 150 тысяч рублей, еще 100 тысяч отдала наличными. Спустя месяц все необходимые документы были получены и… Я звонила по сто раз на день — трубку никто не снимал, приходила домой — дверь никто не открывал, хотя шаги в квартире были слышны. Я начала переживать, плохо спала, все валилось из рук, не знала, что и думать. А в начале июня мне ничего не оставалось делать, как обратиться с иском в суд.

6 июля Заводской районный суд вынес решение о выселении гражданки Третьяковой из двухкомнатной квартиры, расположенной в доме по ул. Гагарина. Исполнительный лист был передан в Управление Федеральной службы судебных приставов по Орловской области.

17 июля Заводским РОСП г. Орла было возбуждено исполнительное производство о выселении Третьяковой Надежды Сергеевны из занимаемой ею квартиры.

20 июля судебный пристав-исполнитель Ирина Гиндина осуществила выход по месту жительства должницы для вручения ей постановления о возбуждении исполнительного производства. Получать документ Третьякова отказалась. При понятых содержание постановления, согласно которому ей устанавливался срок для добровольного исполнения решения суда, ей было зачитано.

25 июля судебный пристав-исполнитель снова пришла к должнице для проверки исполнения решения суда, однако Третьякова категорически заявила о том, что выселяться не намерена.

Подобные выходы «на место» судебному приставу Ирине Гиндиной пришлось совершать еще не один раз. Несмотря на предупреждения о наложении штрафов, должница категорически отказывалась исполнять решение суда.

Конец этой истории был положен 6 августа 2007 года. В 10.00 утра к квартире Третьяковой прибыли судебные приставы, милиция, представитель ЖРЭУ. Так как добровольно открыть дверь для проведения исполнительных действий женщина отказалась, судебным приставам пришлось обращаться за помощью к слесарю.

Ни на уговоры исполнить решение суда добровольно, ни на штрафные санкции, ни на то, что личные вещи будут описаны, Надежда Третьякова не реагировала. Она по-прежнему считала квартиру своей. На все вопросы, которые пытались ей задать, был только один ответ: «А где она (Кравченко) взяла такие деньги?»

Судебные приставы приступили к описи находящегося в квартире имущества. Исполнительные действия по выселению были закончены около семи часов вечера. К этому времени было описано более 600 наименований имущества (от шкафов и стульев до игральных карт, фотографий и ниток с иголками), что заняло 27 листов. Все имущество было перевезено в новую квартиру.

Алина Елагина,
пресс-секретарь УФССП России по Орловской области.

Лента новостей

Отчетность