Коррупция: глупеньких просят посторониться

Это письмо в редакцию «Красной строки», подписанное словами «Трудовой коллектив», всего несколько дней назад имело большие шансы заинтересовать правоохранительные органы. Государственная Дума тогда обсуждала пакет антикоррупционных законопроектов, в которых числилось и предложение об ограничении семейственности на государевой службе. А авторы письма в редакцию как раз рассказывали о том, что их руководитель, некая мадам, возглавляющая областное государственное учреждение, насадила в своем ведомстве родственников: начальник отдела кадров — ее племянница, начальник отдела снабжения — родной брат, механик — племянник. На других должностях — тоже родственники, друзья, знакомые, которые, судя по письму, только и делают, что высматривают, где и что плохо лежит, подслушивают, кто и о чем говорит.

В письме сообщается, что, несмотря на участие этой организации в торгах по закупкам ГСМ с целью экономии бюджетных средств, на самом деле дизельное топливо отпускается для подведомственных предприятий по чип-картам учреждения значительно дороже, чем на терминалах коммерческих АЗС. От предпринимательской деятельности учреждение получает немалые деньги (до сотни миллионов рублей в год), однако все эти средства уходят в карманы начальницы и ее родни, в то время как рабочая техника в подведомственных структурах разваливается, запчасти не закупаются.

Однажды руководство учреждения было уличено в нецелевом расходовании бюджетных средств, но благодаря близости к власти спокойно пережило сгустившиеся было тучи.

Теперь эта «трудовая династия» может и дальше процветать и благоухать, поднимать свое личное благосостояние в том числе на бюджетные деньги, поскольку Государственная Дума решительно отвергла предложение урезонить семейственность в чиновничьем аппарате. Оно и понятно, тогда пришлось бы начинать чистку с самых верхов: к примеру, с правительства страны, где в министрах ходят муж с женой, зять и тесть. Ну и, конечно, кто теперь бросит камень в некого папу-губернатора, который устраивает свою дочь на должность вице-губернатора или сенатора и, как любящий муж, брат и дядя, отдает всю бизнес-поляну области жене, братьям, племянникам? А коли высокопоставленным сановникам можно все тащить в «семью», то почему нельзя тем, кто чином пониже?

Некоторые депутаты Госдумы пытались убедить своих коллег, что «семья» в государственном аппарате — отнюдь не благо. Дескать, недаром по-итальянски слово «мафия» и означает «семья». Однако лингвистические параллели не подействовали на думское большинство.

Правда, у приведенного в начале статьи письма был шанс попасть в «дело» еще по одному основанию. В законопроекте, значившемся как президентский план борьбы с коррупцией, инициировалась обязанность чиновников докладывать о ставших им известными фактах коррупции собственных коллег. Только Думой и этот пункт убран.

И в самом деле, представьте, что было бы, если бы остался. Как бы он действовал в условиях Орловской области? Допустим, какой-нибудь клерк Департамента имущественной, промышленной и информационной политики областной администрации честно решил донести об обнаруженных в его ведомстве фактах коррупции вышестоящему начальству — то бишь первому вице-губернатору И. В. Сошникову или первому вице-губернатору В. А. Кочуеву. Дескать, начальник областного управления госимущества такой-то и руководитель Фонда имущества Орловской области такой-то запускают руки в государственный карман. И кто, скажите, в этом случае распрощался бы с работой, получив в придачу кучу неприятностей на всю оставшуюся жизнь? Вопрос риторический.

Конечно, мы все знаем, что наша Орловщина, как всегда, едет в первом «вагоне», и отчего вдруг должна быть исключением сфера коррупции? Только, видать, схожая «плацкарта» оказалась и во многих других «вагонах». В результате в окончательной редакции закона госслужащему уже предписывается докладывать начальству только о тех коррупционных предложениях, которые поступают ему лично.

От такого поворота даже самим депутатам стало смешно.

«Вы думаете, он такой глупенький, — от души веселился по данному поводу, например, Владимир Жириновский, — что побежит рассказывать о поступившем ему предложении получить миллиард долларов?».

Хотя, надо сказать, в орловской действительности недавно был такой факт, широко освещенный областной прессой. Некоего водителя упекли на пару лет за решетку за предложенные сотруднику ГАИ полтысячи рублей. Это преподносилось как знаменательная победа над коррупцией. Правда, о взяточниках, предпочитающих более внушительные суммы, в губернаторских СМИ зачастую помалкивают.

Возьмем того же Игоря Викторовича Сошникова. Можно ли предположить, что он, будучи вице-губернатором, приходит к следователям и рассказывает, как его искушали перевести активы государственного предприятия «Орелоблэнерго» в частную фирму? Или поведал, от кого получил «добро» на сногсшибательные схемы увода госсобственности? Да и Виталий Алексеевич Кочуев вряд ли добровольно надел бы на себя наручники. За свой пост он цеплялся до последнего.

Ну а как отреагировал непосредственный начальник Кочуева, узнав из СМИ, из следственных источников о том, что в действиях его подчиненного усматриваются признаки коррупции? Помог следствию разобраться, сам организовал служебное расследование? Как бы не так. Кочуев был назначен руководителем областной межведомственной комиссии по противодействию коррупции. Ему обязаны были представлять информацию и отчитываться перед ним правоохранительные органы области. Признаками чего можно назвать действия такого начальника?

То и дело в губернаторских СМИ из уст самого губернатора и председателя облсовета слышатся призывы «не раскачивать лодку», «это вызовет дезорганизацию…». Выходит, коррупция во власти иными воспринимается как стабилизирующий фактор!

Кстати, известно, что члены итальянской мафии, оправдывая свои порядки, именно так и говорили — если они не будут наблюдать за порядком в городах, которые находились под их эгидой, то население утонет в уличной преступности.

Может, по этой логике областной Совет народных депутатов старается вообще не затрагивать вопросы коррупции чиновников, дабы ненароком не дезорганизовать их накатанную жизнь?

Впрочем, пример нашему облсовету брать есть с кого. Известно, что первый проект закона о противодействии коррупции пролежал в Госдуме больше десяти лет, но так и не был включен в повестку дня. Нынешним законопроектам тоже не очень везет. Они, как сообщалось первоначально, были серьезно урезаны еще при рассмотрении в Кремле до внесения в Госдуму. Конфуз случился и на стадии принятия закона в нижней палате. Накануне 2-го чтения вдруг выяснилось, что депутаты изменили предложения президента.

Медведеву пришлось, образно говоря, стукнуть кулаком по столу, чтобы все то, о чем договаривались и что содержалось в его предложениях, осталось неизменным, за исключением тех позиций, по которым он отдельно договаривался с руководством Государственной Думы.

Оказалось, нижняя палата и так уже выторговала «добро» на несколько поправок. В частности, — не расширять перечень лиц, которые должны сдавать декларации об имуществе и доходах вместе с госслужащими. Дескать, вполне достаточно ограничиться женой (мужем) и несовершеннолетними детками.

Как уже говорилось, посчитали негуманным требовать с государственных и муниципальных служащих доносить начальству и прокурору обо всех ставших им известными коррупционных делишках коллег.

Не вписали в закон «О противодействии коррупции» норму о необходимости сокращения перечня категорий госслужащих, имеющих иммунитет от уголовного преследования (к этой категории относятся и депутаты).

Отказались от поступивших предложений законодательно закрепить контроль за исполнительной властью со стороны Федерального Собрания и региональных парламентов. Пропала и норма об усилении контроля за коммерческими организациями, которые были замечены в коррупционных связях с чиновниками.

Всем этим «добром» депутаты сполна и воспользовались. Тогда что же вызвало «монарший гнев»? Оказывается, думцы еще решили, что всем будет лучше, если бороться с коррупцией мы начнем не в 2009 году, а на год позже — в 2010-м.

В частности, и норма о семейных декларациях и прочих ограничениях для сотрудников милиции и таможни, следователей и прокуроров, депутатов и сенаторов, судей и судебных приставов, военнослужащих и гражданских чиновников откладывалась на год. Как и запрет отставному чиновнику в течение двух лет уходить в коммерческие структуры, действующие в той отрасли, которую он курировал по службе.

Некоторые эксперты склонны видеть в произошедшем попытку законодателей защитить как свои собственные интересы, так и интересы чиновников, желающих подольше остаться под «золотым дождем» антикризисных вливаний в экономику. Кроме того, отсрочка нужна, чтобы привести свои дела в порядок: оперативно переписать имущество, поменять схемы бизнеса, решить вопросы с делегированием полномочий, видимо, не получается. Ведь не так просто найти людей, которым можно безбоязненно доверить свое имущество.

Но есть еще одна версия, объясняющая причины случившегося конфуза. В последние дни много писали о том, что борьба с коррупцией, объявленная Дмитрием Медведевым в качестве одной из своих главных целей, откладывается до лучших времен, а содержание внесенных им и без того половинчатых законов выхолащивается. Чтобы прекратить эти неприятные разговоры и свести к минимуму имиджевые потери, полагают сторонники этой версии, г-н президент решил выступить и «навести порядок».

Как бы там ни было, воля президента исполнена. Срок 1 января 2010 года как стартовый для ряда статей отменен. Тем не менее, по сути, декларирование чиновниками семейных доходов все равно начнется в 2010 году — естественно, за предыдущий, 2009-й. Декларацию же за 2008 год подают только гражданские служащие, да и то по старым правилам, то есть индивидуальную. Как написала одна популярная федеральная газета, получилось почти то же самое, только вид сбоку…

Хотя одну антикоррупционную меру депутаты все-таки ужесточили. Решено оставить в будущем законе запрет чиновникам принимать дорогие подарки. Изначально фигурировала максимальная стоимость презента — 5 тыс. рублей. Депутаты безжалостно сократили стоимость подношений чиновникам до 3 тысяч рублей. Осталось выяснить: это теперь — узаконенная взятка?

Примечательно, что многие депутаты недовольны получившимся законом. И не только оппозиция. Справедливоросс, председатель комитета по безопасности Геннадий Гудков так отреагировал на его принятие: «Думаю, что сегодня многие коррупционеры по стопарику нальют и вздохнут с большим облегчением. Дума в очередной раз свой запал превратила в свисток».

Народ также воспринял антикоррупционные новеллы с изрядной долей юмора. Как написал в нашу газету читатель А. Т. Руденко, процедуру декларирования семейного имущества госчиновников вообще следует отменить. Она нарушает права несовершеннолетних детей коррупционеров. Получается, что совершеннолетние могут пользоваться наворованным имуществом, а несовершеннолетние — нет.

Один из авторов считает, что ужесточить закон, видимо, было нельзя, поскольку пенитенциарная система страны не готова к внезапному наплыву большого числа осуждённых коррупционеров, поэтому и дают отсрочку по декларированию семейного имущества чиновников.

Есть и конкретные советы, как разорвать порочный коррупционный круг. Чтобы как можно быстрее избавить Россию от коррупционной заразы, читатель Николай Васильевич предлагает оперативникам из ФСБ и МВД активно вербовать агентуру из числа действующих нотариусов и их помощников, привлекать к негласному сотрудничеству работников государственных регистрационных органов. Как только коррумпированные госчиновники, депутаты и сенаторы побегут переписывать своё нажитое «непосильным» трудом имущество на своих дальних родственников и проверенных знакомых — тут их и повязать.

Правда, есть и такое мнение, что все нотариусы и регистрационные службы давным-давно завербованы другой стороной.

А вот какой расклад мнений по этой теме выявил один из интернет-опросов. 75% респондентов ответили, что победить коррупцию в России может только смертная казнь за взятки. И только 4% считают, что к такому же результату приведут высокие зарплаты чиновников.

Итак, в новом году закон вступит в действие. Поглядим, найдутся ли глупенькие?

Дмитрий СЕМКИН.

Лента новостей

Отчетность