Обмен с обманом

Орловская прокуратура начала расследование по уголовному делу о незаконном распределении муниципального жилья

Кто-то годами ждет своей очереди на жилье. А чиновники получают его легко.

На скамье подсудимых может оказаться бывший начальник отдела учета и распределения жилья орловской мэрии Арнольд Зубов. Ему инкриминируется превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия, и грозит от трех до десяти лет лишения свободы.

Только факты

Уголовное дело было возбуждено по материалам проверки, проведенной прокуратурой Советского района города Орла. Согласно ему, Арнольд Зубов несет персональную ответственность за передачу двух квартир, которые должны были получить очередники, в бюро по обмену при муниципальном унитарном предприятии «Городское агентство недвижимости». Квартиры получили люди, не имевшие на то законных оснований. А права очередников, некоторые из которых ждут жилье с 1964 года, оказались ущемленными. В материалах уголовного дела фигурируют лишь две сделки, участниками которых стали муж и дочь бывшего гендиректора «Городского агентства недвижимости» Татьяны Андриановой. Однако число «преступных эпизодов» может возрасти.

В распоряжении «РГ» имеется заключение прокурорской проверки, в котором речь идет о пятнадцати подобных сделках. В каждом случае счастливыми новоселами становились люди с известными в городе фамилиями. В частности, посредством обмена жилищные условия улучшили теперь уже бывшие заместители мэра Валерий Глухов и Евгений Аратцев, начальник правового управления областной администрации Валерий Савин, начальники регионального и городского управлений образования Александра Копылова и Александр Шатохин и многие другие.

Заключение прокуратуры недвусмысленно указывает на нарушение закона. «В результате обменов наниматели либо значительно улучшили свои жилищные условия, либо был произведен обмен квартир с вторичного рынка жилья на новые, выделенные застройщиками администрации города Орла. При этом лица, участвующие в производстве обменов, не являлись в соответствии с действующим законодательством нуждающимися в улучшении жилищных условий… Впоследствии квартиры, полученные в результате обменов, были приватизированы нанимателями и членами их семей».

Расселение с улучшением

По закону инвесторы и застройщики были обязаны передавать городу часть квартир в новостройках в счет платы за выделенную землю. Это условие включалось в договор о выделении земли под застройку. Как правило, речь шла о 10—15 процентах квартир. Они должны были поступать в муниципальный фонд и распределяться между очередниками. Или выделяться погорельцам, переселенцам из ветхих домов, детям-сиротам. Реально же часть квартир проходила другой путь, фактически минуя муниципалитет. Мэр города Василий Уваров или пока единственный подозреваемый в рамках уголовного дела Арнольд Зубов в письме просили застройщика в счет взаиморасчетов передать квартиру не в муниципалитет, а в бюро обмена.

Квартирам в новостройках придавали статус общежития, затем выделяли их «нуждающимся» чиновникам.

Затем туда обращался гражданин, желавший улучшить жилищные условия. Он сдавал свою старую квартиру и получал взамен большую по площади, да еще в новостройке и, как правило, в центре города. Сданная им квартира должна была отходить в муниципальный фонд. Прокуратура нашла как минимум одну квартиру, которая до муниципалитета не дошла, а путем нового перераспределения отошла дочери бывшего директора МУП «Городское агентство недвижимости» Татьяны Андриановой. Сложно сказать, сколько квартир совершили такой путь, так как проверка была выборочной. Однако, по самым скромным подсчетам, через бюро обмена за пять с половиной лет прошло 14 процентов муниципальных квартир. Кстати, Арнольд Зубов попал под подозрение еще и потому, что являлся председателем городской жилищной комиссии. Ее решения служили основанием для обмена муниципальных квартир. Как следует из материалов прокурорской проверки, «работа жилищной комиссии, а впоследствии комиссии по обмену жилыми помещениями, носила формальный характер. В частности, заседания комиссии не проводились. Ответственным секретарем членам комиссии для подписания представлялся готовый протокол, то есть решение по тому или иному вопросу было предопределено заранее».

Общежитие в новостройке

Первым, кто вскрыл факты нарушений закона при выделении муниципальных квартир, стала сотрудник контрольно-ревизионного управления мэрии Галина Швец. Она провела проверку сразу после того, как кресло орловского градоначальника занял новый мэр — Александр Касьянов, победивший на выборах в марте 2006 года.

Корреспонденту «РГ» удалось встретиться с Галиной Швец, и вот что она рассказала:

— Мэр поручил провести проверку выделения муниципальных участков земли под строительство многоэтажного жилья и выделения квартир из муниципального фонда. Первым делом я попросила предоставить акты предыдущих проверок. Мне сказали, что они не проводились на протяжении десяти лет. Пришлось «вгрызаться» в законы и брать работу на дом. В общей сложности я проанализировала около полутора тысяч документов. И это лишь малая толика того, что следовало проверить. Остальные документы мне не дали — сказали, что их якобы унес с собой прежний руководитель отдела учета и распределения жилья Арнольд Зубов.

Несколько месяцев кропотливой работы принесли неожиданные результаты. По всему выходило, что муниципальное жилье выдавалось не нуждающимся, годами стоящим в очередях, а высокопоставленным чиновникам, их родственникам и людям из их окружения. По словам Галины Швец, существовало как минимум три схемы, по которым жилье предоставлялось «кому надо». Например, мэр постановлением придавал квартире в новостройке статус общежития и выделял ее чиновнику. Для этого последним приходилось идти на уловки.

Так, некоторые разводились с супругами, а долю в квартире, оставшуюся после развода, продавали, например, своим детям. Формально жить им было негде. Другие в срочном порядке через суд «расприватизировали» свои квартиры, якобы из благородных побуждений возвращая их в муниципальный фонд. Или «продавали» их родственникам. А после писали письма мэру и просили выделить им жилье. Например, один из бывших замов мэра просил предоставить ему жилье как остронуждающемуся, хотя незадолго до того по квартире было и у него, и у его молодой супруги.

— Общежитием жилье считалось формально, — рассказала Галина Швец. — На самом деле это были обычные квартиры. Примерно через два месяца после вселения мэр снимал статус общежития, и чиновнику выдавали ордер по факту проживания. Затем квартира приватизировалась. Кстати, потом прокуратура признала этот механизм незаконным, но к тому времени многие успели получить и приватизировать «общежитие». Применялась еще одна схема, когда город в качестве дольщика участвовал в строительстве дома, а потом выделял квартиру «нужному человеку».

Акт проверки занял 35 листов. Галина Швец передала его мэру. А вскоре ее уволили.

Немая сцена

Галина Швец убеждена, что ее уволили из-за выполненной работы, так как неприятности начались после той самой проверки. Увольняли ее дважды. В первый раз суд восстановил ее на работе, во второй — отказал. Сегодня экс-ревизор находится на пенсии, но результаты последней проверки по-прежнему не дают ей покоя. После увольнения Швец обратилась к Генеральному прокурору с просьбой дать правовую оценку вскрытым ею нарушениям. Из Москвы дело «спустили» до областной прокуратуры, оттуда до районной, следствием чего и стало появление на свет скандального заключения.

На днях Галина Швец написала новое обращение, отправив его в Национальный совет противодействия коррупции. На ее взгляд, без коррупционной составляющей и без слаженного взаимодействия многих должностных лиц квартиры не смогли бы обойти длинную очередь нуждающихся в жилье. Кстати, на момент проверки в Орле в очереди на получение жилья стояли свыше 23,5 тысячи семей. Сегодня — более 24 тысяч.

Павел Арсеньев. «Российская газета»-Черноземье № 4730 от 15 августа 2008 г.

Лента новостей