Путешествие по Оке

Путешествие по ОкеМои знакомые недавно вернулись с Черноморского побережья разочарованными: отдых оказался испорченным. Невыносимая жара заставляла сидеть в помещении до самого вечера, вода в море была чем-то заражена, и удовольствие от купания омрачалось опасениями за свое здоровье. «А ты, похоже, хорошо отдохнула! Где так загорела?» — спрашивали при встрече друзья, увидев мою довольную физиономию. Я действительно отдохнула великолепно, побывав в одном из самых увлекательных и незабываемых путешествий в моей жизни. Но когда я отвечала знакомым, что мы сплавлялись по Оке, они недоумевали: «По нашей Оке? Да на что там смотреть?»

Оказывается, в другом конце нашей страны — в Восточных Саянах есть место, где Орлик впадает в Оку. Это не шутка. Ока Саянская — одна из самых популярных среди туристов-водников рек, сюда приезжают любители экстремального отдыха со всей России. Наша группа из 11 человек на четырех катамаранах за 16 дней прошла 250 км по далекой тезке нашей орловской Оки. Наверняка большинство читателей имеют смутное представление о водном туризме и при слове «катамаран» представляют водный «велосипед», который можно взять на прокат на лодочной станции. Поэтому мой рассказ — это не отчет о походе с техническим описанием препятствий и подробной лоцией реки. Я просто хочу поделиться воспоминаниями об интересных моментах этого замечательного путешествия, по которому уже сейчас испытываю легкую ностальгию.

Эх, дороги…

Когда мы собирались в поход, родные смотрели на нас с жалостью: почти неделю нам предстояло провести в дороге. Сначала ночь в автобусе до Москвы, затем трое с половиной суток в поезде до станции Слюдянка на Байкале. Потом еще день в машине, которая «забросит» нас на речку. За это время мы переместимся на 5000 км на восток, пересечем пять часовых поясов и все крупные реки нашей страны — Урал, Обь, Енисей. Провожала нас целая делегация — дети, родители, друзья.

Путешествие по ОкеА вот и наша группа, знакомьтесь. В водном походе тот, кто взял на себя обязанность всех организовывать и за все отвечать, называется адмиралом. Наш адмирал — Александр Павлович, или просто Палыч, настоящий аксакал. Аксакалом нередко мы зовем еще одного опытного туриста, тоже Александра, только Анатольевича, а попросту Анатолича. С ним в экипаже идет совсем новичок — девушка Наташа по кличке Черепаха (в походе она плавно трансформировалась в «Один-один-Черепаха»). Другой новичок — Петя, Петруччо, дон Педро, и просто хороший парень. Он пойдет на катамаране- «четверке», вместе с веселой троицей, которую как только не называли. «Сироты», «братки», «веселые ребята» — это все они: Леша-завхоз (второй человек в походе после адмирала), Димка и Игорь Юрьевич по кличке «Папа». Третий, самый опытный, экипаж — Гарик и Инна, «двое на барже». И еще одна семейная парочка — я и мой муж Максим.

Но на катамараны мы сядем еще не скоро, впереди трое суток в плацкартном вагоне поезда Москва — Улан-Уде. Особую «прелесть» нашему существованию в поезде придает тот факт, что 10 из 11 мест у нас — верхние (!) полки. В вагоне наша группа, конечно, сразу обращает на себя внимание, что неудивительно: помимо того, что народ мы шумный и веселый, еще и вещей у нас столько, что не заметить нас невозможно. Два дня рождения — Инны и Леши, бесконечные шатания по вагону в поисках места, где можно организовать обед на 11 человек, разговоры «за жизнь» с попутчиками — из всего этого будет состоять наша жизнь в ближайшее время. А еще невероятное количество еды — Леша запасся, кажется, на целую армию. В конце похода, когда есть хочется постоянно, мы будем вспоминать десятки банок сайры и килограммы баранок, на которые в поезде уже глаза не смотрели!

Привет, Саяны!

Путешествие по ОкеЗа полчаса до прибытия в Слюдянку мы все прилипаем к окнам — появился Байкал. Даже в пять часов утра, когда солнце еще не встало из-за гор, озеро поражает своей красотой. Через час мы уже будем стоять на маленьком волнорезе, глядя на смельчаков, рискнувших искупаться в холодной байкальской воде. Ветер пахнет морем, горы теряются в дымке вдали. По московскому времени сейчас второй час ночи, и в голове туман от резкой смены часовых поясов и прожитых в поезде суток.

Нам предстоит еще девять часов провести в дороге. Кое-как мы вместились в машину, сидим вплотную друг к дружке. Спать хочется невероятно, а тратить время на сон жалко: за окном великолепные пейзажи, так и тянет крикнуть: «Привет, Саяны!» Каждый раз, когда выходим отдохнуть, испытываем невероятное облегчение — можно разогнуть ноги и скинуть сонное оцепенение.

По дороге часто встречаются строения, похожие на круглые беседки, и вокруг них все обвязано ленточками, валяются монетки и сигареты. На табличках читаем, что это святилища местного
божества.

Где-то на полпути видим небольшое озеро. Отсюда начинает свой путь саянская Ока. С недоверием смотрим на небольшой ручеек: как мы пойдем по такой речке? Наверное, долго не было дождей и Ока обмелела? А потом в течение двух часов наблюдаем, как в речку впадают маленькие, почти пересохшие ручейки, и она растет, расширяется, набирается силы, и вот уже это мощная глубокая река.

Стапель

Процесс сборки и подготовки судов водные туристы называют стапелем. Мы решили, что не будем торопиться и проведем на месте стапеля целый день. Постирать и высушить вещи из поезда не удается: моросит дождь, ночью он усиливается, и, когда днем выглядывает солнце, воздух остается напитанным влагой. К нам приходят «гости» — стадо коров, и среди них мы замечаем двух странных животных — мохнатых, с забавными мордами. Решаем, что это яки, они пасутся вместе с обычными коровами, только гораздо более пугливые и не дают близко к себе подойти. Мы еще не знаем, что до самого ущелья все время будем соседствовать с рогатыми, будем встречать их высоко в горах, там, куда, кажется, и человеку трудно забраться. Скотоводство — фактически единственный источник дохода местных жителей. Многие обитатели деревень летом приходят к реке, пригоняют свое стадо и живут в летнике, а осенью сдают мясо скупщикам из Иркутска.

Там, где Орлик впадает в Оку

Там, где Орлик впадает в Оку, расположен поселок Орлик. Мы планировали купить в нем продуктов — хлеб, овощи, и, если удастся, позвонить домой. Местные деревни совершенно не похожи на наши. Перед Орликом вдоль реки устроена большая насыпь, а сам поселок находится внизу. Все дома здесь деревянные, из крепких, потемневших бревен, и располагаются очень близко друг к другу, почти вплотную. Перед каждым домом малюсенький огородик, на котором я смогла разглядеть только картошку, остальное пространство занято сараями для скота. Главная улица, опоясывающая поселок, очень широкая и очевидно, что вытоптана она многочисленными копытами. В общем, абсолютное ретро, если бы не… огромные спутниковые «тарелки» на каждом втором доме, которые особенно бросаются в глаза на фоне темного дерева построек. Позвонить домой нам не удалось, а вот продукты мы купили. По словам местных жителей, сейчас больше 30° в тени, на небе ни облачка, и как мы мечтали о мороженом! Но сюда привозят только те продукты, что могут долго храниться, так что охлаждались, залезая время от времени в речку.

Перед Арха-Бомом

Главная цель нашего путешествия — ущелье Арха-Бом, здесь расположены основные препятствия, здесь мы надеемся увидеть самые эффектные пейзажи. Путь, который обычно туристы проходят за день-два, мы идем уже четыре. Долго спим, долго собираемся, выходим после обеда, да и на воде не торопимся. Мы ведь отдыхаем! Время еще есть, хотя сегодня мы твердо решили дойти до ущелья. По описанию перед Арха-Бомом в Оку впадает река Жом-Болок, у которой расположена очень хорошая стоянка, на ней планируем постоять подольше. И вот мы уже несколько часов на воде, но никак не дойдем до намеченного пункта. Как назло поднялся сильный ветер, и, хотя река постоянно петляет, дует он почему-то все время в лицо. Мы идем по лавовому каньону. Когда-то давно издалека в эту долину пришла вулканическая лава и застыла, образовав совершенно ровное плато, обрывающееся над рекой черной пористой стеной. Позже мы посмотрим на эту долину с горы и испытаем удивительное ощущение: как будто на секунду удалось заглянуть в юность Земли, подглядеть одним глазком, как формировался местный рельеф в то время, когда, возможно, люди еще не слезли с деревьев. Но это восторженно-романтическое настроение впереди, а сейчас мы, голодные, уставшие от борьбы с постоянным ветром, решаем, стоит ли сегодня продолжать путешествие или остановиться на ночлег.

«Остаемся», — после долгих раздумий говорит Палыч, и мы начинаем разгружать катамараны.

Забьемся? На полторашку!

На следующий день решили собраться пораньше, снимаемся с места еще до обеда. А через десять минут останавливаемся. Оказывается, вчера нам не хватило совсем немного, чтобы дойти до Жом-Болока. Здесь мы сделаем дневку. Удивительно, как различаются две реки — в Оке вода зеленая, а в Жом-Болоке ярко-голубая, и она гораздо холоднее. Стоянка действительно замечательная, здесь можно прожить неделю — не надоест. Поляна, на которой мы стоим, напоминает лужайку английского парка — ровная чистая трава, аккуратные деревья. Ой! А вот и наши рогатые друзья! Все-таки это Бурятия.

Вечером к ужину готовим грибы — недалеко от лагеря набрали маслят. Настроение у всех хорошее, разводим большой костер, и за столом разгораются веселые споры. Спорим обо всем, что придет в голову: какая сейчас температура воздуха, в какой стороне север, на какой высоте мы находимся. Кое-что мы можем даже проверить: у нас есть компас и термометр. Леша и Палыч каждый раз «забиваются» на «полторашку» пива, а Петя ведет учет — кто кому сколько должен. Рассчитываться будут в поезде. Потом возникает идея — измерить температуру воды в Жом-Болоке. Термометр у нас обычный, и его просто кидают в речку — пусть полежит, потом вынем, посмотрим. Но тут возникает проблема: достать его из реки не так-то просто. Леша с Димкой пытаются выловить градусник удочкой — безрезультатно. Кто-то предлагает залезть за ним в речку, не успевает он договорить, как Петька кричит мне: «Оль, отвернись!», сбрасывает с себя всю одежду и ныряет в Жом-Болок (а по нашим так и не проверенным предположениям температура воды в нем около восьми градусов). Когда Петруччо выныривает, раздается дружный хохот: оказывается, там, где все увидели градусник, лежал простой белый камень. Почему-то сразу никому не пришло в голову, что пластмассовый термометр уже давно уплыл дальше по реке. Честь определить победителя в этом споре отдаем Пете.

Друг! Друг! Выходи!

На следующий день много свободного времени, и мы идем гулять. Проходим два километра вверх по течению Жом-Болока до старого моста. Мы знаем, что недалеко отсюда должен быть водопад, и решаем отправиться на его поиски. Через час, уже порядком устав от плутаний по тропкам, добираемся до цели и понимаем: зрелище стоило потраченных усилий. Завтра мы еще посмотрим на этот водопад снизу, с реки, и впечатления будут совсем другими!

Вечером, когда половина группы уже ушла спать, замечаем в темноте большую тень. Все настораживаются, но скоро становится понятно, что это человек на лошади. Он привязывает коня к дереву, а сам подходит к нам (мы сидим под тентом за столом). Это местный житель, выше в горах у него дом, где он живет с семьей и выращивает скот. «Ты бурят?» — спрашиваем. «Нет, я саёт, я не бурят», — показывает на свое лицо. На наш взгляд большой разницы нет — такой же темный, глаза чуть раскосые. Но овал лица вытянутый, может, он это имел в виду? Понимать саёта трудно, он как-то странно и очень отрывисто произносит слова. Объясняет нам, что он относится к одной из малых народностей России, даже получает за это федеральную дотацию. Леша-завхоз быстро нашел с ним общий язык (чему поспособствовало немалое количество выпитого вместе) и договаривается назавтра с утра прийти к нему домой, чтобы купить молока. «Конечно, друг, — говорит ему саёт. — Молоко. Завтра. В восемь». В этом месте я ухожу спать, но еще слышу, как Леша будит Анатолича и Наташку, предлагая им покататься на лошади.

Путешествие по ОкеСледующее утро начинается с голоса нашего гостя-саёта. В пять часов он приходит в наш лагерь, подходит по очереди к каждой палатке, трясет ее, и кричит: «Друг! Друг! Выходи!». Уже проснулись, кажется, все, в том числе и остановившаяся рядом группа москвичей, спит только друг Леша.

Из-за того, что уже вторые сутки идет дождь, вода в реке стала мутной и очень быстро поднимается — за ночь почти на метр. Если так будет и дальше, пороги в ущелье могут стать намного опаснее…

Музей

Уже после двух дней в ущелье мы понимаем, что не зря потрачено столько сил и времени на дорогу, что все рассказы о красоте этой речки и окружающей природы — правда и даже больше. Великолепные горы, разноцветные скалы, захватывающие дух пороги и шиверы. В реке появилась рыба — ловим ленка и хариуса, по берегам — кедры, мы собираем синие шишки с молочными орешками. Вода в Оке быстро спадает, так что наводнения мы уже не опасаемся.

Путешествие по ОкеПосле одного из самых мощных на этой реке порогов останавливаются почти все группы, и каждая старается оставить здесь что-нибудь на память о себе. Поэтому эта стоянка называется музеем. «Экспонаты» самые разнообразные, подчас неожиданные. Набитый тряпками гидрокостюм, огромная автомобильная покрышка, прибитая к дереву на высоте шести метров (вопрос: как народ умудрился ее сюда притащить?), кожаный чемоданчик, футболки, кепки, множество табличек с названиями городов и указанием даты похода. Некоторые таблички появились две недели назад, другим уже тридцать лет. Мы, конечно, тоже оставляем свидетельство нашего здесь пребывания. Рядом с «Тулой» теперь висит надпись: «Орел 2007».

Одновременно с нами в «музее» остановилось еще четыре группы, с одной из них (из Уфы) мы оказываемся соседями. У них есть с собой гитара, и они приглашают нас вечером к костру, угощают блинами.

Телевизор везут!

Мы давно хотели сделать баню. Баня в походе — это особое удовольствие, ради которого мы везем с собой из Орла увесистый пакет с полиэтиленом. Одно только приготовление бани — процесс долгий и довольно утомительный. Сначала из валунов и камней складывается печка-каменка, потом несколько часов она топится, пока камни не раскалятся до красноты, а затем строятся «стены» — на деревянный каркас натягивается пленка. После таких трудов строителям только в баню и дорога! Попарившись с березовым веничком, прыгаешь с удовольствием в ледяную речку. А какое блаженное состояние появляется после бани! И вот наконец мы решили побаловать себя, тем более, что завтра, 5 августа, — День города, и мы будем отмечать праздник, несмотря на то что находимся за пять тысяч километров от дома. Стоянка, которую мы для этого выбрали, на первый взгляд показалась неважной. Практически никак не оборудована, берег весь в огромных валунах, кругом валяются принесенные половодьем бревна. Но для нас это не проблема. Когда мы через день отправимся дальше, здесь останется отличное место для отдыха: аккуратная каменка возле реки, чистая поляна наверху, да и напротив лагеря никаких бревен и мусора уже не останется.

А мы скоро обнаружили, насколько интересное место выбрали для стоянки. Если до этого всегда получалось так, что мы останавливались за или перед порогом, то здесь порог оказался прямо напротив нас. И весь день мы могли наблюдать замечательную картину: одна за другой группы туристов проходили порог Харагольский. Очень скоро у нас родился очередной походный афоризм. Каждый раз, когда кто-нибудь замечал вдалеке яркое пятно — катамаран или рафт, — он кричал остальным: «Телевизор везут!», и мы все дружно бежали к берегу — посмотреть, как пройдут порог, спросить, из какого они города, порадоваться, если встретим уже знакомую группу.

День города

Погода отличная — тепло, солнце, загораем в свое удовольствие. Сегодня планируем праздничный ужин. Обычную еду готовят дежурные, а все остальные по мере сил повышают ее «праздничность». Кто-то набрал грибы, и Наташка теперь их чистит. Леша замесил тесто для блинов. Мы с Максом и Инной пошли в лес и собрали черной смородины, теперь я мну ее с сахаром, чтобы получилось «варенье» к блинам. А Гарик принес целый пакет с хариусами. Но не сам их поймал, а выменял на пачку «Оптимы» у стоящей недалеко группы. Максим ушел искать ольховые веточки, чтобы покоптить рыбу. Пока мы готовили, «сироты» сложили из разбросанных по берегу бревен огромный костер. Так что у нас, как и в Орле, будет праздничный фейерверк.

Охота на туристов

Путешествие по ОкеДве незабываемые, наполненные приключениями и радостными впечатлениями недели — это всего две недели, и они подходят к концу. Закончились пороги, осталось позади прекрасное ущелье. Ока становится все шире, русло ее постоянно раздваивается, по берегам теперь вместо кедров и лиственниц белеют березы. Вода в реке гораздо теплее, а на берегу появились комары. Мы приближаемся к поселку Верхне-Окинский, от него до Зимы, где мы сядем в поезд, 70 километров. Но чтобы добраться до этого города, нужно найти машину, поэтому мы решили прийти в конечный пункт нашего водного путешествия заранее. На берегу мы видим большое количество местных жителей, несколько машин и мотоциклов. Нас приветливо встречают, показывают, где мы можем поставить палатки. А потом сообщают, что они возят туристов по очереди, тариф — 500 рублей с человека (за 70 км!), и нас, нравится нам это или нет, повезет вот эта калымага с грязным кузовом. Мы решаем, что почти за двое суток, которые у нас еще остались, сумеем договориться о более разумной цене, в конце концов, найдем кого-нибудь посговорчивее в самом поселке. Но на следующий день становится понятно, что снизить цену не удастся. Все, у кого в деревне есть машина, договорились между собой, и туристам просто не оставили выбора. Те, чья очередь подходит везти туристов, дежурят на берегу и днем и ночью, чтобы не пропустить «клиентов» (когда мы ночевали, началась сильная гроза, но дежурный свой пост не покинул). Мы разработали план: по утрам из Верхне-Окинского уходит в Зиму автобус, билет стоит 80 рублей. Мы встаем в шесть часов, собираем вещи, а двух ребят отправляем в поселок, чтобы они договорились с водителем автобуса и он забрал нас от реки. В девятом часу наполовину полный автобус подъехал к нашему лагерю. Пока мы грузились, местные стали предъявлять претензии водителю автобуса в том, что он отбивает у них клиентов. Наконец мы тронулись с места. Через пять минут видим, как за нами на всех парах мчится та самая калымага, на которой мы отказались ехать, обгоняет автобус и останавливается поперек дороги. Водитель, и без того напуганный, нервничает еще сильнее, оказавшиеся в автобусе украинские туристы выдвигают предложение «набить водиле морду, что еще за мафия тут»… Все хорошо, что хорошо кончается. Обошлись без мордобоя, но в Зиму пришлось ехать в грязном кузове, правда, по сниженной цене.

Домо-о-ой!

Мы приезжаем в Зиму в шесть утра по Москве. Здесь уже есть сотовая связь, но нам придется подождать, когда наши родные в Орле проснутся. А пока получаем возможность ощутить неземное блаженство, сходив в горячий душ. Как только мы притащили свои пожитки в зал ожидания, к нам подошла сотрудница вокзала и предложила искупаться — 35 рублей с человека. Кто же откажется после стольких дней мытья в ледяной речке? После душа идем в кафе на вокзале. Цивилизация!

А вечером садимся в фирменный поезд «Байкал», еще четыре дня — и мы дома. В Орле первые дни будут заполнены домашними хлопотами, встречами с родными и друзьями, бесконечными рассказами о нашем путешествии. И уже через пару дней так захочется вернуться назад, в Саяны, на эту прекрасную, быстро меняющуюся, ставшую такой родной речку — Оку!

Ольга ГАЛАКТИОНОВА.

Если вы исколесили уже почти всю Россию и вам хочется экзотики, отправляйтесь на восток. Туры в Китай 2010 раскроют для вас самые удивительные уголки этой загадочной страны. Поездка в Китай оставит в вашей памяти только незабываемые впечатления.

Лента новостей

Отчетность

самые читаемые за месяц