Красная строка № 36 (302) от 28 ноября 2014 года

Разговор с господином Вдовиным о нравственности

В прошлом номере «Красной строки» в материале «Вы забыли про бубенцы!» ваш покорный слуга отреагировал на одну странность, которая почему-то не обратила на себя внимание широкой общественности. На сайте Орловского город­ского Совета появились «законодательные инициативы» Орловской городской администрации, предложившей депутатам изменить герб и флаг г. Орла. В результате изменений герб города первого салюта «украсился» бы массивной золотой то ли короной, то ли фрагментом крепостной стены с мечами и лаврами, а с флага исчезла бы советская символика — золотые звезда, серп и молот.

«Корона», будто пришедшая из мультиков, явно заменяла собой советскую историю, героическую без примесей и особенно ценную для Орла еще и потому, что день освобождения является официальным Днем города, главным городским праздником.

К подобным инициативам — стремлению уничтожить советские символы — привыкли, например, в Литве, в некоторых, особенно больных, сегментах Украины. Я бы не удивился, если бы автором предложений оказалась какая-нибудь Даля Грибаускайте или, на худой конец, какой-нибудь Яйценюк. Но в данном случае инициатива исходит от Орловской городской администрации.

В оправдание ее можно сказать лишь то, что там без разрешения сверху в последнее время даже чихать опасаются. Поэтому оставлять это дело безнаказанным, отданным лишь на суд депутатов, мы посчитали неправильным.

Пытаясь указать авторам пластилиновой «короны», отсылающей, по всей видимости, в далекое прошлое, что негоже подменять реальность нарисованными придумками, я высказал свое мнение об утверждении административных геральдистов, будто на протяжении 300 лет, по сути — всей своей истории, крепость Орел только и делала, что мужест­венно отражала нападения врагов. Всякому, знакомому с историей, подобные «новеллы» явно покажутся взятыми с потолка.

Заметил я — специально для штатных пустозвонов, любящих гордиться тем, к чему они непричастны и привыкших купаться в лучах незаслуженной славы (чиновничий статус, видимо, позволяет), что, надувая щеки при словах «Город Первого салюта», не следует забывать: во время боев на Курской дуге Орел все-таки находился с немецкой стороны. И сдан был врагу без боя. Тем страннее мне показалась законодательная попытка стереть с городского флага советские символы, которые на красном знамени, установленном в городе при его освобождении, были. Кто-то захотел подкорректировать событие, которое ему не по душе? Мне не по душе — подобная активность. Об этом и написал.

В день выхода материала редактору позвонил первый заместитель педседателя областного Совета М. Вдовин. Он сообщил, что будет защищать от автора газетного материала Орел и орловцев, и пообещал поднять на борьбу общественность.

Вскоре «Попечительский совет по возрождению Дворян­ского гнезда», где председателем М. Вдовин, в его же личном блоге опубликовал заявление, правда, без подписей.

Оставим «попечителей» в покое и поговорим о возмущенном чиновнике. Его можно было бы проигнорировать, но тема — защита Отечества, нравственности, правды во всей ее полноте — важна, а главный борец за правду (Вдовин, разумеется) повел себя в этом благородном деле как-то… по-хамски, что ли? А это дискредитирует идею борьбы. (С заявлением попечителей каждый может ознакомиться сам).

В орловской чиновничьей среде распространен тип людей, которые свою нравственную и профессиональную пустоту маскируют завесой из ничего не стоящих слов и какой-нибудь придуманной роли. Они умудряются оставаться у кормушки при любой власти, даже когда она меняет полюса. Как им удается сочетать декларируемую принципиальность с конъюнктурой — загадка. Во всяком случае, для меня.

Некоторые ничего загадочного в этом феномене не видят. Вот, например, как бывший начальник М. Вдовина В. Сафьянов (которого его подчиненный сначала рекламировал в качестве замечательного градоначальника, а после изменившейся политической конъюнктуры спокойно «сдал») отзывался о депутате. Фрагмент интервью, опубликованного в нашей газете вскоре после того, как В. Сафьянова так некрасиво «ушли» с должности мэра.

« — На нем (М. Вдовине. — С. З.) после вашей отставки лица не было. Вы не имели с ним где-нибудь в коридоре разговора об офицерской чести?

В. Сафьянов: — Вдовин не имеет офицерской чести.

— Это можно процитировать?

— Можете написать, что в своих действиях и поступках нужно быть последовательным, а честь для Вдовина — понятие условное. Когда мы спорили, как правильно себя вести — по совести или выбирать для себя материальные блага, Вдовин говорил, что выбирает для себя материальные блага… на данном этапе. Так вот, совестью не торгуют. Она либо есть, либо ее нет».

Вот такой феномен. Поэтому когда М. Вдовин анализирует мои тексты с позиции нравственности, я спокоен.

Можно, конечно, объяснять данный феномен отсылами к Майн Риду, ставшими в Орле традиционными. Но только ли в этом дело?

Профессионально и нрав­ственно пустые люди сильно переживают, когда обнажается их пустота. Они — имитаторы. А реальность и имитация — антиподы.

Вдовин, как я понял, гордится абсолютно всем, что происходило в орловской истории. Я горжусь не всем. Тем, что Орел за государственную измену в 17-м веке получил обидное прозвище «Орел да Кромы — первые воры», а в 20-м был сдан фашистам без боя — не горжусь. Чем тут гордиться?

О последнем — специально для М. Вдовина, который по роду службы в МЧС, конечно же, не мог знать о мобилизационных планах и прочей ерунде.

Война — Великая Отечественная — к началу октября 1941 года, когда случилось это негерои­ческое событие, сдача города, — длилась три месяца. За этот срок не то что каждый солдат, каждый чиновник должен был выучить свой маневр, иметь письменное предписание на тот случай, если враг окажется у ворот. Дело каждого на войне — врага бить. Или — в случае с чиновниками — хорошо это битье организовывать. К началу октября в Орле должны были быть организованы пункты выдачи оружия военнообязанным. Как это бывает: враг рядом, тогда рабочий выключает станок, бухгалтер, если не очень секретный, снимает нарукавники, и оба берут в руки винтовки, занимая свое место на заранее подготовленных позициях. Если есть приказ эвакуироваться, город эвакуируется, уничтожая при этом все материальные ценности, чтобы ничего не досталось врагу. Всем руководит власть. Власть 3 октября 1941 года из города Орла исчезла. Гордиться этим даже при желании я не могу.

Гордиться нужно реальными подвигами всех советских людей, русского народа, переломившего хребет фашизму. И в этом смысле как объяснить ветеранам Великой Отечественной исчезновение с орловского флага звезды, серпа и молота — символов страны, за которую они сражались? А об этой угрозе в заявлении «общественности» — нет ни слова.

Не надо имитировать патриотизм. Он или есть, или его нет.

Сергей Заруднев.

Лента новостей